ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нас чтут как стариков, хотя в нас живут пороки мальчишек, и не только мальчишек, но и младенцев; ведь младенцы боятся вещей пустяшных, мальчишки – мнимых, а мы – и того и другого.[1899]

Никакое зло не велико, если оно последнее. Пришла к тебе смерть? Она была бы страшна, если бы могла оставаться с тобою, она же или не явится, или скоро будет позади, никак не иначе.[1900]

Спокойная жизнь – не для тех, кто слишком много думает о ее продлении.[1901]

Кто презирает собственную жизнь, тот стал хозяином твоей.[1902]

Гнев рабов погубил не меньше людей, чем царский гнев.[1903]

Само имя философии вызывает достаточно ненависти.[1904]

Будем делать все, чтобы жить лучше, чем толпа, а не наперекор толпе, иначе мы отпугнем от себя и обратим в бегство тех, кого хотим исправить.[1905]

Пусть вошедший в наш дом дивится нам, а не нашей посуде. Велик тот человек, кто глиняной утварью пользуется как серебряной, но не менее велик и тот, кто серебряной пользуется как глиняной.[1906]

Слаб духом тот, кому богатство не по силам.[1907]

Одна цепь связывает стража и пленного.[1908]

Нас мучит и будущее, и прошедшее. (…) Никто не бывает несчастен только от нынешних причин.[1909]

Некоторых больных надо поздравлять и с тем, что они почувствовали себя больными.[1910]

Любое благо нам не на радость, если мы обладаем им в одиночку.[1911]

Долог путь наставлений, краток и убедителен путь примеров.[1912]

Нельзя уподобляться злым оттого, что их много, нельзя ненавидеть многих оттого, что им не уподобляешься.[1913]

Люди учатся, обучая. [Отсюда пословица: «Уча, учимся».][1914]

«Но ради чего я учился?» – Нечего бояться, что труд твой пропал даром: ты учился для себя самого.[1915]

Фортуна не сбивает с пути – она опрокидывает и кидает на скалы.[1916]

Как много поэты говорят такого, что или сказано, или должно быть сказано философами![1917]

Художнику приятней писать картину, чем ее окончить. (…) Пока он писал, его радовало само искусство. Отрочество наших детей щедрее плодами, но их младенчество нам милее.[1918]

Кто завел друга, чтобы тот выручил из цепей, тот покинет его, едва загремят оковы.[1919]

Люди (…) шепотом возносят (…) богам постыднейшие мольбы.[1920]

Живи с людьми так, будто на тебя смотрит бог, говори с богом так, будто тебя слушают люди.[1921]

Некоторых больше всего и надо опасаться, когда они покраснеют: тут-то их и покидает всякий стыд. Сулла был особенно жесток тогда, когда к лицу его приливала кровь.[1922]

Нам нужен кто-нибудь, по чьему образцу складывался бы наш нрав. Ведь криво проведенную черту исправишь только по линейке.[1923]

Плоды для нас вкуснее всего, когда они на исходе; дети красивей всего, когда кончается детство.[1924]

Возраст самый приятный тот, что идет под уклон, но еще не катится в пропасть.[1925]

Смерть (…) должна быть перед глазами и у старика, и у юноши – ведь вызывают нас не по возрастному списку.[1926]

Нет стариков столь дряхлых, чтобы им зазорно было надеяться на лишний день.[1927]

Каждый день нужно проводить так, словно он замыкает строй, завершает число дней нашей жизни. (…) Отправляясь ко сну, говорить весело и радостно: «Прожита жизнь, и пройден весь путь, что судьбой мне отмерен». А если бог подарит нам и завтрашний день, примем его с радостью.[1928]

Поблагодарим бога за то, что никто не может навязать нам жизнь.[1929]

Я не устану потчевать тебя Эпикуром, и пусть знают все, кто твердит его слова и ценит их не за то, что в них сказано, а за то, кем они сказаны: лучшее принадлежит всем.[1930]

Воображение (…) доставляет нам больше страданий, чем действительность. (…) Многое мучит нас больше, чем нужно, многое – прежде, чем нужно.[1931]

Вымышленное тревожит сильнее. Действительное имеет свою меру, а о том, что доходит неведомо откуда, пугливая душа вольна строить догадки.[1932]

Если бояться всего, что может случиться, то незачем нам и жить.[1933]

Беда глупости еще и в том, что она все время начинает жизнь сначала. (Со ссылкой на Эпикура, но, вероятно, это собственная формулировка Сенеки.)[1934]

До чего противно легкомыслие тех, (…) кто перед кончиной начинает надеяться заново. (…) Что гнуснее старика, начинающего жизнь сначала?[1935]

вернуться

1899

«Письма к Луцилию», 4, 2

вернуться

1900

«Письма к Луцилию», 4, 3

вернуться

1901

«Письма к Луцилию», 4, 4

вернуться

1902

«Письма к Луцилию», 4, 8

вернуться

1903

«Письма к Луцилию», 4, 8

вернуться

1904

«Письма к Луцилию», 5, 2

вернуться

1905

«Письма к Луцилию», 5, 3

вернуться

1906

«Письма к Луцилию», 5, 6

вернуться

1907

«Письма к Луцилию», 5, 6

вернуться

1908

«Письма к Луцилию», 5, 7

вернуться

1909

«Письма к Луцилию», 5, 9

вернуться

1910

«Письма к Луцилию», 6, 11

вернуться

1911

«Письма к Луцилию», 6, 4

вернуться

1912

«Письма к Луцилию», 6, 5

вернуться

1913

«Письма к Луцилию», 7, 8

вернуться

1914

«Письма к Луцилию», 7, 8

вернуться

1915

«Письма к Луцилию», 7, 9

вернуться

1916

«Письма к Луцилию», 8, 4

вернуться

1917

«Письма к Луцилию», 8, 8

вернуться

1918

«Письма к Луцилию», 9, 7

вернуться

1919

«Письма к Луцилию», 9, 9

вернуться

1920

«Письма к Луцилию», 10, 5

вернуться

1921

«Письма к Луцилию», 10, 5

вернуться

1922

«Письма к Луцилию», 11, 3

вернуться

1923

«Письма к Луцилию», 11, 10

вернуться

1924

«Письма к Луцилию», 12, 4

вернуться

1925

«Письма к Луцилию», 12, 5

вернуться

1926

«Письма к Луцилию», 12, 6

вернуться

1927

«Письма к Луцилию», 12, 6

вернуться

1928

«Письма к Луцилию», 12, 8

вернуться

1929

«Письма к Луцилию», 12, 10

вернуться

1930

«Письма к Луцилию», 12, 11

вернуться

1931

«Письма к Луцилию», 13, 4

вернуться

1932

«Письма к Луцилию», 13, 9

вернуться

1933

«Письма к Луцилию», 13, 12

вернуться

1934

«Письма к Луцилию», 13, 16

вернуться

1935

«Письма к Луцилию», 13, 16—17

82
{"b":"275","o":1}