ЛитМир - Электронная Библиотека

Факт оставался фактом: чем бы ни была Медуза, как бы опасны ни были Горгоны, он, Перси Сактрист Юсс, был обречен на то, чтобы избавить от них мир, в результате чего он, вполне возможно, мог избавить мир и от себя самого.

— У некоторых, — угрюмо сказал он Энн, — куча разнообразных талантов. У меня же лишь один — быть неудачником. Но я — выдающийся неудачник, самый законченный неудачник, какого только видел этот мир. В данной области я просто гений.

— Твой главный недостаток, — заметила Энн, глядя на него из-за края удивительно изящной чашки, — в том, что ты все время сам стараешься убедить себя в этом.

— А что мне еще остается делать?

Вошел профессор Грэй и настойчиво предложил Перси пойти вместе с ним, чтобы испытать оружие, которое предоставил ему Гермес для сражения с Горгоной. Перси неохотно последовал за профессором. Утро было ясным и солнечным — обычная погода для Восточного Средиземноморья.

— Это шапка-невидимка, — сказал профессор, подавая ему набор искривленных металлических пластинок, соединенных в грубое подобие полусферы и украшенных проволочками и крошечными катушками. — Выключатель находится с краю — вот здесь, — но вы должны пользоваться ею очень аккуратно, поскольку Гермес говорит, что запасы энергии невелики, а подзаряжать ее очень сложно. Ну что вы так уставились, Перси, она в самом деле работает! Я же вам говорил, что их наука намного опередила нашу.

Он полез в большую плетеную корзину и достал черный предмет, напоминавший сумку на молнии с длинной ручкой в виде петли. Однако вместо молнии края сумки соединяла тонкая, едва заметная линия, так что сумка была закрыта столь плотно, что казалась состоящей из единого куска.

Профессор Грэй с важным видом похлопал по сумке.

— Это кибисис, мешок, в который вы должны поместить голову Горгоны после того, как отрежете ее. Вероятно, это самый важный предмет — за исключением сапог, — который вам дадут. Видите ли, в соответствии с легендой, даже после того, как голова Медузы будет отделена, она все еще сохраняет способность мгновенно превращать людей в камень. Более того, по словам Гермеса, она обладает столь необычной силой — даже только ее голова, — что в состоянии разорвать в клочья любой обычный мешок. Эту сумку можно открыть только снаружи. Вы должны положить голову в кибисис и держать ее там, пока не передадите ее Гермесу. А теперь главное: каким образом заполучить ее голову? Для этого вам послужит меч, знаменитый гарп.

Перси с неудовольствием отметил в речи профессора отеческую фамильярность спортивного болельщика или тренера по боксу, объясняющего достоинства новой защитной стойки молодому претенденту на звание чемпиона.

— Вы, наверное, довольны, профессор, что сами попали в ту историю, о которой читали лекции?

— Попал в историю? Но я уже легендарная личность! Профессор Грэй — такая же часть настоящей истории, как Перси С. Юсс в качестве Персея и Энн Драммонд в качестве Андромеды. Гесиод упоминает о сестрах Грайях, которые снабдили Персея всем необходимым для битвы с Медузой. Я, правда, только один, и во мне нет ничего женского, но все же это достаточно близко к реальному мифу. Так же, как, например, ваше с Энн спасение от сциллы, которая в классических мифах обитает в морских глубинах и поглощает корабли, соответствует исходной легенде, в которой Персей спасает Андромеду от морского чудовища — правда, лишь после того, как он убил Горгону. Тот факт, что вы прибыли на Сериф в ванне и взрослым, противоречит версии Ферекида, в которой младенца Персея, запертого в сундуке вместе со своей матерью Данаей, спасает из моря рыбак Диктис, брат царя Полидекта. Однако именно Диктис вытащил вас своей сетью из Средиземного моря…

Как видите, что-то соответствует легенде, что-то слегка отличается. Самое интересное, — продолжал старый ученый, — искать в мифах подобные факты, словно самородки золота, и уметь их распознавать. Вполне может оказаться, что и в нашей истории был некий профессор Грэй — а его фамилия, пол и… количество изменились в более поздних преданиях. Возможно, что одни и те же мифы повторяются в каждой пространственно-временной вселенной, мифы, которые совпадают в общих чертах, но могут дополняться деталями почти из любой палитры.

