ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Имеет все тот, кто ничего не желает.[1225]

Клочок земли, у которого больше хозяев, чем требуется работников. (О бедном крестьянском хозяйстве).[1226]

Счастье и умеренность плохо уживаются друг с другом.

Чрезмерное пристрастие к вину закрывает дверь для всех достоинств и открывает ее для всех пороков.

Умеренность есть как бы мать хорошего здоровья.

Флавий Вегеций Ренат

(конец IV – нач. V вв.)

военный писатель

Знание военного дела питает смелость в бою.[1227]

Северные народы (…) менее разумны, но зато (…) особенно склонны к битвам.[1228]

Главную силу войска надо пополнять набором из деревенских местностей; (…) меньше боится смерти тот, кто меньше знает радостей в жизни.[1229]

В сражениях (…) наказание следует тотчас же за ошибкой.[1230]

Кто хочет мира, пусть готовится к войне.[1231]

Само себе (…) создает предателя то войско, чей разведчик попадает в руки врагов.[1232]

Легче вызвать чувство храбрости у новонабранных воинов, чем вернуть его у тех, которые уже перепуганы.[1233]

Часто больше пользы приносит местность, чем храбрость.[1234]

Солдат исправляют на местах стоянок страх и наказание; а в походах их делают лучшими надежды и награды.[1235]

Что нужно сделать, обсуждай со многими; но что ты собираешься сделать – с очень немногими и самыми верными, а лучше всего – с самим собой.[1236]

В военных делах быстрота обычно приносит больше пользы, чем доблесть.[1237]

Война приятна только тем, кто ее не испытал.

Веллей Патеркул

(20 до н.э. – ок. 31 гг. н.э.)

историк, современник Тиберия

Самое великое в нем [Гомере] то, что не было до него никого, кому бы он мог подражать, и не нашлось после него никого, кто смог бы подражать ему.[1238]

Ненависть, порождаемая соперничеством, переживает страх и не прекращается по отношению к побежденным даже после исчезновения самого предмета ненависти.[1239]

Соперничество питает талант, (…) и то, чего добиваются с наивысшим рвением, достигает наивысшего совершенства.[1240]

Рвение ослабевает вместе с надеждой. Если мы не можем догнать, перестаем гнаться.[1241]

Один город Аттики на протяжении многих лет прославился большим числом мастеров слова и их творений, чем вся Греция, так что можно подумать, будто части тела греческого народа распределены между другими городами, дух же заперт за стенами одних Афин.[1242]

[О Гае Марии:] Наилучший на войне, наихудший в мирных условиях.[1243]

Страх римского народа перед диктатором был большим, чем страх, заставляющий прибегнуть к диктатуре.[1244]

Редко завидуют славе тех, чьего могущества не боятся.[1245]

Помпеи определенно выдающийся человек, и даже чересчур выдающийся для свободного государства.[1246]

Помпеи (…) там, где ему должно было быть первым, всегда хотел быть единственным.[1247]

Едва ли не глупо было «бы перечислять гениев, которых мы еще помним, (…) ведь насколько велико восхищение, настолько затруднительна оценка.[1248]

Безделью сопутствует зависть.[1249]

Если прежде ему [Помпею Великому] не хватало земли для побед, то теперь не хватило земли для погребения.[1250]

К настоящему мы относимся с завистью, перед прошлым же преклоняемся, считая, что одно нас затмевает, а другое учит.[1251]

Источником бедствий чаще всего служит беспечность.

Публий Вергилий Марон

(70—19 гг. до н.э.)

поэт

[Вергилий] говорил, что рождает свои стихи наподобие медведицы: как это животное производит детей бесформенных и безобразных, а затем, облизывая, уже рожденным придает вид и облик, так и плоды его дарования тотчас после рождения бывают грубы и несовершенны, и он лишь потом, отделывая их и обрабатывая, придает им черты лица и выразительности.[1252]

Каждому назначен свой день.

Судьбы прокладывают путь.

Счастлив, кто мог познать причины вещей и поверг под ноги все страхи и неумолимую судьбу, и шум волн жадного Ахеронта.

Слепой случай меняет все.

Опыт – самый лучший наставник.

Мудрость сильнее рока.

Молва – это бедствие, быстрее которого нет ничего на свете.

Крепнет молва на ходу и сил набирает в движеньи.

Мы должны стремиться не к тому, чтобы нас всякий понимал, а к тому, чтобы нас нельзя было не понять.

Да не сбудутся эти слова!

Не смертного голос звучит.

Молва растет по мере своего распространения.

вернуться

1225

«Достопамятные деяния и речения», IV, 4

вернуться

1226

«Достопамятные деяния… », IV, 3, 7

вернуться

1227

«Краткое изложение военного дела», I, 1

вернуться

1228

«Краткое изложение военного дела», I, 2

вернуться

1229

«Краткое изложение военного дела», I, 3

вернуться

1230

«Краткое изложение военного дела», I, 13

вернуться

1231

«Краткое изложение военного дела», III, вступление

вернуться

1232

«Краткое изложение военного дела», III, 6

вернуться

1233

«Краткое изложение военного дела», III, 10

вернуться

1234

«Краткое изложение военного дела», III, 26

вернуться

1235

«Краткое изложение военного дела», III, 26

вернуться

1236

«Краткое изложение военного дела», III, 26

вернуться

1237

«Краткое изложение военного дела», IV, 31

вернуться

1238

«Римская история», I, 5, 2

вернуться

1239

«Римская история», I, 12, 7

вернуться

1240

«Римская история», I, 17, 6

вернуться

1241

«Римская история», I, 17, 7

вернуться

1242

«Римская история», I, 18, 1

вернуться

1243

«Римская история», II, 11, 1

вернуться

1244

«Римская история», II, 28, 2

вернуться

1245

«Римская история», II, 31, 3

вернуться

1246

«Римская история», II, 32, 1

вернуться

1247

«Римская история», II, 33, 3

вернуться

1248

«Римская история», II, 36, 2

вернуться

1249

«Римская история», II, 42, 3

вернуться

1250

«Римская история», II, 53, 3

вернуться

1251

«Римская история», II, 92, 5

вернуться

1252

Авл Геллий. «Аттические ночи», XVII, 9, 2

52
{"b":"275","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Груз семейных ценностей
Как вырастить гения
Шепот пепла
В самом сердце Сибири
Корона из звезд
Как найти деньги для вашего бизнеса. Пошаговая инструкция по привлечению инвестиций
Превыше Империи
Полночный соблазн
Сглаз