ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Погрешности свои старайся не прикрывать словами, но врачевать обличениями.

Одному только разуму, как мудрому попечителю, должно вверять всю жизнь.

Все исследуй, давай разуму первое место.

Полезнее камень наобум бросить, чем слово пустое.

Как ни коротки слова «да» и «нет», все же они требуют самого серьезного размышления.

Одно и то же, что от полыни горечь отнять и что у слова дерзость отсечь.

Шутку, как и соль, должно употреблять с умеренностью.

Для познания нравов какого ни есть народа старайся прежде изучить его язык.

Молчи или говори что-нибудь получше молчания.

Лесть подобна оружию, нарисованному на картине: она доставляет приятность, а пользы никакой.

Избери себе друга; ты не можешь быть счастлив один: счастье есть дело двоих.

Живи с людьми так, чтобы твои друзья не стали недругами, а недруги стали друзьями.

Человек умирает в опьянении от вина; он беснуется в опьянении от любви.

Благоразумная супруга! Если желаешь, чтобы муж твой свободное время проводил подле тебя, то постарайся, чтоб он ни в каком ином месте не находил столько приятности, удовольствия, скромности и нежности.

Берегите слезы ваших детей, дабы они могли проливать их на вашей могиле.

Омывай полученную обиду не в крови, а в Лете, реке забвения.

Прежде всего не теряй самоуважения!

Не делай ничего постыдного ни в присутствии других, ни втайне. Первым твоим законом должно быть уважение к себе самому.

Во время гнева не должно ни говорить, ни действовать.

Как старинное вино непригодно к тому, чтобы его много пить, так и грубое обращение непригодно для собеседования.

Пьянство есть упражнение в безумстве.

Неразумные при выпивании вина доходят до опьянения, а при несчастьях – до совершенной потери ума.

Спроси у пьяницы, как бы он мог перестать пьянствовать? Я отвечу за него: пусть почаще вспоминает о делах, какие он делает в пьяном виде.

У хвастунов, так же как и в позлащенном оружии, внутреннее не соответствует наружному.

Только неблагородный человек способен в глаза хвалить, а за глаза злословить.

Никто не должен преступать меру ни в пище, ни в питии.

Платон

(427—347 гг. до н.э.)

афинский философ, ученик Сократа

Покажи мне свою немногословность, а многословие покажешь в другой раз.[600]

Поступать несправедливо хуже, чем терпеть несправедливость.[601]

Я слышал от одного мудрого человека, что теперь мы мертвы и что тело – наша могила.[602]

[Единоличных правителей] власть толкает (…) на самые тяжкие и нечестивые проступки. (…) Худшие преступники выходят из числа сильных и могущественных.[603]

Трудно (…) и потому особенно похвально – прожить всю жизнь справедливо, обладая полной свободою творить несправедливость.[604]

Не казаться хорошим должно человеку, но быть хорошим.[605]

Если первое благо – быть справедливым, то второе – становиться им, искупая вину наказанием.[606]

Как поэты любят свои творения, а отцы – своих детей, так и разбогатевшие люди заботливо относятся к деньгам – не только в меру потребности, как другие люди, а так, словно это их произведение. Общаться с такими людьми трудно: ничто не вызывает их одобрения, кроме богатства.[607]

Самое великое наказание – это быть под властью человека худшего, чем ты, когда сам ты не согласился управлять.[608]

Мусическое [музыкальное] искусство (…) всего более проникает в глубь души и всего сильнее ее затрагивает.[609]

[В государствах] заключены два враждебных между собой государства: одно – бедняков, другое – богачей; и в каждом из них опять-таки множество государств.[610]

Не бывает потрясения в стилях музыки без потрясения важнейших политических законов.[611]

В образцово устроенном государстве жены должны быть общими, дети – тоже, да и все их воспитание будет общим.[612]

Пока в государствах не будут царствовать философы, либо (…) нынешние цари и владыки не станут благородно и основательно философствовать и это не сольется воедино – государственная власть и философия, (…) до тех пор (…) государствам не избавиться от зол.[613]

… Люди как бы находятся в подземном жилище наподобие пещеры, где во всю ее длину тянется широкий просвет. (…) Люди обращены спиной к свету, исходящему от огня, который горит далеко в вышине (…). Разве ты думаешь, что (…) люди что-нибудь видят, (…) кроме теней, отбрасываемых огнем на расположенную перед ними стену пещеры? (…) Восхождение и созерцание вещей, находящихся в вышине, – это подъем души в область умопостигаемого.[614]

Есть два рода нарушения зрения (…): либо когда переходят из света в темноту, либо из темноты – в свет. То же самое происходит и с душой.[615]

Не следует, чтобы к власти приходили те, кто прямо-таки в нее влюблен. А то с ними будут сражаться соперники в этой любви.[616]

Тирания возникает, конечно, не из какого иного строя, как из демократии; иначе говоря, из крайней свободы возникает величайшее и жесточайшее рабство.[617]

Когда появляется тиран, он вырастает (…) как ставленник народа.[618]

Первой его [тирана] задачей будет постоянно вовлекать граждан в какие-то войны, чтобы народ испытывал нужду в предводителе. (…) А если он заподозрит кого-нибудь в вольных мыслях и в отрицании его правления, то таких людей он уничтожит под предлогом, будто они предались неприятелю.[619]

вернуться

600

«Горгий», 449с

вернуться

601

«Горгий», 473а

вернуться

602

«Горгий», 493a

вернуться

603

«Горгий», 525d, 526a

вернуться

604

«Горгий», 526а

вернуться

605

«Горгий», 527b

вернуться

606

«Горгий», 527b—527с

вернуться

607

«Государство», I, 330с

вернуться

608

«Государство», I, 347с

вернуться

609

«Государство», III, 401d

вернуться

610

«Государство», IV, 422e – 423а

вернуться

611

«Государство», IV, 424с

вернуться

612

«Государство», VIII, 543а

вернуться

613

«Государство», V, 473е – d

вернуться

614

«Государство», VII, 514—515а, 517b

вернуться

615

«Государство», VII, 518a

вернуться

616

«Государство», VII, 521b

вернуться

617

«Государство», VIII, 564а

вернуться

618

«Государство», VIII, 565d

вернуться

619

«Государство», VIII, 566е, 567а

26
{"b":"275","o":1}