ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Время от времени взгляд Франклина встречался со взглядом Оттили, его первой и любимой жены. Казалось, он ей что-то говорит, хотя ни один из них не шевельнул губами. Время от времени они кивали друг другу и снова устремляли взгляды на дядю посвящаемого юноши.

Остальное Человечество почувствовало натянутость атмосферы: почти не слышалось смеха и веселых возгласов, обычных для праздника посвящения. Отряд Уничтожителя Ловушек окружил своего командира тесным кольцом, большинство воинов даже не прикасались к пище, они сидели, внимательно и настороженно глядя по сторонам. Другие капитаны отрядов — мужчины типа Стефана Сильной Руки и Гарольда Метателя имели озабоченный вид, словно решали какие-то очень сложные задачи. Даже дети вели себя очень спокойно. Они поднесли еду, над которой женщины произнесли заклинания, затем вернулись на свои места и ели молча, глядя широко открытыми глазами на старших. Эрик испытал явное облегчение, когда Франклин Отец Многих Воров громко отрыгнул, потянулся и лег на пол убежища. Через несколько минут он спал, оглушая остальных мощным храпом. Ночь официально началась.

3

Как только закончился период сна, и вождь проснулся и зевнул, провозгласив таким образом начало нового дня, отряд Томаса Уничтожителя Ловушек отправился в поход. Эрик, все еще официально именуемый Единственным, нес бесценные набедренные ремни — одежду зрелого мужчины — в мешке с провизией, которой снабдили их женщины из расчета, что путешествие продлится несколько дней. Они намеревались вернуться до начала следующего периода сна, но когда отправляешься в поход на территорию Чудовищ, может случиться все что угодно. Они вышли наружу боевым строем, длинной растянутой цепью, каждый следующий воин едва видел идущего впереди него. Впервые за время своей военной карьеры Эрик нес только один комплект пик,

— свои собственные. Запасное оружие отряда, как и дополнительные продукты, нес на своей спине новый ученик-подросток, шагавший за Эриком и смотревший на него с тем же испугом и возбуждением, с каким когда-то сам Эрик воспринимал взрослых воинов. Перед Эриком, то и дело исчезая из поля зрения, когда мрачный коридор поворачивал или разветвлялся, двигался Рой Бегун, его длинные подвижные в суставах ноги уверенно вели его по лабиринту. Но на протяжении всего пути, Эрик знал это, во главе колонны шел его дядя. Томас Уничтожитель Ловушек двигался осторожно, и в то же время не теряя напрасно ни секунды. Большая лампа, прикрепленная к его лбу, постоянно поворачивалась от одной стены нежилого убежища к другой и прямо вперед, тяжелые копья, которые он сжимал обеими темными руками, готовы были нанести мгновенный удар, рот открыт, чтобы прокричать предупреждение, если вдруг возникнет опасность. Быть мужчиной — так вот что это такое! Ходить в походы, подобные этому, до конца своей жизни; славные, полные приключений походы, чтобы Человечество могло есть вдоволь, иметь оружие и жить, как подобает Человечеству. И когда ты возвратишься с триумфом, с победой, женщины будут танцевать, приветствуя тебя, проходя между рядами усталых мужчин, поднося им еду и питье и забирая трофеи, которые только они в состоянии превратить в полезные вещи. Затем, после того как ты поел, попил и отдохнул, наступает время твоего собственного танца, танца мужчин, в котором ты воспоешь и изобразишь для всего племени события этого конкретного похода, опасности, которые ты преодолел, удивительное мужество, которое ты продемонстрировал, странные и таинственные картины, которые ты видел.

