ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы знали моего отца?

Артур Организатор улыбнулся и кивнул.

— Очень хорошо. Он мог бы стать великим человеком. Он отдал свою жизнь во имя дела. Кто из нас сможет забыть Эрика… Эрика Кладовщика, так, кажется?

— Опустошителя Кладовых. Его звали Эрик Опустошитель Кладовых.

— Да, конечно. Эрик Опустошитель Кладовых. Незабываемое имя и незабываемый человек. Но это другая история; мы поговорим об этом как-нибудь в другой раз. Очень скоро тебе придется возвращаться назад к своему дяде.

Он взял в руки плоскую доску, покрытую странными знаками, и стал изучать ее под светом своей лампы.

— Как тебе это понравится? — пробормотал один из работавших с незнакомыми материалами мужчин, обращаясь к своему соседу. — Его спросили, кто его народ, и он ответил: «Человечество». Человечество!

Второй мужчина хмыкнул.

— Племя из передних убежищ. Чего, черт возьми, ты от них ожидаешь? Научных познаний? Каждое племя из живущих в передних убежищах называет себя Человечеством. Для этих примитивных людей человеческий род заканчивается в их крайнем убежище. Твое племя, мое племя. Знаешь, как они называют нас? Чужаками. На их взгляд, между нами и Чудовищами нет особой разницы.

— Именно это я и имею в виду. Они не видят в нас товарищей. Это ограниченные дикари. Кому они нужны?

Артур Организатор взглянул на Эрика, и резко повернулся к мужчине, который произнес последние слова.

— Я скажу вам, кому они нужны, Вальтер, — сказал он. — Они необходимы Делу. Если племена передних убежищ с нами, это значит, что наши основные линии снабжения, связанные с территорией Чудовищ, открыты. Нам нужен любой боец, каким бы примитивным он ни был. Каждое отдельное племя должно быть с нами, если мы хотим, чтобы чужая наука стала доминирующей религией убежищ, если мы хотим избежать поражения во время нашего восстания. Нам нужны люди передних убежищ с их талантами охотников и грабителей, нам нужны люди задних убежищ с их знаниями. В этом деле нам нужны все, особенно сейчас.

Человек по имени Вальтер отложил свою работу и с сомнением покосился на Эрика. Казалось, Артур его совершенно не убедил. Эти высокомерные обитатели задних убежищ с их разрисованными ремнями и невоенными манерами! Люди из разных племен сидят и мирно беседуют, тогда как — если бы у них есть хоть капля собственного достоинства — они должны были бы убивать друг друга! Неожиданно пол под ним задрожал. Эрик едва удержался на ногах. Он раскачивался, пытаясь схватиться за копья в петле за спиной. Наконец ему это удалось, и он с трудом смог удержать равновесие. Копье, которое он сжимал, вибрировало в его руке.

Издалека донеслось несколько разрывающих уши ударов, пол качался ритмично.

— Что это? — закричал Эрик, поворачиваясь к Артуру. — Что происходит?

— Ты никогда не слышал раньше, как шагает Чудовище? — спросил Организатор изумленно. — Ах, да, это же твоя первая кража, твой первый выход за пределы убежищ. Это Чудовище, мальчик. Чудовище ходит по кладовой. Делает то, что делают Чудовища. Они имеют на это право, знаешь ли, — добавил он с улыбкой. — Это их кладовая. Мы здесь всего лишь гости.

Юноша заметил, что остальные не обратили на происходящее никакого внимания. Он сделал глубокий вдох и снова повесил копье за спину. Как раскачивались пол и стены! Какое это, должно быть, громадное фантастическое существо! Будучи учеником воинов, он часто стоял с часовыми у входа на территорию Чудовищ, когда отряд отправлялся совершать кражу для Человечества. Несколько раз до него доносились тяжелые глухие удары, и стены убежища слегка дрожали. Но не так, как сейчас. Ни разу еще его не охватывал подобный ужас.

Он поднял глаза к прямому ровному потолку. Вспомнил темное пространство, оставшееся позади и простиравшееся бесконечно вверх.

— А это, — произнес он громко, — это строение, в котором мы находимся. Чем оно является для них?

Артур Организатор передернул плечами.

— Один из предметов мебели Чудовищ. Мы находимся на одном из открытых пространств, которые они всегда оставляют у основания своей мебели. Это делает мебель более легкой для передвижения, как мне кажется.

Он мгновение прислушивался. Удары стали удаляться и постепенно затихли.

— Давай перейдем к делу, Эрик. Это Вальтер Искатель Оружия. Вальтер Искатель Оружия из людей Максимилиана. Вальтер, что у тебя есть для племени Эрика, для… э… для Человечества?

