ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Томас Уничтожитель Ловушек погладил копье, прежде чем ответить. Он прикоснулся к нему нежно, почти бессознательно, но они оба мысленно отметили тот факт, что оно готово к удару. Огромное тело капитана, на котором были лишь опоясывающие бедра ремни и легкая петля для копья, висящая на спине, казалось, тоже было готово броситься мгновенно в любом направлении. Он снова перевел взгляд от одного конца убежища к другому, луч фонарика, прикрепленного к его лбу, пронизал сгустившуюся у входов темноту. Эрик тоже осмотрелся. Никто не слушал их прижавшись к стене и затаив дыхание.

— С каких пор? С тех пор, как узнал твоего отца. Он был в другом отряде. Естественно, мы нечасто встречались до того, как он женился на моей сестре. Хотя я слышал о нем: все в Обществе Мужчин слышали о нем: он был великим вором. Но когда он стал моим зятем, я от него многое узнал. Я узнал о замках, о самых последних ловушках — и еще я узнал о чужой науке. Он к тому времени уже многие годы был человеком чужой науки. Он обратил твою мать, и он обратил меня.

Эрик Единственный попятился.

— Нет! — закричал он. — Только не мои отец и мать! Они были порядочными людьми — когда их убили, в их память была проведена служба. Они жили для блага науки наших предков…

Дядя прижал к его губам мощную ладонь.

— Заткнись, ты, чертов дурак, или угробишь нас обоих! Конечно, твои родители были порядочными людьми. Как ты думаешь, их убили? Твоя мать оказалась вместе с отцом на территории Чудовищ. Ты когда-нибудь слышал, чтобы женщина ходила со своим мужем на кражу? И брала с собой маленького ребенка? Ты думаешь, это была обычная кража у Чудовищ? Они были людьми чужой науки, и служили ей верой и правдой.

Эрик посмотрел в глаза дяде поверх руки, зажимавшей его рот. Люди чужой науки… служили верой и правдой… Ты думаешь, это была обычная кража… Он никогда не задумывался над тем, странным фактом, что его родители отправились на территорию Чудовищ вместе, мужчина взял свою жену, а женщина — своего маленького ребенка! Когда он расслабился, дядя убрал руку.

— Что это была за кража, во время которой погибли мои родители?

— На такую же отправишься ты, — ответил Томас. — Если ты сын своего отца. Если ты настоящий мужчина и можешь продолжить дело, которое начал он. Это так?

Эрик хотел было кивнуть, но почувствовал, что только вздрогнул, и просто опустил голову. Он не знал, что сказать. Его дядя — да, его дядя всегда был образцом для него, его вождем, сильным, мудрым и опытным. Его отец… Естественно, он хотел бы следовать примеру своего отца и продолжать начатое им дело, каким бы оно ни было. В конце концов, это церемония его посвящения, и для того, чтобы доказать свое право называться мужчиной, надо будет подвергнуться достаточной опасности. Но выбрать для церемонии посвящения задание, которое привело к смерти его отца, величайшего вора племени, к тому же еретическое, богохульственное задание…

— Я попробую. Не знаю, смогу ли я…

— Ты сможешь, — с жаром уверил его дядя. — Все уже подготовлено для тебя. Все будет так, словно ты идешь по прорытому убежищу, Эрик. Тебе придется только пройти через совет. Ты должен быть непреклонным, что бы ни случилось. Ты скажешь вождю, что выбираешь третью категорию.

— Но почему третью? — спросил Эрик. — Почему это должны быть сувениры Чудовищ?

— Потому что это то, что нам необходимо. И ты держись своего, как бы они на тебя не нажимали. Помни: посвящаемый имеет право сам решать, что он будет красть. Первая кража мужчины — его личное дело.

— Но послушай, дядя…

В конце убежища раздался свист. Томас Уничтожитель Ловушек кивнул в сторону сигнала.

— Мальчик мой, совет начинается. О походе мы поговорим позже. А сейчас запомни следующее: кража третьей категории — твоя собственная идея, исключительно твоя собственная. Забудь обо всем, о чем мы с тобой говорили. Если у тебя возникнут проблемы с вождем, не смущайся, я буду там. В конце концов, я твой крестный отец. — Он обнял своего сбитого с толку племянника и пошел в конец коридора, где его ждали другие члены отряда.