Картины, которые ты видел! Поскольку он будет Эриком Глазом, ему, вероятно, будет даровано право совершать сольный танец каждый раз, когда его отряд столкнется с чем-то особенно загадочным. О, как высоко будет прыгать Эрик Глаз, как громко, как гордо, как мелодично он будет петь о чудесах, с которыми они встретились в походе! «Эрик Глаз, — будут бормотать женщины. — Какой замечательный мужчина! Какая пара для какой-то счастливой женщины!» Гарриэт Рассказчица Истории, например. Этим утром, прежде чем они выступили в поход, она наполнила его флягу свежей водой, словно он был уже полноценным мужчиной, а не посвящаемым, отправляющимся на свое последнее испытание. Она наполнила ее на глазах у всего Человечества и поднесла ему. Ее глаза были опущены, а на розовой коже лица и тела выступили неяркие пурпурные пятна. Она обращалась с ним, как жена обращается с мужем, и многие воины — Эрик подумал об этом с ликованием — многие настоящие воины, уже давно совершившие свои кражи, заметили, что Эрик, вероятно, присоединится к рядам Общества Мужчин и женатых людей почти одновременно. Конечно, рыжеволосая, и, следовательно, невезучая Гарриэт со своей шумной властной матерью была не самой завидной невестой Человечества. И все же, существовало много настоящих воинов, которые еще так и не смогли уговорить женщину стать своей подругой, которые смотрели на Франклина и трех его жен с нескрываемой завистью и жадностью. Теперь они будут завидовать Эрику, самому последнему из всех посвященных, когда он найдет себе пару в ту самую ночь, когда вернется со своей первой кражи! Только назовите его Эриком Единственным тогда! Только назовите его Одиночкой! У них с Гарриэт помет будет следовать за пометом. Большие, богатые пометы, четыре, пять и даже шесть детей сразу. Люди забудут, что он сам был результатом единичного рождения. Другие женщины, подруги других воинов станут из кожи вон лезть, чтобы привлечь его внимание, как теперь они лезут вон из кожи, чтобы привлечь внимание Франклина Отца Многих Воров. Он сделает так, что пометы, отцом которых был Франклин, будут казаться ничтожными, он докажет, что главная надежда на увеличение Человечества находится в нем, только в нем. И когда придет время выбирать нового вождя…

— Эй, ты, чертов мечтатель-одиночка! — раздался где-то впереди голос Роя Бегуна, — стряхни с себя туман и обрати внимание на сигналы. Это поход на территорию Чудовищ, а не прогулка по убежищу, где живут женщины. Будь начеку, слышишь? Капитан отряда передал, что он тебя ждет.

Сопровождаемый смешками — черт возьми, даже новый ученик смеялся! — Эрик покрепче зажал в руке свой фонарик и бросился к началу колонны. Каждый воин, когда он проходил мимо, интересовался именем девушки, о которой он думал, и выспрашивал интересные подробности. Так как Эрик не открыл рта, некоторые из воинов высказывали свои предположения вслух, и они были чудовищно близки к истине!.. Его дядя обошелся с ним не лучше.

— Эрик, Закрытый Глаз! — заревел Уничтожитель Ловушек. — Эрик Слепой, вот как тебя будут называть, если ты не проснешься. А теперь иди рядом со мной и постарайся действовать как Эрик Глаз. Эти убежища опасны, а мое зрение не такое острое, как твое. Кроме того, я должен натаскать тебя относительно некоторых вещей.

Он повернулся.

— Растянитесь! Между вами должен быть интервал в бросок копья. Я хочу видеть настоящую растянувшуюся колонну с достаточным расстоянием между воинами.

Когда маневр был завершен, он прошептал Эрику:

— Хорошо. Это дает нам шанс поговорить наедине, так, чтобы нас никто из отряда не услышал. Моим ребятам можно доверять, но все же, зачем испытывать судьбу?

Эрик кивнул, не имея ни малейшего представления, о чем идет речь. В последнее время дядя стал немного странным. Ну да ладно, все равно он был лучшим командиром отряда во всем Человечестве. Они шли рядом, свет, льющийся от странного светящегося вещества в фонариках Эрика и его дяди, освещал дорогу футов на сто впереди. С обеих сторон, сверху, снизу их окружали неровные стены убежища. Из центра коридора, по которому они шагали, стены казались мягкими, словно покрытыми губкой, но Эрик знал, какие невероятные усилия требуются для того, чтобы пробить в них нишу или углубление. Несколько сильных мужчин по крайней мере в течение двух периодов сна должны были работать в поте лица, чтобы выдолбить нишу, в которую поместилась бы горсть запасов Человечества. Как появились убежища? Некоторые говорят, что их прорыли предки, когда впервые начали наносить удары по Чудовищам. Другие утверждают, что убежища существовали всегда и ждали, пока Человечество их найдет и удобно в них расположится. Убежища тянулись во всех направлениях. Они вели вперед и вперед, время от времени изгибаясь, разветвляясь, темные и тихие до тех пор, пока человек не ступал в них, освещая слабым светом ламп и фонариков. Коридоры — Эрик это знал — вели к территории Чудовищ. Он шагал по ним много раз, когда отряд дяди отправлялся в поход, чтобы добыть необходимые для жизни Человечества вещи. Другие коридоры вели в более экзотические и более опасные места. Интересно, есть ли где-нибудь такое место, где нет убежищ?

7
{"b":"27514","o":1}