ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лучший дом тот, (…) в котором у хозяина меньше всего дела.[753]

Жизнь есть последовательность человеческих дел, большая часть которых имеет предметом добывание и приготовление пищи.[754]

Пища нам не только средство к жизни, но и средство к смерти.[755]

Тело есть орудие души, а душа орудие бога.[756]

Взаимное послушание и благожелательство, достигнутое без предварительной борьбы, есть проявление бездеятельности и робости и несправедливо носит имя единомыслия.[757]

Славное отличается от позорного более всего надлежащей мерой.[758]

Следовало бы сказать народу: «Один и тот же человек не может быть у вас вместе и правителем и прислужником».[759]

Больше всего толпа почитает тех, перед кем испытывает страх.[760]

Добровольная смерть должна быть не бегством от деяний, но – деянием. Позорно и жить только для себя, и умереть ради себя одного.[761]

Как всегда бывает с людьми, лишенными разума, ему [египетскому царю Птолемею] стало казаться, что самое безопасное – бояться всех и не доверять никому.[762]

Ничтожный поступок, слово или шутка лучше обнаруживают характер человека, чем битвы, в которых гибнут десятки тысяч, руководство огромными армиями и осады городов.[763]

Бог – это общий отец всех людей, но (…) особо приближает к себе лучших из них.[764]

Ответы индийских мудрецов Александру Македонскому:

Кого больше – живых или мертвых? —

(…) Живых, так как мертвых уже нет.

Какое из животных самое хитрое? —

(…) То животное, которое человек до сих пор не узнал.

Что было раньше – день или ночь? —

(…) День был на один день раньше.

Что сильнее – жизнь или смерть? —

(…) Жизнь сильнее, раз она способна переносить столь великие невзгоды.[765]

Задающий мудреные вопросы неизбежно получит мудреные ответы.[766]

Наибольшей любви достоин такой человек, который, будучи самым могущественным, не внушает страха.[767]

Всем людям свойственно, потерпев крушение, вспоминать о требованиях долга и чести.[768]

Не только среди животных бывают такие, что прекрасно видят в потемках, но днем слепнут (…), – точно так же встречаются люди, красноречие и ум которых при сиянии солнца и зычных криках глашатая пропадают, но если дело вершится втихомолку и украдкой, способности их вновь обнаруживаются в полном блеске.[769]

Бессмертия, чуждого нашей природе, и могущества, зависящего большей частью от удачи, мы жаждем и домогаемся, а нравственное совершенство – единственное из божественных благ, доступных нам, – ставим на последнее место.[770]

Поистине подобает полководцу иметь чистые руки.[771]

Говорят греки, что истина – в вине.[772]

Главная причина кровожадности тиранов – это трусость, тогда как источник доброжелательства и спокойствия – отвага, чуждая подозрительности. Вот и среди животных хуже всего поддаются приручению робкие и трусливые, а благородные – смелы и потому доверчивы и не бегут от человеческой ласки.[773]

Хиосец Феодот (…) [предложил] принять Помпея, а затем его умертвить. (…) Дескать, мертвец не укусит.[774]

Мудрость (…) отнюдь не хвалит невинности, кичащейся неведением зла, но считает ее признаком незнания того, что обязан знать всякий человек, желающий жить достойно.[775]

Великие натуры могут таить в себе и великие пороки, и великие доблести.[776]

Народ часто ненавидит именно тех, кому воздает почести и кто с ненасытимой алчностью и спесью принимает их от недоброхотных даятелей.[777]

Дело не только в том, что вместо красоты и добра они [безнравственные цари] гонятся за одной лишь роскошью и наслаждениями, но и в том, что даже наслаждаться и роскошествовать по-настоящему они не умеют.[778]

Я живу в маленьком городке и, чтобы он не сделался еще меньше, охотно в нем остаюсь.[779]

Один кивок человека, внушающего к себе доверие, весит больше многих и пространных периодов.[780]

Я (…) полагаю свойством (…) созданной для государственных дел души (…) хранить свое достоинство куда тщательнее, нежели актеры, которые играют царей (…) и которых мы видим на театре плачущими или же смеющимися не тогда, когда им хочется, но когда этого требует действие или роль.[781]

Первыми предатели продают себя самих.[782]

Учитель гимнастики Гиппомах, по его словам, издали узнавал своих учеников (…), даже если видел только одно – как человек несет с рынка мясо.[783]

Законом установлено, что мстить обидчику справедливее, чем наносить обиду первым, но по природе вещей и то и другое – следствие одной и той же слабости.[784]

Дети способные легче припоминают услышанное однажды, но у тех, кто воспринимает слова учителя с усилием, с напряжением, память более цепкая: все, что они выучат, словно выжженное огнем, запечатлевается в душе.[785]

вернуться

753

«Пир семи мудрецов», 12

вернуться

754

«Пир семи мудрецов», 15

вернуться

755

«Пир семи мудрецов», 16

вернуться

756

«Пир семи мудрецов», 21

вернуться

757

«Агесилай», 5

вернуться

758

«Агесилай», 36

вернуться

759

«Aгид и Клеомен», 2

вернуться

760

«Aгид и Клеомен», 31

вернуться

761

«Aгид и Клеомен», 52

вернуться

762

«Aгид и Клеомен», 54

вернуться

763

«Александр», 1

вернуться

764

«Александр», 27

вернуться

765

«Александр», 64

вернуться

766

«Александр», 64

вернуться

767

«Александр», 64

вернуться

768

«Антоний», 17

вернуться

769

«Арат», 10

вернуться

770

«Аристид», 6

вернуться

771

«Аристид», 24

вернуться

772

«Артаксеркс», 15

вернуться

773

«Артаксеркс», 25

вернуться

774

«Брут», 33

вернуться

775

«Деметрий», 1

вернуться

776

«Деметрий», 1

вернуться

777

«Деметрий», 30

вернуться

778

«Деметрий», 52

вернуться

779

«Демосфен», 2

вернуться

780

«Демосфен», 10

вернуться

781

«Демосфен», 22

вернуться

782

«Демосфен», 31

вернуться

783

«Дион», 1

вернуться

784

«Дион», 47

вернуться

785

«Катон [Младший], 1

32
{"b":"275","o":1}