ЛитМир - Электронная Библиотека

В Сити перестали считать мистера Гарло эксцентричным, теперь его называли «проницательным» и сравнивали с его отцом, не в пользу последнего. Его стали побаиваться. Очень уж подвижны были его деньги для общей безопасности.

Мистер Гарло с улыбкой кивнул Джиму Карлтону, смерил взглядом мрачного Элка и сказал;

— Я и не знал, что вы знакомы с моим приятелем Джимом Карлтоном. — Затем, изменив тон, добавил; — Надеюсь, что я не являюсь здесь лишним?

Джим понял, на что он намекает.

— На квартиру был учинен воровской налет, и мисс Риверс позвала нас, — сказал он.

Гарло пробормотал слова сожаления и сочувствия.

— Поздравляю вас с тем, что вам удалось заручиться самым искусным полицейским чиновником, — обратился он мягко к девушке. — Поздравляю и полицейские силы, — он посмотрел на Джима, — извлекшие вас из министерства иностранных дел, там вы зря тратили энергию, мистер Карлтон, осмелюсь высказать вам свое мнение.

— Я все еще в министерстве, — сказал Джим. — Это моя частная работа. Ведь и полицейским чиновникам разрешаются удовольствия. А как вам понравился Дартмур?

Гарло грустно улыбнулся.

— Произвел сильное впечатление, даже трагическое, — сказал он. — Я говорю, конечно, о Принстоуне, там я провел две ночи.

Эйлин ожидала, что услышит о причинах этого визита; несмотря на тоску и мрачные предчувствий, она хотела узнать, какой каприз привел сверхмагната в дом заключения.

Гарло медленно перевел глаза с нее на мужчин, и Джим сразу же понял его желание; взглянув на Элка, он вместе с ним вернулся в комнату для дров.

— Мне кажется, — сказал Гарло, — что я мог бы немного помочь вам. Мое имя вам, надеюсь, известно: я мистер Стрэтфорд Гарло.

Девушка кивнула.

— Я знаю, — сказала она.

— Вероятно, вам сказали в «Дэчи»? — Ему как будто стало легче от того, что она знала, кто он. — К своему удивлению, я стал много думать, о вас после того, как мы познакомились, и вот какое предложение я хочу вам сделать — оно довольно деликатного характера: может быть, я мог бы найти для вас хорошее место. Ваше положение, если разрешите так выразиться, несколько трагично. Близость с… гм… с преступниками или с людьми с преступным прошлым оказывает отравляющее влияние даже на самые утонченные натуры.

Эйлин улыбнулась.

— Другими словами, мистер Гарло, — спокойно сказала она, — у вас создалось впечатление, что мне живется тяжело, и вам захотелось облегчить мою жизнь?

Гарло просиял.

— Именно, — кивнул он.

— Вы очень добры, — сказала она искренно. — Но у меня хорошее место в конторе нотариуса.

Гарло грациозно наклонил голову.

— Мистер Стеббингс очень добр ко мне…

— Мистер Стеббингс — из конторы Стеббингс, Фильд и Фарро, неужели? Он еще недавно был и моим нотариусом.

Она знала и это.

— Очень хорошие люди, хотя немножко старомодные, — сказал Гарло. — Конечно, вы слышали от мистера Стеббингса обо мне?

— Только однажды, — призналась Эйлин. — Он очень сдержанный человек и никогда не говорит о своих клиентах.

Гарло задумчиво прикусил губу.

— Прекрасный человек! Я часто думал, хорошо ли я сделал, расставшись с ним. Пожалуйста, передайте ему это, когда вы с ним увидитесь. Вы, значит, работаете в Новом синдикате книготорговцев?

Она улыбнулась.

— Нет, эта контора в том же доме, и вход в нее рядом.

— Ах, теперь я понимаю, как произошла ошибка, — сказал Гарло и быстро прибавил: — Мой знакомый, который знает также и вас, видел, как вы входили в контору, и, очевидно, ошибся.

Он не сказал, кто был их общий знакомый, а она не была настолько заинтересована, чтобы расспрашивать.

В дверь постучали, на этот раз сильнее.

— Простите, пожалуйста, — сказала Эйлин, — вероятно, это мои уборщицы. Прошу вас подождать.

Она поспешила из комнаты, послышался звук отворяемой двери. Карлтон и Элк вернулись в столовую.

— Очаровательная девица, — сказал Гарло.

