ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Люди необразованные в глазах толпы кажутся более убедительными, чем образованные.[275]

Одна жрица не позволяла своему сыну говорить политические речи, сказав: «Если ты будешь говорить справедливое, тебя возненавидят люди, если несправедливое – боги». Но можно также сказать, что должно говорить такие речи, ибо если ты будешь говорить справедливое, тебя полюбят боги, если несправедливое – люди.[276]

Прорицатели выражаются о деле общими фразами именно потому, что здесь менее всего возможна ошибка. Как в игре в «чет и нечет» скорее можно выиграть, говоря просто «чет» или «нечет», чем точно обозначая число.[277]

Написанное должно быть удобочитаемо и удобопонимаемо, а это – одно и то же.[278]

Речь должна обладать ритмом, но не метром, так как в последнем случае получатся стихи.[279]

Ямб есть (…) форма речи большинства людей.[280]

Стиль речи письменной – самый точный, а речи полемической – самый актерский.[281]

Ирония отличается более благородным характером, чем шутовство, потому что в первом случае человек прибегает к шутке ради самого себя, а шут делает это ради других.[282]

Одни копят, словно должны жить вечно, а другие тратят, словно тотчас умрут.[283]

Друг – это одна душа в двух телах.[284]

Мудрец не свободен от страстей, а умерен в страстях.[285]

Один болтун, сильно докучавший ему [Аристотелю] своим пустословием, спросил его: «Я тебя не утомил?» Аристотель ответил: «Нет, я не слушал».[286]

[Аристотеля] попрекали, что он подавал милостыню человеку дурного нрава; он ответил: «Я подаю не нраву, а человеку».[287]

[Аристотелю] сказали, что кто-то бранит его заочно; он сказал: «Заочно пусть он хоть бьет меня!»[288]

Человек по своей природе есть существо общественное.

Надежда – это сон наяву.

У всякого человека в отдельности и у всех вместе есть, можно сказать, известная цель, стремясь к которой они одно избирают, другого избегают.

Жизнь требует движения.

Невежда удивляется, что вещи таковы, каковы они суть, и такое удивление есть начало знания; мудрец, наоборот, удивился бы, если бы вещи были иными, а не таковыми, какими он их знает.

Это долг – ради спасения истины отказаться даже от дорогого и близкого.

Человек, достигший полного совершенства, выше всех животных; но зато он ниже всех, если он живет без законов и без справедливости. Действительно, нет ничего чудовищнее вооруженной несправедливости.

Более подходит нравственно хорошему человеку выказать свою честность.

Платон – друг, но истина дороже.

Назначение человека – в разумной деятельности.

Деяние есть живое единство теории и практики.

Каждый человек должен преимущественно браться за то, что для него возможно и что для него пристойно.

Начало есть более чем половина всего.

Ничто так не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие.

Лучше в совершенстве выполнить небольшую часть дела, чем сделать плохо в десять раз более.

Учителя, которым дети обязаны воспитанием, почтеннее, чем родители: одни дарят нам только жизнь, а другие – добрую жизнь.

Между человеком образованным и необразованным такая же разница, как между живым и мертвым.

Воспитание – в счастье украшение, а в несчастье – прибежище.

Ученикам, чтобы преуспеть, надо догонять тех, кто впереди, и не ждать тех, кто позади.

Тот, кто обозревает немногое, легко выносит суждение.

Совершенно очевидно, что из числа полезных (в житейском обиходе) предметов следует изучать те, которые действительно необходимы, но не все без исключения.

Каждому человеку свойственно ошибаться, но никому, кроме глупца, не свойственно упорствовать в ошибке.

Мудрость – это самая точная из наук.

Ошибаться можно различно, верно поступать можно лишь одним путем, поэтому-то первое легко, а второе трудно; легко промахнуться, трудно попасть в цель.

Разумный гонится не за тем, что приятно, а за тем, что избавляет от неприятностей.

Достоинство речи – быть ясной и не быть низкой.

Чересчур блестящий слог делает незаметными как характеры, так и мысли.

Ясность – главное достоинство речи.

Всего приятнее для нас те слова, которые дают нам какое-нибудь знание.

Из привычки так или иначе сквернословить развивается и склонность к совершению дурных поступков.

Хвалить людей в лицо – признак лести.

Все льстецы – прихвостни.

Шутка есть ослабление напряжения, поскольку она отдых.

Шутить надо для того, чтобы совершать серьезные дела.

Остроумен тот, кто шутит со вкусом.

Хороша книга, если автор в ней высказывает только то, что следует, и так, как следует.

Свойство тирана – отталкивать всех, сердце которых гордо и свободно.

Кто спрашивает, почему нам приятно водиться с красивыми людьми, тот слеп.

Природа дала человеку в руки оружие – интеллектуальную моральную силу, но он может пользоваться этим оружием и в обратную сторону, поэтому человек без нравственных устоев оказывается существом и самым нечестивым и диким, низменным в своих половых и вкусовых инстинктах.

Не для того мы рассуждаем, чтобы знать, что такое добродетель, а для того, чтобы стать хорошими людьми.

вернуться

275

«Риторика», II, 22, 1395b

вернуться

276

«Риторика», II, 23, 1399а

вернуться

277

«Риторика», III, 5, 1407b

вернуться

278

«Риторика», III, 5, 1407b

вернуться

279

«Риторика», III, 8, 1408b

вернуться

280

«Риторика», III, 8, 1408b

вернуться

281

«Риторика», III, 12, 1413b

вернуться

282

«Риторика», III, 18, 1419b

вернуться

283

Диоген Лаэртский, V, 20

вернуться

284

Диоген Лаэртский, V, 20

вернуться

285

Диоген Лаэртский, V, 31

вернуться

286

Диоген Лаэртский, V, 20

вернуться

287

Диоген Лаэртский, V, 17

вернуться

288

Диоген Лаэртский, V, 18

11
{"b":"275","o":1}