ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секреты вечной молодости
Двенадцать ключей Рождества (сборник)
Сандэр. Ночной Охотник
Человек, упавший на Землю
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Падение
Половинка
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Содержание  
A
A

Этого ты предостерег правильно, но чересчур свободным тоном: и вместо того, чтобы исправить, обидел человека. На будущее смотри не только то, правду ли ты говоришь, но и на того, кому говоришь: переносит ли он правду.[1832]

Баловень счастья (…) считает, что труднодоступная дверь – первый признак блаженного и могущественного человека. Видимо, он не знает, что труднее всего открываются ворота тюрьмы.[1833]

Ты косо глядишь на кого-то из-за того, что он дурно говорил о твоем таланте. Неужели ты считаешь каждое его слово законом? И неужели Энний [римский трагик] должен возненавидеть тебя оттого, что его поэмы не доставляют тебе удовольствия, (…) а Цицерон – стать твоим врагом из-за того, что ты пошутил насчет его стихов?[1834]

Первую вспышку гнева мы не осмелимся унимать словами. Она глуха и безумна. (…) Лекарства приносят пользу, если давать их в промежутках между приступами.[1835]

Гнев, (…) когда окостенеет, затвердеет, (…) превращается в ненависть.[1836]

В перерывах между утренними зрелищами нам обычно показывают на арене сражение привязанных друг к другу быка и медведя: они рвут и терзают друг друга, а рядом их поджидает человек, которому поручено в конце прикончить обоих. То же самое делаем и мы, нанося удары людям, с которыми мы связаны, а рядом с победителем и побежденным уже стоит их конец, причем очень близкий. Нам ведь осталось-то столечко! Что бы нам прожить эту капельку времени в мире и покое![1837]

Часто ссору прекращает раздавшийся по соседству крик «Пожар!».[1838]

Что хуже смерти можешь ты пожелать тому, на кого гневаешься? Так успокойся: он умрет, даже если ты палец о палец не ударишь.[1839]

Я скорее прощу того, кто нанес врагу рану, а не того, кто мечтает посадить ему чирей: тут уже не только злая, но и ничтожно мелкая душонка.[1840]

О сколь презренная вещь – человек, если не поднимается он выше человеческого![1841]

Что такое бог? – Все, что видишь, и все, чего не видишь.[1842]

Уже старик, он [Ганнибал] не переставал искать войны в любом уголке света: настолько, обходясь без родины, не мог он обходиться без врага.[1843]

Нет числа тем, кто владел народами и городами; тех, кто владел собой, можно перечесть по пальцам.[1844]

Все происходит по божественному определению: плакать, стонать и жаловаться – значит отпасть от бога.[1845]

Свободен тот, кто избежал рабства у самого себя: это рабство – постоянное и неодолимое, день и ночь равно гнетущее, без передышки, без отпуска.[1846]

Быть рабом самого себя – тяжелейшее рабство.[1847]

Добродетель найти трудно, требуется и наставник и руководитель; а порокам живо выучиваются без всякого учителя.[1848]

Если я и бываю доверчив, то только до известной степени и принимаю лишь те маленькие выдумки, за которые бьют по губам, а не вырывают глаза.[1849]

Люди растрачивают всю свою жизнь, чтобы достать то, что им будто бы нужно для жизни.[1850]

Изящно возразил мудрый [Гай] Лелий какому-то человеку, сказавшему: «В мои шестьдесят лет…» – «Скажи лучше „не мои шестьдесят“». Привычка исчислять утраченные нами годы мешает нам понять, что суть жизни – в ее неуловимости, а удел времени – всегда оставаться не нашим.[1851]

Покамест все идет как обычно, грандиозность происходящего скрадывается привычкой. Так уж мы устроены, что повседневное, будь оно даже достойно всяческого восхищения, нас мало трогает. (…) У солнца нет зрителей, пока оно не затмится. (…) Настолько больше свойственно нам от природы восхищаться новым, нежели великим.[1852]

Кто думает, будто природа может делать лишь то, что она делает часто, тот сильно недооценивает ее возможности.[1853]

Люди грядущего поколения будут знать многое, неизвестное нам, и многое останется неизвестным для тех, кто будет жить, когда изгладится всякая память о нас. Мир не стоит ломаного гроша, если в нем когда-нибудь не останется ничего непонятного.[1854]

И ты удивляешься, что мудрость до сих пор еще не исполнила своего предназначения! Даже испорченность – и та еще не показала себя целиком; она только-только выходит на свет. А ведь ей мы отдаем все свои силы.[1855]

Победа без риска – победа без славы[1856]

Для самопознания необходимо испытание: никто не узнает, что он может, если не попробует.[1857]

Всякий, кто кажется избежавшим зла, просто его еще не дождался.[1858]

От голода умирают тихо и спокойно, от обжорства с треском лопаются.[1859]

Самая крепкая часть тела – та, которой чаще всего пользуются.[1860]

«Но как же все-таки бог допускает, чтобы с добрыми людьми случались несчастья?» – А он не допускает. Он ограждает их от всех несчастий: от преступлений и гнусностей, от нечистых помышлений и корыстных замыслов, от слепого вожделения и от алчности, покушающейся на чужое добро. Он блюдет и защищает их самих: неужели кто-то станет требовать от бога еще и того, чтобы он охранял поклажу добрых людей?[1861]

вернуться

1832

«О гневе», III, 36

вернуться

1833

«О гневе», III, 37

вернуться

1834

«О гневе», III, 3 7

вернуться

1835

«О гневе», III, 39

вернуться

1836

«О гневе», III, 41

вернуться

1837

«О гневе», III, 43

вернуться

1838

«О гневе», III, 43

вернуться

1839

«О гневе», III, 43

вернуться

1840

«О гневе», III, 43

вернуться

1841

«О природе», I, предисловие, 5

вернуться

1842

«О природе», I, предисловие, 13

вернуться

1843

«О природе», III, предисловие, 6

вернуться

1844

«О природе», III, предисловие, 10

вернуться

1845

«О природе», III, предисловие, 12

вернуться

1846

«О природе», III, предисловие, 16

вернуться

1847

«О природе», III, предисловие, 17

вернуться

1848

«О природе», III, 30, 8

вернуться

1849

«О природе», IV, 4, 1

вернуться

1850

«О природе», V, 18, 16

вернуться

1851

«О природе», VI, 32, 11

вернуться

1852

«О природе», VII, 1, 1; VII, 1, 4

вернуться

1853

«О природе», VII, 27, 5

вернуться

1854

«О природе», VII, 30, 5

вернуться

1855

«О природе», VII, 32, 1

вернуться

1856

«О провидении», 3

вернуться

1857

«О провидении», 4

вернуться

1858

«О провидении», 4

вернуться

1859

«О провидении», 4

вернуться

1860

«О провидении», 4

вернуться

1861

«О провидении», 6

80
{"b":"275","o":1}