Содержание  
A
A
1
2
3
...
29
30
31
...
153

Знаки доверия порождают обратное доверие и проявления любви – такую же любовь.[700]

Ловля с помощью отравы позволяет легко и быстро добыть рыбу, но портит ее, делая несъедобной; так и жены, которые ворожбою и приворотными зельями стараются удержать при себе мужей, чувственными наслаждениями пленяют их, но живут потом с умалишенными и безумными. Даже Кирке [Цирцее] никакой не было пользы от заколдованных ею, и не знала она, что с ними делать, превращенными в ослов и свиней, зато в Одиссея, который оставался в здравом уме и держался с нею осмотрительно, влюбилась до беспамятства.[701]

Эллинам, служившим в войске у Кира, военачальники приказали встречать врага молча, если он нападет с криком, и, наоборот, бросаться на него с криками, если враг молчит. Умная жена, пока разгневанный муж кричит и бранится, хранит молчание, и лишь когда он умолкает, заводит с ним разговор, чтобы смягчить его и успокоить.[702]

Есть люди, которые оттого, что не имеют, чем им заняться всерьез, бросаются в общественные дела, превращая их в некий род препровождения времени.[703]

[Об афинянах:] Едва ли кому можно доставить так много удовольствия похвалами, но так мало огорчения насмешками. Начальников своих они заставляют трепетать, а врагам являют милость.[704]

Придворные льстецы (…), словно птицеловы, подражают голосам и перенимают повадки тех, на кого охотятся.[705]

[Совет государственному мужу:]

Спеши развить и украсить собственный характер, затем что тебе предстоит жить, словно в театре, на глазах у зрителей.[706]

Беременных женщин подчас тянет поесть камней, а страдающие морской болезнью требуют соленой воды или еще чего-нибудь в этом роде – а чуть позже взятое в рот выплюнуто и смотреть на него не хочется. Вот так и народ по легкомыслию, или по надменности, или по недостатку в более достойных вождях может прибегнуть к услугам кого попало, но не перестает выказывать им презрение и отвращение и всегда рад услышать насмешки над ними.[707]

В Лакедемоне, когда некий человек дурных нравов внес однажды дельное предложение, народ его отверг, а эфоры велели одному из старейшин, выбранному для этого по жребию, повторить предложение от своего лица, как бы перенеся его из нечистого сосуда в чистый и тем сделав приемлемым для сограждан. Такую силу имеет в государственных делах доверие или недоверие к личной порядочности деятеля.[708]

Пословица говорит, что волка за уши не удержишь, но граждан и государство только за уши и следует вести, не подражая тем, кто, по невежеству и неспособности в искусстве слова, прибегает к приемам пошлым и низменным, обращается вместо слуха к утробам и кошелькам.[709]

Непристойные речи [политика] позорят больше того, кем, чем того, про кого они говорятся.[710]

Если одна нога закована в колодку, то не надо просовывать в колодку и голову.[711]

С народом (…) надо обращаться как с влюбленным, держась от него подальше и заставляя тосковать о своем отсутствии.[712]

[Греку, решившему заняться политической деятельностью:]

Попроще надо шить хламиду (…) и не возлагать непомерно горделивых украшений на свой венок, видя римский сапог над головой. Подражай лучше актерам, которые влагают в представление свою страсть, свой характер, свое достоинство, но не забывают прислушиваться к подсказчику, чтобы не выйти из меры и границ свободы, данной им руководителем игр. Если ты собьешься, тебя ждет не свист, не смех, не пощелкиванье языком; многих уже постиг «Топор-головосек, судья безжалостный».[713]

Государственный муж обязан считать предпочтительнее поражение от сограждан, нежели победу ценой насилия и урона для городских установлений.[714]

Умение повелевать и умение повиноваться связаны между собою. (…) При демократическом устройстве человек недолгое время приказывает, но всю остальную жизнь слушается.[715]

Благороднейшее и полезнейшее искусство – повиноваться тому, кто над тобой законно поставлен, даже если ему по случайности недостает могущества и славы. Принято же на сцене, чтобы актер для первых ролей, будь то хоть сам Феодор или Пол, представал перед исполнителем третьих ролей как служитель и почтительно к нему обращался, если у того венец и скипетр.[716]

Кто способен извлекать корысть из общественных дел, способен и на окрадывание могил.[717]

Ни на одну из трехсот статуй [тирана] Деметрия Фалерского не успела сесть ни ржавчина, ни грязь, потому что все они были уничтожены еще при его жизни.[718]

Говорят, что погубил народ тот, кто первым его подкупил; (…) толпа теряет свою силу, когда ставит себя в зависимость от подачек. Но подкупающим стоит поразмыслить над тем, что себя они тоже губят, когда тщатся ценой великих затрат приобрести продажную славу и этим делают толпу уверенной и дерзкой, ибо ей кажется, что в ее власти что угодно дать и что угодно взять.[719]

Болтуны никого не слышат, ибо сами говорят беспрерывно.[720]

Два главнейших и величайших [блага] – слушать и быть выслушану. Ни того ни другого не дано болтунам, и даже в самой страсти своей терпят они неудачу. (…) Они жаждут слушателей, но не находят их, напротив: всякий от болтуна бежит без оглядки.[721]

Глупые речи превращают захмелевшего в пьяного.[722]

Ни одно произнесенное слово не принесло столько пользы, сколько множество несказанных.[723]

Говорить учимся мы у людей, молчать – у богов.[724]

Слово, доколе известно одному человеку, действительно остается тайным, а перейдя ко второму, становится достоянием молвы.[725]

вернуться

700

«Наставление cупругам», 36

вернуться

701

«Наставление супругам», 5

вернуться

702

«Наставление супругам», 37

вернуться

703

«Наставления о государственных делах», 2

вернуться

704

«Наставления о государственных делах», 3

вернуться

705

«Наставления о государственных делах», 3

вернуться

706

«Наставления о государственных делах», 4

вернуться

707

«Наставления о государственных делах», 4

вернуться

708

«Наставления о государственных делах», 4

вернуться

709

«Наставления о государствнных делах», 5

вернуться

710

«Наставления о государственных делах», 14

вернуться

711

«Наставления о государственных делах», 19

вернуться

712

«Наставления о государственных делах», 15

вернуться

713

«Наставления о государственных делах», 17

вернуться

714

«Наставления о государственных делах», 19

вернуться

715

«Наставления о государственных делах», 21

вернуться

716

«Наставления о государственных делах», 21

вернуться

717

«Наставления о государственных делах», 26

вернуться

718

«Наставления о государственных делах», 27

вернуться

719

«Наставления о государственных делах», 28

вернуться

720

«О болтливости», 1

вернуться

721

«О болтливости», 2

вернуться

722

«О болтливости», 4

вернуться

723

«О болтливости», 8

вернуться

724

«О болтливости», 8

вернуться

725

«О болтливости», 10

30
{"b":"275","o":1}