ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Для того, кто живет еще в этом мире, никакое покаяние не поздно.[3528]

Кто слишком желает отмщения за себя, пусть помыслит, что не отмщен еще Тот, Кто творит отмщение.[3529]

Тот не может уже иметь Отцом Бога, кто не имеет матерью Церковь.[3530]

Вина раздора [в церкви] не очищается даже страданием. Не может быть мучеником тот, кто не находится в Церкви.[3531]

Господу надобно молиться с искренним вниманием и умолять не звуком голоса, но сердцем и чувством. (…) Как ты требуешь, чтобы Бог услышал тебя, когда ты сам себя не слышишь? Как хочешь, чтобы Бог во время твоего моления помнил о тебе, когда ты сам о себе не помнишь?[3532]

[Христос] не хотел, чтобы молитва была совершаема врозь и частно так, чтобы молящийся молился только за себя. В самом деле, мы не говорим: Отче мой, иже еси на небесех, – хлеб мой насущный даждь ми днесь; каждый из нас не просит об оставлении только своего долга, не молится об одном себе, чтобы не быть введену во искушение и избавиться от лукавого. У нас всенародная и общая молитва, и когда мы молимся, мы молимся не за одного кого-либо, но за весь [церковный] народ, потому что мы – весь народ – составляем одно.[3533]

Кто милосердствует о нищих, тот дает взаймы Богу.[3534]

В заповедях для большей пользы необходимо умалчивать о некоторых предметах; а то ведь часто увлекаются тем, что запрещается.[3535]

Запрещено смотреть на то, что запрещается делать.[3536]

Какое зрелище без идола? Какое игрище без [языческого] жертвоприношения? (…) Идолослужение (…) есть мать всех игрищ.[3537]

Для похоти недостаточно наслаждаться настоящим злом, – нет, она хочет через зрелище усвоить себе и то, чем грешили еще в давние времена.[3538]

Другие [виды] зла имеют предел, и всякий грех оканчивается совершением греха; (…) [зависть] же не имеет предела: это зло, пребывающее непрерывно; это грех без конца![3539]

Если христианин (…) помнит, под каким условием (…) он уверовал, то будет (…) помнить, что ему в этом веке должно претерпеть более, чем другим.[3540]

Мученичество не в твоей состоит власти, а в воле Божией (…). Иное дело – недостаток готовности к мученичеству, а иное – недостаток мученичества при готовности к нему. (…) Бог не хочет крови нашей, а требует веры.[3541]

Зачем же нам просить и молить, да приидет Царство Небесное, когда нам приятен земной плен? Зачем, в часто повторяемых молитвах, мы просим о скором наступлении дня Царства, когда сильнее и пламеннее желаем работать здесь, на земле, диаволу, нежели царствовать на небе со Христом?[3542]

Не должно оплакивать братьев наших (…), они (…) не погибают, а только предшествуют нам, подобно путешественникам и мореплавателям. Мы должны устремляться за ними любовию, но никак не сетовать о них: не должны надевать здесь траурных одежд, когда они уже облеклись там в белые ризы; а иначе подадим повод язычникам справедливо осуждать нас за то, что мы, как совершенно погибших, оплакиваем тех, которые, по словам нашим, живут у Бога.[3543]

Нет спасения вне церкви.[3544]

Климент Александрийский

(? – до 215 г.)

греческий философ,

глава христианской школы в Александрии

Нельзя же на том основании, что человеку смеяться естественно, все делать предметом смеха. И лошадь ведь, которой ржать естественно, не на все ржет.[3545]

Как праведников может быть много, так и пути спасения их многочисленны.[3546]

Можно быть верующим и без науки; зато уразуметь существо веры неуч не в состоянии.[3547]

У обученных и чувства более изощренны.[3548]

Вера – это свободный выбор, поскольку она есть некое стремление, и стремление разумное. Но так как в начале (…) каждого действия лежит свободный выбор, то выходит, что и вера есть его начало, основа всякого разумного выбора.[3549]

От доказательств (…) вера тверже быть не может.[3550]

Страх Божий заключается в боязни греха (…). Не самого Бога боюсь я, а боюсь низвержения с лона Его.[3551]

Человек добродетельный (…) [живет] на границе, отделяющей природу бессмертную от смертной.[3552]

Вожделение не происходит от тела, хотя и удовлетворяется телом.[3553]

Человек должен стремиться к познанию Бога не из-за желания спастись, но ради божественной красоты и величия, святости, превосходства и сверхъестественности самого этого знания.[3554]

Нет познания, которое не имело бы связи с верой; равно как нет и веры, которая не зависела бы от познания.[3555]

Вера есть слух, ухо души.[3556]

Есть среди них [христиан] боящиеся эллинской философии, подобно тому как дети боятся привидений. Если вера их – я уже не осмеливаюсь говорить об их познании – в такой степени слаба, что можетколебаться от человеческих рассуждений, то не стоит ее себе и приписывать; пусть эти немощные признают, что никогда и не верили в истину.[3557]

вернуться

3528

«К Деметриану»

вернуться

3529

«О благе терпения»

вернуться

3530

«О единстве церкви»

вернуться

3531

«О единстве церкви»

вернуться

3532

«О единстве церкви»

вернуться

3533

«О единстве церкви»

вернуться

3534

«О единстве церкви»

вернуться

3535

«О зрелищах»

вернуться

3536

«О зрелищах»

вернуться

3537

«О зрелищах»

вернуться

3538

«О зрелищах»

вернуться

3539

«О ревности и зависти»

вернуться

3540

«О смертности»

вернуться

3541

«О смертности»

вернуться

3542

«О смертности»

вернуться

3543

«О смертности»

вернуться

3544

Письма, 73, 21, 2

вернуться

3545

«Педагог», II, 5

вернуться

3546

«Строматы» («Узоры»), I, 4

вернуться

3547

«Строматы», I, 6

вернуться

3548

«Строматы», I, 6

вернуться

3549

«Строматы», II, 2

вернуться

3550

«Строматы», II, 2

вернуться

3551

«Строматы», II, 8

вернуться

3552

«Строматы», II, 18

вернуться

3553

«Строматы», III, 4

вернуться

3554

«Строматы», IV, 22

вернуться

3555

«Строматы», V, 1

вернуться

3556

«Строматы», V, 1

вернуться

3557

«Строматы», VI, 10

148
{"b":"275","o":1}