2

Племя собралось в центральном, самом просторном убежище под большими висячими лампами накаливания, которые использовались только в этом месте. За исключением нескольких часовых во внешних коридорах, все Человечество собралось здесь. Это было захватывающее дух зрелище.

На небольшом бугорке, называемом Королевский Холм, восседал Франклин Отец Многих Воров, вождь всего Человечества. Он единственный демонстрировал тяжесть живота и вялость рук — ибо он один имел привилегию вести малоподвижный образ жизни. Рядом с крепкими мускулистыми капитанами отрядов, его непосредственным окружением, он выглядел почти женственно, и одним из его многочисленных титулов был просто Человек. Да, несомненно, Человеком Человечества был Франклин Отец Многих Воров. Об этом можно было судить по притихшим, уважительно замершим воинам, стоявшим на некотором расстоянии от холма. Об этом можно было судить по взволнованному интересу женщин, стоявших в другом конце огромного убежища, согласно обычаю Общества Женщин. Об этом можно было судить по нервозности и неприязни, с какой на других женщин смотрела главная среди них — Оттили, Первая Жена Вождя. И наконец, об этом можно было судить по лицам детей, стоявших вдалеке неорганизованной толпой. Лица большинства из них имели неоспоримое сходство с лицом Франклина. Франклин хлопнул в ладоши — раздались три тяжелых с равными промежутками удара.

— Во имя наших предков, — начал он, — и науки, при помощи которой они правили Землей, я объявляю Совет открытым. Пусть он станет еще одним шагом в овладении их наукой. Кто просит слова?

— Я, — Томас Уничтожитель Ловушек вышел из своего отряда и встал перед вождем.

Франклин кивнул и продолжал вести собрание, задав следующий формально полагающийся вопрос.

— По какой причине?

— В качестве капитана отряда я обращаю ваше внимание на кандидата в мужчины. Члена моего отряда, копьеносца в течение положенного времени, принятого учеником в Общество Мужчин. Моего племянника Эрика Единственного.

Когда его имя было произнесено, Эрик вздрогнул. Отчасти по собственному побуждению, отчасти повинуясь толчкам, полученным от других воинов, он, спотыкаясь, подошел к своему дяде и встал лицом к вождю. Этот самый важный момент в его жизни оказался очень трудным для него. Так много людей в одном месте, испытанных и знаменитых воинов, привлекательных и обладающих знаниями женщин, сам вождь, — и все это после шокирующих откровений его дяди… Он чувствовал, что вряд ли в состоянии мыслить ясно. А ему было жизненно необходимо мыслить ясно. Его ответы на следующие несколько вопросов должны быть точными и правильными.

Вождь задал первый из них:

— Эрик Единственный, ты обращаешься с просьбой считать тебя полноправным мужчиной?

Эрик сделал глубокий вдох и кивнул.

— Да.

— В качестве полноправного мужчины какая от тебя будет польза Человечеству?

— Я буду красть для Человечества все, что ему понадобится. Я буду защищать Человечество от всех Чужаков. Я буду увеличивать имущество и знания Общества Женщин для того, чтобы оно могло увеличивать силу и благосостояние Человечества.

— И ты клянешься все это делать?

— И все это я клянусь делать.

Вождь повернулся к дяде Эрика.

— Как его крестный отец ты поддерживаешь его клятву и клянешься, что ему можно доверять?

Томас Уничтожитель Ловушек ответил с едва уловимым намеком на сарказм:

— Да, я поддерживаю его клятву и клянусь, что ему можно доверять.

На какое-то мгновение взгляд вождя скрестился с взглядом капитана отряда. Несмотря на всю неразбериху, что творилась в голове у Эрика, он заметил это. Затем вождь отвел глаза в сторону и показал на женщину в другом конце убежища.

— Он принят в качестве кандидата мужчинами. Теперь женщины должны просить доказательств, ибо только женское испытание дарует звание полноправного мужчины.

3
{"b":"27514","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дай лапу! Большая книга добрых историй
Чистый лист
Прекрасная помощница для чудовища
Мрачная история
Bella Германия
Про футбол
Кому я должен? Часть 1
Ветер Севера. Аларания
Зеркало твоей мечты