— Терпеть не могу отдавать что-то даже не очень хорошее людям из передних убежищ, — пробормотал сидевший на корточках человек. Сколько бы ты им ни объяснял, они все равно используют любые изделия неправильно, каждый раз только все портят. Ну, посмотрим, это должно быть довольно просто. — Он порылся в куче странных вещей и достал из нее маленький красный желеподобный шарик.

— Все, что от тебя требуется, это отщипнуть от него кусочек пальцами. Только кусочек, не больше. Затем плюнь на него и брось его. После того, как ты на него плюнул, избавься от него, как можно скорее. Бросай как можно быстрее и как можно дальше. Как ты думаешь, ты запомнил то, что я сказал?

— Да, — Эрик взял у него красный шарик и озадаченно посмотрел на него. От шарика исходил странный раздражающий запах, от которого слегка зудело в носу. — Но, что при этом произойдет? Что он делает?..

— Это не твоя забота, мальчик, — прервал его Артур Организатор. Твой дядя знает, как и когда его использовать. Ты совершишь свою кражу третьей категории — сувенир Чудовищ, который никто в твоем племени никогда раньше не видел. И скажи своему дяде, чтобы он привел свой отряд к моему убежищу через три дня — три периода сна. Это будет наша последняя встреча перед восстанием. Скажи ему, чтобы воины были вооружены, чтобы они взяли все копья, которые только смогут унести. — Эрик слабо кивнул. Как много странных и непонятных вещей происходило в убежищах и за их пределами! Мир был гораздо больше и удивительнее, чем он когда-либо мог себе представить.

Он увидел, что Артур Организатор добавил какой-то значок на Плоскую доску, на которой уже было нанесено множество символов. «Вот еще одно проявление слабости Чужаков, — подумал он, — на этот раз слабости их памяти, намного уступающей памяти Человечества».

Искатель Оружия вскочил на ноги с схватил Эрика за руку, когда тот собрался было положить красный шарик в мешок.

— Там у тебя ничего влажного нет? — спросил он, открыл сумку и порылся в вещах Эрика. — Воды нет? Запомни, намочишь эту штуку — и тебе конец.

— Человечество держит воду во флягах, — раздраженно объяснил ему Эрик. — Вот здесь. — Он показал на болтающийся на бедре мешочек, — а не наливает ее вместе с едой.

Он забросил полный мешок за спину и с гордым видом отошел.

Артур Организатор проводил его до конца убежища.

— Не обращай внимания на Вальтера, — прошептал он. — Он вечно боится, что никто, кроме него самого, не сможет использовать оружие Чудовищ, которое он отыскивает. Он со всеми так разговаривает. А теперь давай я освежу твою память, относительно обратного пути. Мы не хотим, чтобы та заблудился.

— Я не заблужусь, — холодно возразил Эрик. — У меня хорошая память и я знаю достаточно, чтобы просто переставить в обратном порядке этапы моего пути сюда. Кроме того, я ведь Эрик Разведчик, Эрик Глаз Человечества. Я не заблужусь.

Очень гордый собой, он пошел прочь, не поворачивая головы. Пусть Чужаки знают, что он о них думает. Высокомерные самодовольные негодяи. Но все равно, он чувствовал, что его как-то обидели, унизили, как в тот раз, когда Рой Бегун назвал его Одиночкой перед всем отрядом. И последнее замечание, которое он услышал за своей спиной — «Эти примитивные люди так чертовски ранимы» — не улучшило его настроение.

Все еще предаваясь грустным размышлениям, он пересек открытое темное пространство, не сводя глаз с полосы белого света впереди. Мозг его был занят совершенно непривычным для него занятием: переоценкой ценностей. Свободная простота Человечества против сложности и непонятности Чужаков. Знания Человечества, касающиеся жизненно важных вопросов каждодневного существования против знаний о таком большом количестве разных вещей и технологий, о которых он никогда и не слышал. Действительно ли Человечество идет по предпочтительному, более правильному пути? И почему его дядя оказался замешанным в политику Чужаков? Обо всем этом думал Эрик, выходя из строения. Он повернул налево и, пройдя мимо маленького входа, который пропустил и прежде, поспешил к стене, которая отделяла его от убежищ. И почему все эти Чужаки, явно принадлежащие к разным племенам, так сошлись в презрении, с которым они относятся к Человечеству? Он не успел еще повернуть направо и направиться вдоль стены по последнему отрезку пути к двери, когда пол снова задрожал, выведя его из раздумий. Он подскочил, затем кинулся наземь, замерев от страха. Он находился на открытом месте в то время, как Чудовище снова вошло в кладовую.

11
{"b":"27514","o":1}