ЛитМир - Электронная Библиотека

— Можете идти спать, — сказал он горничной, подавшей ему чай, и, выпив чашку, надел мокрое пальто и вышел на дождь.

Очень неприятно… почему они не дают ему уехать спокойно, ведь он стар, ему так мало осталось жить… Слезы потекли по его щекам при мысли о несправедливости. Это все Гарло! К черту его! Эта милая девушка, никому не причинившая ни малейшего зла, такая красивая — и она должна умереть из-за Гарло.

Элленбери вытер рукой слезы, снял замок и открыл дверь.

Свеча вспыхнула в последний раз, и в этом мгновенном свете он увидел белое лицо замершей от ужаса девушки. С рыданием Элленбери замахнулся на нее топором…

Глава 21

Когда Элк пришел под вечер к своему другу, Джим сидел перед столом, на котором был разложен большой план города.

— Покупаете себе дом? — спросил Элк.

Джим тщательно свернул план и спрятал в ящик стола.

— Не согласитесь ли вы помочь мне совершить небольшой налет сегодня ночью? — спросил он. — Было время, когда я мог лазить, как кошка.

— Где же намечен грабеж? — спросил Элк.

— В Парк-Лейне, — ответил Джим. — Я собираюсь забраться в один из роскошнейших домов Лондона, в замок барона Гарло.

— Разве он возведен в баронское достоинство? — спросил Элк, имевший очень отдаленное представление о генеалогии.

Джим выглянул из окна на набережную Темзы, там спешили возвращающиеся домой рабочие. Шел крупный дождь и дул сильный ветер. Но не было и следов тумана, предсказанного метеорологическим бюро.

— Туман так же нужен грабителю, как повязка на глазах, — сказал Элк. — Дождь же загоняет городовых в ворота домов, что очень удобно для воров.

Дождь лил ручьями, когда полицейский автомобиль с Джимом Карлтоном проехал под аркой; его чуть было не опрокинуло ветром, когда он проезжал по Гайд-парку.

Дом № 704 в Парк-Лейне был отделен от других домов и даже окружен стеною. Под окном пристройки, в которой помещалась библиотека, был маленький садик с цветущим вишневым деревом. Вынырнувший из мрака полицейский сержант остался караулить машину. Через две минуты сыщики перелезли через стену и втащили за собой лесенку с крючками на концах.

В библиотеке было темно, и они забрались на ее куполообразную стеклянную крышу. Тут Джим оставил Элка для прикрытия. Он не заблуждался насчет трудности своей задачи. Все верхние окна были забраны решетками или закрыты ставнями; но в этот день он послал в парк низко летающий аэроплан и получил фотографию: на крыше была видна небольшая кирпичная постройка, которая, вероятно, стояла над лестницей, ведущей во внутренние покои.

Через десять минут он был на крыше дома и, медленно ступая на войлочных подошвах, дошел до кирпичной постройки. Ветер достиг страшной силы, но парапет защищал Джима.

Как он и ожидал, в кирпичную надстройку вела крепкая дверь, запертая внутренним замком; может быть, на ней были и засовы. Джим прислушался, но, кроме воя ветра, не услышал ничего и принялся за исследование крыши, подсвечивая себе фонарем. Но на крыше он не нашел ничего и вернулся к постройке над лестницей. Достав из кармана футляр с инструментами, вынул буравчик и стал сверлить дверь, но очень скоро буравчик остановился: дверь была облицована сталью. Джим выбрался на крышу надстройки, но крыша оказалась очень добротной, потребовался бы молот и продолжительное время, чтобы проломать ее.

Он перевесился через парапет и посмотрел вниз; в это время внизу к входной двери подошел человек, открыл ее и вошел. До Джима донесся звук захлопывающейся двери. Несомненно, это Гарло, никто так не подергивает плечами при ходьбе. Где он был в такую ночь?

Что же делать? Вернуться к Элку и рассказать ему о своей неудаче? Так Джим и хотел поступить, как вдруг услышал скрип ключа в замке и голос Гарло. Он, очевидно, шел на крышу, и Джим скорчился в тени надстройки.

— …да, конечно, идет дождь, дружище. Но в Лондоне всегда идет дождь. Я уже был сегодня под дождем, а вы нет. Фу, какой лил дождь!

Голос Гарло был ласков, как будто он говорил с ребенком.

