ЛитМир - Электронная Библиотека

И, конечно, он сам. «Прямо на жаркое для туземцев», — мрачно подумал Перси.

Говорящее морское чудовище! Достоинство которого он унизил, которое даже… Стоп! Как оно его назвало?

Сын Данаи.

Но он же не сын Данаи!

«Скажи об этом морскому змею», — со злостью подумал Перси и внезапно вспомнил стихи на клочке пергамента: «Ту голову, пеструю змеиною гривой…»

«Я должен выбраться отсюда!» — беспрерывно повторял он, глядя из раскачивающейся ванны на спокойное море, от которого можно было ожидать всего что угодно.

Когда на его плечи упала сеть, у Перси возникла безумная мысль, что его призыв услышало какое-то божество и поспешило на помощь. Грубые, узловатые канаты врезались в кожу. Почувствовав, что ванна оказалась в гигантском неводе, который быстро подтягивают к берегу, он расслабился, безнадежно думая: «Что дальше?» и пытаясь понять, что же случилось.

Он плавал перед напоминавшим утес выступом острова. На краю утеса плясала группа людей в набедренных повязках, приветствуя рослого человека в богатой одежде, который забросил сеть с ненадежной опоры на половине высоты крутого обрыва и теперь вытаскивал ее ловкими движениями рук.

— Молодец, Диктис! — крикнул один из зрителей, когда ванна оказалась на берегу, перевернулась, накрыв собой Перси, и рыбак потащил ее к краю обрыва. — Отлично, отлично!

— Этот Диктис, — восхищенно заметил другой, — просто смерть для морских чудовищ. Это уже третье, которое он поймал за неделю.

— Четвертое, — поправил Диктис, выбираясь на верх обрыва и таща на плече сеть с ванной и заключенным в ней человеком. — Вы забыли про карликовую русалку — наполовину женщину, наполовину сардинку. Я ее тоже считаю, хотя она и такая маленькая. Но это лучшее из всех. Ничего подобного я еще не видел.

Тренированными движениями он быстро размотал сеть. Перси выкарабкался из ванны и рухнул на землю, чувствуя себя, как мешок с хорошо обглоданными костями.

Диктис приподнял его огромной рукой и внимательно рассмотрел.

— Это не чудовище, — с явным разочарованием сказал он. — Оно распадается на части: половина его — человек, а остальное — нечто вроде круглого сундука. А я думал, это в самом деле что-то необычное! Ну ладно,

— задумчиво пробормотал он, приподнимая Перси над головой с явным намерением бросить его обратно в море. — Не может же мне все время везти.

— Может быть, — предположил старик, стоявший с краю группы, — может быть, это все-таки чудовище. Возможно, оно только сейчас превратилось в человека. Ему стоит знать, что если оно — чудовище, то мы поместим его в зверинец твоего брата, но если оно — человек, мы бросим его обратно, поскольку народу у нас и без него хватает.

Великан задумчиво кивнул.

— Что-то в этом есть, Агесилай. Не хотелось бы возвращаться к царю Полидекту с пустыми руками. Ну что ж, это очень легко выяснить…

Что это за мир? — отчаянно думал Перси. «Если он человек, мы бросим его обратно, поскольку народу у нас и без него хватает!»

И как они собираются выяснять, человек он или нет?

Он заметил, что хорошо одетый рыбак вынимает из висящих за спиной ножен большой острый меч. Диктис вопросительно ткнул острием в грудь Перси.

— Лучше побыстрее превратись обратно в чудовище, сынок. Ибо если ты думаешь, что тебя бросят назад в воду, то такого удовольствия ты не получишь. Еще чуть-чуть, и я разрежу тебя на шесть отличных кусков. Уверяю тебя, в клетке у моего брата тебе будет намного лучше. Итак, кто ты на самом деле?

Перси подпер лоб рукой. Чего они от него ожидают — что он тут же придумает способ, как быстро превратиться в нечто с крыльями, плавниками и сиамским близнецом? Ведь если он этого не сделает, его явно намереваются превратить в котлеты.

— Ладно, — нахмурившись, сказал Диктис. — Раз ты такой упрямый, можешь продолжать в том же духе. Посмотрим, как на тебя подействует вот это.

Он несколько раз, примериваясь, взмахнул бронзовым лезвием над головой, потом занес его для страшного удара.

