ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В плохой покупке всегда каешься, потому особенно, что это укор хозяину в его глупости.[1489]

Мнения ведь подсчитывают, не взвешивают. (…) В самом равенстве столько неравенства! Разум не у всех одинаков, а права одинаковы.[1490]

Старая слава молодую любит. Так уж устроено: если ты не добавишь к старым услугам новых, прежних как не бывало.[1491]

Как бы ни были обязаны тебе люди, если ты им откажешь в чем-нибудь одном, они только и запомнят, что этот отказ.[1492]

Ничто так не выделяет свет, как тени.[1493]

Люди больше ценят славу не великую, а широко разошедшуюся.[1494]

Умный и тонкий читатель не должен сравнивать между собой произведения разных литературных видов, но, взвесив их в отдельности, не почитать худшим то, что в своем роде совершенство.[1495]

Как в человеке, так и в государстве, тяжелее всего болезнь, начинающаяся с головы.[1496]

В этом (…) мире (…) нельзя ни в чем отчаиваться и нельзя ни на что полагаться.[1497]

Хорошо и почтенно идти по стопам предков, если, конечно, они шли прямым путем.[1498]

Несправедливо, конечно, но так уж повелось, что в зависимости от успеха или неудачи те же самые решения или признают хорошими, или осуждают как плохие. Поэтому обычно одни и те же поступки определяют как рвение и как тщеславие, как щедрость и как безумие.[1499]

Недоделанное – то же самое, что неначатое.[1500]

Открытая рана боится прикосновения врачующей руки, потом терпит ее и, наконец, требует; так и свежая душевная боль отталкивает слова утешения и бежит от них, но затем их хочет и успокаивается от добрых, ласковых слов.[1501]

Лучше сказать лишнее, чем не сказать необходимого. А потом судить о том, что лишнее, ты можешь, только прослушав все.[1502]

Я считаю счастливыми людей, которым боги дали или свершить подвиги, достойные записи, или написать книги, достойные чтения; к самым же счастливым тех, кому даровано и то и другое.[1503]

То, что ускользнуло от читателя, не может укрыться от переводчика.[1504]

Следует читать много, но не многое.[1505]

Толпа от самой многочисленности своей приобретает некий большой коллективный здравый смысл, и те, у кого по отдельности рассудка мало, оказавшись все вместе, имеют его в изобилии.[1506]

Никто не выслушивает порицаний терпеливее людей, больше всего заслуживающих похвал.[1507]

Рабство прошлого времени повлекло за собой невежество и забвение в области многих благородных занятий, между-прочим и в области сенатского права. (…) Поэтому возвращенная свобода застигла нас несведущими и неопытными; упоенные ее сладостью, мы вынуждены иногда раньше действовать, а затем уже узнавать.[1508]

Трудно не перезабыть сведений, которым нет применения.[1509]

Время кажется тем короче, чем оно счастливее.[1510]

Человеку свойственно чувствовать и испытывать страдания, но в то же время бороться с болью и слушать утешения, а не просто не нуждаться в утешениях. (…) Есть некоторое наслаждение и в печали, особенно если ты выплачешься на груди у друга, который готов или похвалить твои слезы, или извинить их.[1511]

Мало разницы в том, потерпел ты несчастье или ждешь его; только для печали есть граница, а для страха – никакой.[1512]

Людской слух радуется новизне.[1513]

Как занятия дают радость, так и занятия идут лучше от веселого настроения.[1514]

Мы имеем обыкновение отправляться в путешествие и переплывать моря, желая с чем-нибудь познакомиться, и не обращаем внимания на то, что находится у нас перед глазами. (…) Мы не интересуемся близким и гонимся за далеким; откладываем (?) посещение того, что всегда можно увидеть, в расчете, что мы часто можем это видеть.[1515]

От многочисленных изменений измененным кажется и то, что осталось таким, как было.[1516]

Рабы всех страстей сердятся на чужие пороки так, словно им завидуют, и тяжелее всего наказывают тех, кому больше всего им хотелось бы подражать.[1517]

Я считаю самым лучшим и самым безупречным человека, который прощает другим так, словно сам ежедневно ошибается; и воздерживается от ошибок так, словно никому не прощает.[1518]

Он был особенно умен тем, что считал других умнее себя; особенно образован тем, что хотел учиться.[1519]

О несчастных забывают так же, как об усопших.[1520]

Плохо, если власть испытывает свою силу на оскорблениях; плохо, если почтение приобретается ужасом: любовью гораздо скорее, чем страхом, добьешься ты того, чего хочешь. Ведь когда ты уйдешь, страх исчезнет, а любовь останется, и как он превращается в ненависть, так она превращается в почтение.[1521]

вернуться

1489

Письма, I, 24, 2

вернуться

1490

Письма, II, 12, 5

вернуться

1491

Письма, II, 4, 6

вернуться

1492

Письма, II, 4, 6

вернуться

1493

Письма, III, 13, 4

вернуться

1494

Письма, IV, 12, 7

вернуться

1495

Письма, IV, 14, 7

вернуться

1496

Письма, IV, 22, 7

вернуться

1497

Письма, IV, 24, 6

вернуться

1498

Письма. V, 8, 5

вернуться

1499

Письма, V, 9, 7

вернуться

1500

Письма, V, 8, 7

вернуться

1501

Письма, V, 16, 11

вернуться

1502

Письма, VI, 2, 8—9

вернуться

1503

Письма, VI, 16, 3

вернуться

1504

Письма, VII, 9, 2

вернуться

1505

Письма, VII, 9, 16

вернуться

1506

Письма, VII, 17, 10

вернуться

1507

Письма, VII, 20, 1

вернуться

1508

Письма, VIII, 14, 2—3

вернуться

1509

Письма, VIII, 14, 3

вернуться

1510

Письма, VIII, 14, 10

вернуться

1511

Письма VIII, 16, 4—5

вернуться

1512

Письма, VIII, 17, 6

вернуться

1513

Письма, VIII, 18, 11

вернуться

1514

Письма, VIII, 19, 2

вернуться

1515

Письма, VIII, 20, 1

вернуться

1516

Письма, VIII, 21, 6

вернуться

1517

Письма, VIII, 22, 1

вернуться

1518

Письма, VIII, 22, 2

вернуться

1519

Письма, VIII, 23, 3

вернуться

1520

Письма, IX, 9, 1

вернуться

1521

Письма, VIII, 24, 6

68
{"b":"275","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Станция Одиннадцать
Видящий. Лестница в небо
Страсти по Адели
Чужие дети
Поющая для дракона. Пламя в твоих руках
Дети Эдема
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Нефтяной король: Секретная жизнь Марка Рича
Битва за воздух свободы