ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Согласие проще всего найти там, где слабее всего способность сомневаться.[786]

Его боятся, сынок, еще больше, чем ненавидят. (Сарпедон, наставник Катона Младшего, в ответ на его вопрос, почему никто не убьет диктатора Суллу.)[787]

Нет ни одного нравственного качества, чья слава и влияние рождали бы больше зависти, нежели справедливость, ибо ей обычно сопутствует и могущество, и огромное доверие у народа. Справедливых не только уважают, как уважают храбрых, не только дивятся и восхищаются ими, как восхищаются мудрыми, но любят их, твердо на них полагаются, верят им, тогда как к храбрым и мудрым питают либо страх, либо недоверие. (…) Именно по этой причине и враждовали с Катоном все видные люди.[788]

Клятву, данную врагу, нарушают из страха перед ним, а данную богу – из пренебрежения к нему.[789]

И в государственной деятельности есть свой круг побед, и когда он завершен, пора кончать. В состязаниях на государственном поприще – ничуть не меньше, чем в гимнасии, – тотчас обнаруживается, если борца покидают молодые силы.[790]

В речи гораздо более, чем в лице, как думают некоторые, открывается характер человека.[791]

Катон (…) никогда не скупился на похвалы самому себе и отнюдь не избегал прямого хвастовства, считая его спутником великих деяний.[792]

Невозможность похвастаться богатством люди полагают равной его потере, а хвастаются всегда вещами излишними, а не необходимыми.[793]

Государство есть некая совокупность объединившихся частных домов и сильно лишь в том случае, если преуспевают его граждане – каждый в отдельности.[794]

В Спарте полководец, достигший своей цели благодаря хитрости и убедительным речам, приносит в жертву быка, а победивший в открытом бою – петуха. Так даже столь воинственный народ, как спартанцы, полагал слово и разум более достойными и подобающими человеку средствами действия, нежели силу и отвагу.[795]

Робкие врачи, не решающиеся применить нужные лекарства, потерю сил у больного принимают за ослабление болезни.[796]

Вечно у него будет какой-нибудь повод снова попытать счастья: после удачи – уверенность в себе, после неудачи – стыд![797]

Народ (…) боится презирающих его и возвышает боящихся. Ведь для простого народа величайшая честь, если люди высокопоставленные им не пренебрегают.[798]

Народ в некоторых случаях с удовольствием использует опытных, сильных в красноречии и рассудительных людей, однако всегда с подозрением и страхом относится к их таланту, старается унизить их славу и гордость.[799]

Нет ничего постыдного в том, чтобы бежать от гибели, если только не стараешься спасти жизнь бесчестными средствами, равно как нет и ничего хорошего в том, чтобы спокойно встретить смерть, если это сочетается с презрением к жизни. Вот почему Гомер самых неустрашимых и воинственных мужей выводит в бой хорошо и надежно вооруженными, а греческие законодатели карают того, кто бросит свой щит, а не меч или копье, желая этим указать, что каждому (а главе государства или войска – в особенности) надлежит раньше подумать о том, как избежать гибели самому, нежели о том, как погубить врага.[800]

Настоящий полководец должен умереть от старости или, по крайней мере, под старость.[801]

Кони, запряженные в колесницу, бегут быстрее, нежели поодиночке, – не потому, что общими усилиями они легче рассекают воздух, но потому, что их разжигает соревнование и соперничество друг с другом.[802]

Трудно путем исследования найти истину, когда позднейшим поколениям предшествующее время заслоняет познание событий, а история, современная событиям и лицам, вредит истине, искажая ее, с одной стороны, из зависти и недоброжелательства, с другой – из угодливости и лести.[803]

Хорошее искусство – то, которое современникам кажется старинным, а потомкам – новым.[804]

Поскольку поток времени бесконечен, а судьба изменчива, не приходится (…) удивляться тому, что часто происходят сходные между собой события. (…) Если (…) события сплетаются из ограниченного числа подобных частиц, то неминуемо должны помногу раз происходить сходные события, порожденные одними и теми же причинами.[805]

Среди полководцев самыми воинственными, самыми хитроумными и решительными были одноглазые, а именно Филипп [Македонский], Антигон, Ганнибал.[806]

Полководец должен чаще смотреть назад, чем, вперед.[807]

Лучше жить ничтожнейшим гражданином Рима, чем, покинув родину, быть провозглашенным владыкой всего остального мира. (Приписано мятежному римскому полководцу Серторию.)[808]

Душе человека (…) от природы присуща потребность любить, (…) [поэтому] к тем, у кого нет предмета любви, закрадывается в душу и там укрепляется что-нибудь постороннее. (…) Посмотришь иногда – человек не в меру сурово рассуждает о браке и рождении детей, а потом он же терзается горем, когда болеют или умирают дети от рабынь или наложниц (…). Даже при смерти собак и лошадей некоторые от печали доходят до такого позорного малодушия, что жизнь становится им не мила.[809]

Законодатель при составлении законов должен иметь в виду то, что возможно для человека, если он хочет наказывать малое число виновных с пользой, а не многих – без пользы.[810]

Солон приноравливал законы к окружающим обстоятельствам, а не обстоятельства к законам.[811]

Нам, эллинам, бог дал способность соблюдать во всем меру. (Приписано Солону.)[812]

вернуться

786

«Катон [Младший], 1

вернуться

787

«Катон [Младший], 3

вернуться

788

«Катон [Младший], 44—45

вернуться

789

«Лисандр», 8

вернуться

790

«Лукулл», 38

вернуться

791

«Марк Катон», 7

вернуться

792

«Марк Катон», 14

вернуться

793

«Марк Катон», 18

вернуться

794

«Марк Катон», 30, 3

вернуться

795

«Марцелл», 22

вернуться

796

«Марцелл», 24

вернуться

797

«Марцелл», 26

вернуться

798

«Никий», 2

вернуться

799

«Никий», 6

вернуться

800

«Пелопид», 1

вернуться

801

«Пелопид», 2

вернуться

802

«Пелопид», 19

вернуться

803

«Перикл», 13

вернуться

804

Перефразированная мысль Плутарха «Перикл», 13

вернуться

805

«Серторий», 1

вернуться

806

«Серторий», 1

вернуться

807

«Серторий», 18

вернуться

808

«Серторий», 22

вернуться

809

«Солон», 7

вернуться

810

«Солон», 21

вернуться

811

«Солон», 22

вернуться

812

«Солон», 27

33
{"b":"275","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мастер Ветра. Искра зла
Обреченные на страх
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Циник
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Охотник за тенью
Арк
Аграфена и тайна Королевского госпиталя