Увидев красноватый отблеск, Перси судорожно сглотнул.

— Я скажу, — пролепетал он. — Я все скажу! Я… я…

Что сказать, чтобы они поняли? Какую ложь можно быстро сочинить, чтобы они поверили? Они хотели, чтобы он выглядел как чудовище.

Чудовище! Ведь он говорил с…

Слова начали быстро срываться с его губ. Обдумывать их времени уже не оставалось.

— Я человек, которого морской змей приветствовал, как сына Данаи, — он надеялся, что это хотя бы на какое-то время задержит великана.

Так оно и вышло.

Диктис опустил меч и отступил на шаг, изумленно глядя на Перси.

— Сын… сын Данаи? Тот, кто должен убить Горгону?

— Тот самый, — застенчиво кивнул Перси, словно знаменитость, неожиданно обнаруженная среди посетителей ночного клуба. — Зна… знаменитый убийца Горгоны. Человек, который принес островитянам ту голову, пеструю змеиною гривой, каменную…

— Ты хочешь сказать, который принесет, — поправил его Диктис. — Это еще не свершилось. Ну, ну. Ты несколько худоват для такого дела, хоть у тебя и рыжие волосы. Как тебя зовут?

— Перси. Перси С. Юсс.

— Все верно! — воскликнул сзади Агесилай. Он быстро подбежал к ним, его борода развевалась за его спиной, словно огромный белый шейный платок.

— Все сходится, Диктис, все сходится! Все так, как в пророчестве! Его зовут Персей, у него рыжие волосы, ты поймал его неводом — все в точности, как предрек оракул…

Диктис выпятил нижнюю губу и покачал головой.

— Оракулы — это одно. Мускулы — совсем другое. Пусть кто-нибудь попробует мне сказать, что этот слабак намерен расправиться с чудовищем, которое приводит в ужас самых отчаянных смельчаков и даже других чудовищ — какой бы мощью те ни обладали. Да ты посмотри на него — он уже трясется от страха!

Это не вполне соответствовало действительности. Перси просто продрог, стоя в чем мать родила на продуваемом ветрами склоне холма. Кроме того, сказалась эмоциональная реакция на то, что ему только что пришлось пережить. Беспокойство его росло по мере того, как местные жители обсуждали его возможности в качестве убийцы Горгоны. Фраза сорвалась у него с языка лишь как средство на какое-то время отвлечь Диктиса; теперь, похоже, их мысли занимала лишь эта тема. Чудовище, приводящее в ужас людей и богов!

Он с тоской подумал о том, как несколько минут назад плыл по кишащему змеями морю в протекающей ванне. О беззаботное, счастливое время!

— Его имя даже не Персей, — спорил Диктис. — Персиэсус или что-то в этом роде. Ты же не хочешь сказать, что эта грязная образина станет самым знаменитым героем нашего времени?

Агесилай убежденно кивнул.

— Конечно, станет! Что касается имени, то я думаю, оно отличается не сильно. Иногда оракул путает имена. Но вот сундук, в котором, как сказал оракул, явится Персей со своей матерью Данаей, после того как Акриз, царь Аргоса, бросит их в море.

— Да, но оракул говорил о младенце Персее, — вмешался другой человек в набедренной повязке. — Разве не так?

— Ну и что же, — уклонился от ответа Агесилай. — Иногда оракул путает и возраст. — Старик, похоже, уже сомневался в надежности оракула в любой области.

Перси обнаружил, что симпатизирует ему. Агесилай явно защищал его, но Перси не был уверен в том, что будет хуже — если старик выиграет или проиграет.

Диктис быстро прекратил спор.

— Если Акриз, царь Аргоса, по словам оракула, бросил в сундуке Персея и его мать в море — где в таком случае Даная? И еще одно, Агесилай. Аргос находится там. — Он показал украшенной браслетами рукой. — На северо-западе. Этот парень появился с востока. Нет, это всего лишь самозванец, который пытается воспользоваться пророчеством. А я не люблю самозванцев.

Диктис наклонился и поднял с земли веревку, с помощью которой несколько человек чинили дыры в сети. Прежде чем Перси успел произнести хоть одно слово протеста, он был ловко сбит с ног, брошен на землю и мгновение спустя связан столь же тщательно, как дорогой рождественский подарок.

3
{"b":"27511","o":1}