— Чрезвычайно, — подтвердил Джим.

— Женщины не очень меня интересуют, — заметил Гарло, — они думают совсем иначе, чем мы. К тому же эмоциональны, все страхи, предрассудки…

Две бедно одетые фигуры прошли через открытую дверь, за ними Эйлин.

— Вы, вероятно, не узнали Ингла, мистер Гарло? — Джим рассматривал фотографию на камине. — Крепкий и длинный мошенник, очень ловкий, но есть у него заскок! Верит в революцию и тому подобный вздор… кровь, гильотина, позорная колесница…

Что-то заставило его обернуться и посмотреть.

Мистер Гарло стоял посреди комнаты, ухватившись за край небольшого стола. Лицо его было бледно и страшно искривлено, а в его бледных глазах было выражение такого ужаса, какого Джим никогда не видел ни на одном человеческом лице. Элк бросился вперед, подхватил его, когда он закачался, и повел к креслу. Гарло упал в него и закрыл лицо руками.

— О, Бог мой! — сказал он, медленно покачиваясь из стороны в сторону, и упал на пол.

Колосс был в обмороке.

Глава 5

— Маленькое сердечное недоразумение, — улыбаясь, сказал Гарло и поставил стакан с водой на стол. — Мне ужасно неприятно, что я причинил вам такое беспокойство, мисс Риверс. У меня уже несколько лет не было припадков.

Он так овладел собой, что рука его не дрожала, когда он ставил стакан.

— Фу! — он медленно вытер лоб шелковым платком и твердо встал на ноги.

— Позвольте мне довести вас до дому, — сказал Элк.

Гарло покачал головой.

— Это совершенно не нужно, — сказал он. — Мой автомобиль у дверей, и я знаю средство от всех таких мозговых расстройств. Это не лекарство, — улыбнулся он,

Элк все-таки пошел проводить его до автомобиля.

— Велите шоферу свезти меня на Черинг-кросскую силовую станцию, — попросил Гарло.

Элк в удивлении долго стоял на тротуаре, размышляя, что могло вызвать у архимиллионера такое желание.

На силовой станции, очевидно, знали мистера Гарло, так как никто не удивился его визиту. Инженер, куривший в дверях, отодвинулся, чтобы пропустить его в машинное отделение, и поставил ему стул. Гарло просидел там около получаса, и жужжание динамо-машин, стук и скрип больших колес успокоили его смущенный ум.

Он и раньше приходил сюда обдумывать свои великие замыслы, для него эта атмосфера была благоприятна. Мощь и величие громадных колес, ритм приводных ремней, затемненные лампы над мрамором распределительных досок, шумное спокойствие — все это изощряло его мысль. Сознание, что он находится у самого сердца громадной силы, питало вдохновение.

Прошло полчаса, час; с глубоким вздохом он встал, и его большое лицо осветилось улыбкой.

— Спасибо, Гарри, спасибо.

Он пожал руку рабочему и оставил в его ладони хрустящую бумажку. Через несколько минут он ехал по ярко освещенной Пикадилли и приветливо кивал блестящим огням, зарождение которых он только что видел.

Чтобы понять мистера Гарло, надо было его знать.

Семья Гарло состояла из пяти членов, когда родился Стрэтфорд Селвин Мортимер Гарло, и все были чрезвычайно богаты. Через неделю после его рождения мать умерла, а через три года умер и отец, оставив ребенка на попечении тети Мерси, несколько странной старой девы. Мальчик никогда не был в школе: здоровья он был некрепкого и получил домашнее воспитание. Сказочно богатая женщина ревниво охраняла свои права на него, вмешательство семьи приводило ее в ярость.

Она уехала от своих родственников и проживала в разных местах. Регулярно каждый месяц она писала двум своим сестрам и холостому брату в Нью-Йорк, и стиль ее писем никогда не менялся:

«Мисс Мерси Гарло свидетельствует свое почтение и сообщает, что мальчик здоров и получает соответственное воспитание, а также необходимое наставление в протестантской религии».

Она пригласила гувернера, бородатого молодого человека из Оксфордского университета по фамилии Марлинг. До ушей тети Элис дошел слух о небольшом скандальчике в Оксфорде, что заставило ее сомневаться в том, насколько соответствует мистер Марлинг своей роли — влиять на формирование еще незрелого ума юноши. И она сочла своим долгом написать об этом, и какое-то время спустя получила ответ:

6
{"b":"27526","o":1}