— Надели вы шарф? Застегнитесь и наденьте перчатки. Фу, какая вы ворона.

— Мне вовсе не нужны перчатки, совсем не холодно. Гарло, я опять хочу спросить…

Голоса стали неясными. Джим понял, что они гуляют вдоль парапета. Если у Гарло нет фонаря, они не увидят лестницы. Теперь они шли назад; Джим быстро отступил к стене.

— …я не могу отдать их вам. Вы слишком много читаете, и я не хочу, чтобы вы мучили себя писанием. Будьте благоразумны, милый Марлинг…

Марлинг! Джим задержал дыхание. Они были так близко, что, вытянув руку, он мог коснуться ближайшего из собеседников.

Джим увидел, что спутник Гарло был так же высок, но сутулился. На мгновение он увидел бороду, которую ветер трепал во все стороны. Голоса опять стали слышны, когда они вернулись, и вдруг послышался какой-то царапающий звук и восклицание Гарло:

— Черт возьми, что здесь такое?!

Снизу донесся слабый стук. Сердце у Джима упало. Вероятно, Гарло наткнулся на лестницу и столкнул ее с парапета.

— Вы что-то сбросили, — сказал голос неизвестного.

— Как будто крючок какой-то, — ответил Гарло. — Что бы это могло быть?

Теперь Джим мог бы прокрасться вокруг надстройки, проскользнуть в дверь, которая, как он полагал, была открыта, и скрыться. Но из открытой двери показалась полоса света; при таком свете его непременно бы заметили, если только гуляющие не повернулись бы спиной к двери. Но они стояли по-прежнему лицом, обсуждая, что такое Гарло сбросил с крыши.

— Когда мы гуляли утром, здесь положительно ничего не было, — рассуждал Гарло, — пойдемте вниз.

Итак, удобный случай был упущен. Джим остался на крыше, не имея возможности спуститься на землю.

Надо было дать знать о себе Элку. Джим вынул записную книжку, нацарапал записку и, вырвав листок, завернул в него медную монету. Он бросил ее как можно ближе к тому месту, где, по его расчетам, стоял Элк, и услышал, как медяк ударился о землю. Четверть часа ждал он, но никакого сигнала снизу не последовало. Джим снова потрогал дверь, и, к его удивлению, она отворилась. Неужели Гарло забыл запереть ее? Это на него не похоже.

Джим шире раскрыл дверь и глянул вниз. В нижней комнате горел слабый свет, и он рассмотрел угол письменного стола и полоску ковра. Бесшумно спустившись по крепким ступеням и дойдя до конца лестницы, он осмотрелся.

Комната была пуста. Около занавешенного окна стоял большой письменный стол; в углу — лакированная кровать, а прямо против него была полуоткрытая дверь. Помещение освещалось лишь одной лампой на стене; Джим прошел через комнату, повернул выключатель, и комната погрузилась во мрак.

Он выглянул на освещенную площадку — никакого признака жизни. Перед ним была лестница, ведшая в нижние этажи. Что-то говорило ему, что о его присутствии в доме известно. С левой стороны площадки была другая дверь, и первое, что он заметил, — торчащий в замке ключ. Кто-то вышел из комнаты с такой поспешностью, что забыл вынуть ключ. Джим в одно мгновение повернул ключ и запер дверь. Он услышал приглушенное восклицание и на цыпочках побежал вниз.

На нижней площадке было темно; освещая пол ручным фонарем, Джим добрался до слабо освещенного вестибюля. Вокруг было тихо; он быстро подошел к двери и ухватился за ручку. Какая-то невидимая сила ударила его в грудь, и он упал.

Джим лежал на полу почти оглушенный, потом наверху открылась дверь, и он услышал какой-то шепот. Он коснулся дверной ручки, через которую проходил сильный ток, который мог бы убить насмерть грабителей, если бы они проникли в дом. Очевидно, ток подавался в ручку через выключатель, сообразил Джим. Он увидел на стене две кнопки, хотя только один источник света был в холле. Джим нажал одну из них, свет не погас. Тогда он легонько пальцем коснулся ручки, тока не было. Хлопнув что было силы дверью, он очутился на улице. Добежав до своей машины, Джим увидел Элка, сидевшего верхом на стене и разговаривавшего с сержантом.

26
{"b":"27526","o":1}