ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Советница Его Темнейшества
Стеклянная ловушка
Мир внизу
С милым и в хрущевке рай
Свидание напоказ
Книга рецептов стихийного мага
Ответ перед высшим судом
Наследие
400 страниц моих надежд
Содержание  
A
A

Что сделано достаточно хорошо, сделано достаточно быстро.[2597]

Лучше потерять друга, чем острое слово.[2598]

Совесть – тысяча свидетелей.[2599]

Лжецу нужна хорошая память.[2600]

Родись либо царем, либо дураком.[2601]

Старое дерево скорее сломаешь, чем выпрямишь.[2602]

Триумфатору на (…) торжественной колеснице (…) шепчут: «Оглянись! Помни, что ты [всего лишь] человек!»[2603]

Императоры

Аврелиан (Луций Клавдий Домиций Аврелиан)

(214—275 гг.)

император с 270 г.

Он родился не для того, чтобы жить, а для того, чтобы пить. (Аврелиан об одном из своих полководцев.)[2604]

Адриан (Публий Элий Адриан)

(76—138 гг.)

император с 117 г.

Одному человеку, голова которого уже седела, он [Адриан] в чем-то отказал; когда тот, покрасив волосы, вторично обратился к нему с просьбой, он ответил: «Я уже отказал в этом твоему отцу».[2605]

Когда одному из них [друзей Адриана] жена написала, что он, увлеченный удовольствиями и купаниями, не хочет к ней вернуться, – об этом через тайных агентов узнал Адриан. В ответ на его просьбу дать ему отпуск император упрекнул его за купания и удовольствия. «Неужели, – воскликнул тот, – и тебе жена написала то же, что и мне?»[2606]

Домициан (Тит Флавий Домициан)

(51—96 гг.)

император с 81 г.

Правитель, который не наказывает доносчиков, тем самым их поощряет.[2607]

Правителей, которые мало расточают наказаний, следует называть не добрыми, а удачливыми.[2608]

Нерон Клавдий Цезарь

(37—68 гг.)

император с 54 г.

Когда ему [Нерону] предложили на подпись указ о казни какого-то уголовного преступника, он воскликнул: «О если бы я не умел писать!»[2609]

Кто-то сказал в разговоре: «Когда умру, пускай земля огнем горит!» – «Нет, – прервал его Нерон, – Пока живу!»[2610]

Пришли вести, что взбунтовались и остальные войска. (…) [Нерон] бросился искать (…) опытного убийцу, чтобы от его руки принять смерть, – но никого не нашел. «Неужели нет у меня ни друга, ни недруга?» – воскликнул он.[2611]

Какой великий артист погибает! (Последние слова Нерона).[2612]

Александр Север

(208—235 гг.)

император с 222 г.

Я был всем, и все это ни к чему. (Последние слова).[2613]

Тиберий (Тиберий Клавдий Нерон)

(42 до н.э.—37 н.э.)

император с 14 г.

Оскорбление богов – дело самих богов.[2614]

Пусть ненавидят, лишь бы соглашались.[2615]

Оскорбительные о нем стишки он [Тиберий] переносил терпеливо и стойко, с гордостью заявляя, что в свободном государстве должны быть свободны и мысль, и язык.[2616]

Наместникам, которые советовали ему обременить провинции налогами, он [Тиберий] ответил, что хороший пастух стрижет овец, но не сдирает с них шкуры.[2617]

Сенат предложил назвать именем Тиберия месяц (…), тот ответил: «А что вы будете делать, если у вас будет тринадцать цезарей?»[2618]

Тит Флавий

(39—81 н.э.)

император с 79 г.

Когда однажды за обедом он [император Тит Флавий] вспомнил, что за целый день никому не сделал хорошего, то произнес (…): «Друзья мои, я потерял день!»[2619]

Флавий Клавдий Юлиан Отступник

(331—363 гг.)

римский император с 361 г., автор писем, речей и памфлетов

Чего же нам просить? Чтобы боги послали беднякам (…) золотой дождь? Но если бы даже так и случилось, мы тотчас же послали бы своих слуг и расставили всюду сосуды, чтобы отогнать всех и нам одним захватить дары богов, предназначенные для всех.[2620]

Кто пренебрегает возможным, делая вид, что стремится к невозможному, на самом деле и не старается достигнуть одного и не выполняет другого.[2621]

Если пророки и толкователи какого-либо бога были негодными, это не мешает ему быть великим богом.[2622]

Убеждать и поучать людей надлежит не кулаками, (…) а разумными доводами.[2623]

Нумерий, недавно бывший наместником Нарбоннской провинции, был привлечен к ответственности за хищения (…). Так как обвиняемый отпирался и не удавалось ни в чем изобличить его, то Дельфидий, весьма горячий обвинитель, расстроился оттого, что доказательства оказывались недостаточными, и воскликнул: «Может ли кто-либо оказаться виновным, (…) если достаточно отрицать обвинение?» На это Юлиан немедленно дал остроумный ответ: «Может ли кто оказаться невинным, если достаточно предъявить обвинение?»[2624]

Полководцы и государственные мужи

Луций Вителлий

(I в.)

консул, отец императора Вителлия

вернуться

2597

Светоний. «Божественный Август», 25

вернуться

2598

Квинтилиан. «Воспитание оратора», VI, 3, 28

вернуться

2599

Квинтилиан. «Воспитание оратора», V, 11, 41

вернуться

2600

Квинтилиан. «Воспитание оратора», IV, 2

вернуться

2601

Сенека. «Сатира на смерть императора Клавдия»

вернуться

2602

Квинтилиан. «Воспитание оратора», 1, 3

вернуться

2603

Тертуллиан. «Апология», 33, 4

вернуться

2604

«Писатели истории августов», XXIX, 14, 3

вернуться

2605

«Писатели истории августов», I, 20, 8

вернуться

2606

«Писатели истории августов», I, 11, 6

вернуться

2607

Светоний. «Домициан», 9, 3

вернуться

2608

Дион Кассий. «Римская история», 67, 2

вернуться

2609

Светоний. «Нерон», 10, 2

вернуться

2610

Светоний. «Нерон», 38, 1

вернуться

2611

Светоний. «Нерон», 47, 3

вернуться

2612

Светоний. «Нерон», 49, 1

вернуться

2613

«Писатели истории августов», X, 18, 11

вернуться

2614

Тацит. «Анналы», I, 73

вернуться

2615

Светоний. «Тиберий», 59, 2

вернуться

2616

Светоний. «Тиберий», 28

вернуться

2617

Светоний. «Тиберий», 32, 2

вернуться

2618

Лион Кассий. «Римская история», 57, 18

вернуться

2619

Светоний. «Божественный Тит», 8, 1

вернуться

2620

Письма, 290b

вернуться

2621

Письма, 293d

вернуться

2622

Письма, 295d

вернуться

2623

Письма, 423b

вернуться

2624

Аммиан Марцеллин. «Римская история», XVIII, 1, 2

112
{"b":"275","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга рецептов стихийного мага
Сфинкс. Тайна девяти
Mass Effect. Андромеда: Восстание на «Нексусе»
Ложь без спасения
Крокодилий сторож
Мой нелучший друг
Темное дело
Убийство Спящей Красавицы
Земное притяжение