— Вы имеете в виду, — медленно спросил Перси, чувствуя, как ускользает потаенная надежда, — что на этот раз Горгона может убить Персея, а не наоборот?

Профессор Грэй кивнул с леденящим душу энтузиазмом.

— Вы, кажется, начинаете понимать! Именно так. Разве не ясно, что подобное всегда возможно, так же как возможно, что вы настоящий Персей не в большей степени, чем я настоящий Грэй — или Грайи? Вот почему все это чертовски интересно!

Перси попытался улыбнуться, но без особого успеха.

— Ясно, — сказал он. — Начинаю понимать.

— Возьмите меч, — предложил профессор, с невероятными усилиями удерживая двумя руками огромную массу металла.

Перси взял меч и, отчаянно напрягая мускулы спины, сумел положить его на землю, прежде чем тот выпал из его рук.

— Только не говорите мне, что я должен сражаться этой железякой!

— Ничего, привыкнете! Обратите внимание — меч сделан из железа, не из бронзы. Все лучшее — Персею!

— Благодарю от всей души, но…

— Конечно, на более поздних вазах, — вновь обратился профессор к археологии, — особенно краснофигурных, гарп Персея изображен в виде серпа. Но на более ранних, чернофигурных вазах, он выглядит как прямой меч. Так, видимо, и должно быть, поскольку именно такой меч принес мне Гермес, чтобы я хранил его до прибытия Персея.

— Кстати, о прибытии, — заметила Энн, стоявшая у двери хижины, — поезд 8:45 прибывает на первый путь. Лучше отойдите!

Они взглянули вверх и увидели Гермеса, спускавшегося с голубого неба несколько быстрее, чем обычно. К его поясу был подвешен странной формы объемистый сверток. Как только его ноги коснулись земли, он тут же направился к ним.

— Он готов? Надеюсь, он потренировался с оружием?

— Собственно говоря, — сказал профессор, потирая лоб, — он только начал. Вы прилетели слишком рано, Гермес; не забывайте, эти люди прибыли лишь вчера вечером.

Золотокожий человек рассеянно кивнул, потом нагнулся и начал открывать свой сверток.

— Я знаю. К несчастью, обстоятельства изменились. В течение ближайших суток Горгоны совершат последнюю попытку одержать победу. До полуночи Медуза должна быть убита.

— Я не хочу! — взвыл Перси. — Нельзя же так просто выдергивать человека из нормального, спокойного мира и требовать от него, чтобы… чтобы…

— Насколько я помню, — с расстановкой произнес Гермес, поворачиваясь к нему с парой металлических сапог в руках, — я уже выдернул тебя из нескольких весьма неприятных ситуаций. Вряд ли ты хорошо себя чувствовал в подземной темнице, и наверняка почувствовал бы себя еще хуже на другой день, в некоем большом котле, который я уничтожил. Затем, тебя ожидала встреча на арене…

— Перси имеет в виду, — смущенно сказал профессор Грэй, — что он лишь начал приспосабливаться к своему нынешнему положению — психологически. Физически же — пока он не может даже взмахнуть мечом.

— С этими трудностями я справлюсь! — пообещал посланец. — Вот твои сапоги. Если ты потрешь их друг о друга, вот так, ты начнешь двигаться в двадцать раз быстрее. Надень их и выпей вот это.

Перси с сомнением натянул сапоги, которые должны были в двадцать раз ускорить его движения. Подошвы неприятно завибрировали под ногами.

Еще более неуверенно он глотнул какой-то жидкости из напоминающего пробирку сосуда, который дал ему золотой человек. Он чуть не согнулся пополам, когда напиток взорвался у него в желудке, словно ракета.

— Ух ты! Сильная штука!

Гермес самодовольно ухмыльнулся.

— Погоди, тебе еще предстоит узнать ее истинную силу. А теперь я хочу, чтобы ты поднял меч, Перси. И ты поймешь, насколько сильным ты стал. Да что там, ты теперь такой сильный, что я не удивлюсь, если увижу, как ты крутишь им над головой, словно сухой веточкой.

13
{"b":"27511","o":1}