ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Люди свое ценят дешево, желают чужого.

Богатство не уменьшает жадности.

Корыстолюбие отнимает у людей самые заветные чувства – любовь к отечеству, любовь семейную, любовь к добродетели и чистоте.

Скупость, словно пропитанная вредоносными зельями, расслабляет дух.

Больший позор – потерять приобретенное, чем совсем не быть приобретшим.

В печали и в несчастьях смерть не мучение, а упокоение от тягот.

Гай Светоний Транквилл

(ок. 70 – ок. 140 гг.)

историк

Самых хищных чиновников (…) он [Веспасиан] нарочно продвигал на все более высокие места, чтобы дать им поживиться, а потом засудить, – говорили, что он пользуется ими, как губками, сухим дает возможность намокнуть, а мокрое выжимает.[1706]

Загладить позор былой своей скупости ему [Веспасиану] не удалось. (…) И даже на его похоронах Фавор, главный мим, выступая, по обычаю, в маске и изображая слова и дела покойника, во всеуслышанье спросил чиновников, во сколько обошлось погребальное шествие? И услышав, что в десять тысяч миллионов, воскликнул: «Дайте мне десять тысяч и бросайте меня хоть в Тибр!»[1707]

До сих пор речь шла о правителе, далее придется говорить о чудовище.[1708]

Под конец жизни он [Цезарь] стал осторожнее принимать бой: чем больше за ним побед, рассуждал он, тем меньше следует полагаться на случай, так как никакая победа не принесет ему столько, сколько может отнять одно поражение.[1709]

[Клавдий] уверял, будто нарочно притворялся глупцом при Гае [Калигуле], так как иначе не остался бы жив и не достиг бы своего положения, однако никого этим не убедил, так как немного спустя появилась книжка под заглавием «Вознесение дураков», в которой говорилось, что притворных глупцов не бывает.[1710]

Правителям (…) живется хуже всего: когда они обнаруживают заговоры, никто им не верит, покуда их не убьют.[1711]

Насколько Нерон потерял добродетели своих предков, настолько же он сохранил их пороки, словно родовое наследство.[1712]

Тиберий долго колебался, прежде чем принять верховную власть после смерти Августа. (…) Кто-то в лицо ему заявил, что иные медлят делать то, что обещали, а он медлит обещать то, что уже делает.[1713]

Цезарю подобает умереть стоя.

Хороший пастух снимает с овец шерсть, а не шкуру.

Кто не порицает клеветников, тот поощряет их.

Лиса меняет шкуру, но не нрав.

Луций Анней Сенека (младший)

(ок. 4 гг. до н.э. – ок. 65 гг. н.э.)

сын Сенеки Старшего, писатель, философ-стоик, воспитатель и советник Нерона

Смысл благодеяний прост: их только дарят; если что возвращается, то уже прибыль, не возвращается – нет убытка. Благодеяние оказано для благодеяния.[1714]

Вина не должна падать на наш век. И предки наши жаловались, и мы жалуемся, да и потомки наши будут жаловаться на то, что нравы развращены, что царит зло, что люди становятся все хуже и беззаконнее. Но все эти пороки остаются теми же (…), подобно тому как море далеко разливается во время прилива, а при отливе снова возвращается в берега.[1715]

Страх внушают не только самые отважные животные, но и самые неподвижные, благодаря своему вредоносному яду.[1716]

Поздно оказал благодеяние тот, кто оказал его просящему.[1717]

Не следует принимать благодеяний от всех. От кого же принимать? (…) От тех, кому мы сами желали бы их оказать.[1718]

В благодеяниях кредитора следует выбирать с большей тщательностью, чем в деньгах.[1719]

Кто принял благодеяние с благодарностью, тот (…) уплатил уже первый взнос за него.[1720]

Кто приносит благодарность, удаляя свидетелей, тот человек неблагодарный.[1721]

Некоторые знатные и благородные женщины считают свои годы не по числу консулов, а по числу мужей, и разводятся, чтобы выйти замуж, а выходят замуж, чтобы развестись.[1722]

Дело дошло уже до того, что ни одна женщина не имеет мужа для чего-либо иного, как только для возбуждения любовника.[1723]

Награда за высокие подвиги заключается в них самих.[1724]

Никто, обладая здравым умом, не боится богов, так как неразумно страшиться спасительного, и никто не любит тех, кого боится.[1725]

Бывает красноречивым даже тот, кто молчит, и храбрым даже тот, кто сидит сложа руки, или даже – у кого руки связаны.[1726]

Общественное мнение – (…) дурной истолкователь.[1727]

Лучше (…) помогать и злым ради добрых, чем лишать помощи добрых ради злых.[1728]

Луций Сулла уврачевал отечество средствами более тяжкими, чем были самые опасности.[1729]

Пусть каждый спросит себя: не жалуются ли все на чью-нибудь неблагодарность? Но не может быть того, чтобы все жаловались, если не надо жаловаться на всех. Следовательно, все неблагодарны.[1730]

«На этой стороне явное большинство». – Значит, именно эта сторона хуже. Не настолько хорошо обстоят дела с человечеством, чтобы большинство голосовало за лучшее: большая толпа приверженцев всегда верный признак худшего.[1731]

вернуться

1706

«Божественный Веспасиан», 16, 2

вернуться

1707

«Божественный Веспасиан», 19, 2

вернуться

1708

«Гай Калигула», 22

вернуться

1709

«Божественный Юлий», 60

вернуться

1710

«Божественный Клавдий», 38, 3

вернуться

1711

«Домициан», 21

вернуться

1712

«Нерон», 1, 2

вернуться

1713

«Тиберий», 24, 1

вернуться

1714

«О благодеяниях», I, 2

вернуться

1715

«О благодеяниях», I, 10

вернуться

1716

«О благодеяниях», I, 13

вернуться

1717

«О благодеяниях», II, 2

вернуться

1718

«О благодеяниях», II, 18

вернуться

1719

«О благодеяниях», II, 18

вернуться

1720

«О благодеяниях», II, 22

вернуться

1721

«О благодеяниях», II, 23

вернуться

1722

«О благодеяниях», III, 16, 2

вернуться

1723

«О благодеяниях», III, 16

вернуться

1724

«О благодеяниях», IV, 1

вернуться

1725

«О благодеяниях», IV, 19

вернуться

1726

«О благодеяниях», IV, 21

вернуться

1727

«О благодеяниях», IV, 21

вернуться

1728

«О благодеяниях», IV, 28

вернуться

1729

«О благодеяниях», V, 16

вернуться

1730

«О благодеяниях», V, 17

вернуться

1731

«О блаженной жизни» «О счастливой жизни», 2, 1

76
{"b":"275","o":1}