ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Храброе сердце. Как сочувствие может преобразить вашу жизнь
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Как забыть все забывать. 15 простых привычек, чтобы не искать ключи по всей квартире
Фима. Третье состояние
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Ненавидеть, гнать, терпеть
Без боя не сдамся
Как рождаются эмоции. Революция в понимании мозга и управлении эмоциями
Гарет Бэйл. Быстрее ветра
Содержание  
A
A

Наше старание нравиться часто влечет за собой более пагубные последствия, нежели возбуждение нами неудовольствия.[2198]

Жажда господства (…) берет верх над всеми остальными страстями.[2199]

Ожидание несметных богатств стало одной из причин обнищания государства.[2200]

[Одни и] те же люди (…) любят безделье и (…) ненавидят покой.[2201]

Добрые нравы имеют (…) большую силу, чем хорошие законы.[2202]

Женщинам приличествует оплакивать, мужчинам – помнить.[2203]

От поспешности недалеко и до страха, тогда как медлительность ближе к подлинной стойкости.[2204]

Одобрение и громкая слава (…) более благосклонны к ораторам, чем к поэтам; ведь посредственные поэты никому не известны, а хороших знают лишь очень немногие.[2205]

[Об ораторах времен империи:] Обреченные льстить, они никогда не кажутся властителям в достаточной мере рабами, а нам – достаточно независимыми.[2206]

Мало не быть больным; я хочу, чтобы человек был смел, полнокровен, бодр; и в ком хвалят только его здоровье, тому рукой подать до болезни.[2207]

Люди устроены природою таким образом, что, находясь в безопасности, они любят следить за опасностями, угрожающими другому.[2208]

Великое и яркое красноречие – дитя своеволия, которое неразумные называют свободой; оно неизменно сопутствует мятежам, подстрекает предающийся буйству народ, безрассудно, самоуверенно; в благоустроенных государствах оно вообще не рождается. Слышали ли мы хоть об одном ораторе у лакедемонян, хоть об одном у критян? А об отличавших эти государства строжайшем порядке и строжайших законах толкуют и посейчас. Не знаем мы и красноречия македонян и персов и любого другого народа, который удерживался в повиновении твердой рукою.[2209]

Пусть каждый пользуется благами своего века, не порицая чужого.[2210]

Мы (…) явили поистине великий пример терпения; и если былые поколения видели, что представляет собой ничем не ограниченная свобода, то мы – такое же порабощение, ибо нескончаемые преследования отняли у нас возможность общаться, высказывать свои мысли и слушать других. И вместе с голосом мы бы утратили также самую память, если бы забывать было бы столько же в нашей власти, как безмолвствовать.[2211]

Лишь в малом числе пережили мы их [казненных] и, я бы сказал, даже самих себя, изъятые из жизни на протяжении стольких, и притом лучших, лет.[2212]

Не всегда молва заблуждается, порой и она делает правильный выбор.[2213]

Для подчиненных одинаково пагубны как раздоры между начальниками, так и единодушие их.[2214]

Во всякой войне (…) удачу каждый приписывает себе, а вину за несчастья возлагают на одного.[2215]

Все неведомое кажется особенно драгоценным.[2216]

Создав пустыню, они говорят, что принесли мир. (Британцы о римлянах.)[2217]

Боязнь и устрашение – слабые скрепы любви: устранить их – и те, кто перестанет бояться, начнут ненавидеть.[2218]

Честная смерть лучше позорной жизни.[2219]

Человеческой душе свойственно питать ненависть к тем, кому мы нанесли оскорбление.[2220]

Если историк льстит, чтобы преуспеть, то лесть его противна каждому, к наветам же и клевете все прислушиваются охотно; оно и понятно: льстец мерзок и подобен рабу, тогда как коварство выступает под личиной любви к правде.[2221]

Я думаю (…) рассказать о принципате Нервы и о владычестве Траяна, о годах редкого счастья, когда каждый может думать, что хочет, и говорить, что думает.[2222]

У кого нет врагов, того губят друзья.[2223]

Дурные люди всегда будут сожалеть о Нероне; нам с тобой следует позаботиться, чтобы не стали жалеть о нем и хорошие. (Император Гальба – своему преемнику Пизону.)[2224]

Тебе (…) предстоит править людьми, неспособными выносить ни настоящее рабство, ни настоящую свободу. (Император Гальба – Пизону.)[2225]

Правители всегда подозревают и ненавидят тех, кто может прийти им на смену.[2226]

Смерть равняет всех, таков закон природы, но с ней приходит либо забвение, либо слава в потомстве. Если же один конец ждет и правого и виноватого, то достойнее настоящего человека погибнуть не даром.[2227]

На преступление [государственный переворот] шли лишь немногие, сочувствовали ему многие, а готовились и выжидали все.[2228]

Власть, добытую преступлением, еще никто никогда не сумел использовать во благо.[2229]

Преступлению (…) нужна внезапность, доброму делу – время.[2230]

В позоре спасения нет.[2231]

Трудно сказать, был ли Пизон в самом деле врагом Виния или враги Виния хотели в это верить: всегда легче считать, что человеком движет ненависть.[2232]

вернуться

2198

«Анналы», XV, 21

вернуться

2199

«Анналы», XV, 53

вернуться

2200

«Анналы», XVI, 3

вернуться

2201

«Германия» («О происхождении германцев и местоположении Германии»), 15

вернуться

2202

«Германия», 19

вернуться

2203

«Германия», 27

вернуться

2204

«Германия», 30

вернуться

2205

«Диалог об ораторах», 10

вернуться

2206

«Диалог об ораторах», 13

вернуться

2207

«Диалог об ораторах», 23

вернуться

2208

«Диалог об ораторах», 37

вернуться

2209

«Диалог об ораторах», 40

вернуться

2210

«Диалог об ораторах», 41

вернуться

2211

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 2

вернуться

2212

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 3

вернуться

2213

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 9

вернуться

2214

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 15

вернуться

2215

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 27

вернуться

2216

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 30

вернуться

2217

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 30

вернуться

2218

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 32

вернуться

2219

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 33

вернуться

2220

«Жизнеописание Юлия Агриколы», 42

вернуться

2221

«История», I, 1

вернуться

2222

«История», I, 1

вернуться

2223

«История», I, 2

вернуться

2224

«История», I, 16

вернуться

2225

«История», I, 16

вернуться

2226

«История», I, 21

вернуться

2227

«История», I, 21

вернуться

2228

«История», I, 28

вернуться

2229

«История», I, 30

вернуться

2230

«История», I, 32

вернуться

2231

«История», I, 33

вернуться

2232

«История», I, 34

93
{"b":"275","o":1}