ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Перебрасывая через голову ремешок и протягивая камеру, Маккарти поджал губы:

— Ей-ей, я побожиться готов, что у тебя было чуток седых волос. Клянусь. А насчет имени извини, проф; мы с тобой в таких делах, кажись, никак не договоримся.

Профессор что-то буркнул и направился с камерой в темную комнату, но на полпути замер и втянул голову в плечи. Выход из лаборатории преградила огромная женская фигура.

— Алоизий! — визгливо воскликнула она, и Маккарти показалось, будто ему в ухо ввинчивают штопор. — Алоизий! Я ведь вчера сказала, что если этот бродяга не покинет дом через двадцать четыре часа — и плевать мне на твои эксперименты! — то ты об этом пожалеешь. Алоизий! У тебя осталось ровно тридцать семь минут!

— Д-да, дорогая, — прошептал Гагглс широченной спине удаляющейся супруги. — Мы… мы почти закончили.

— Кто это? — спросил Маккарти, едва они остались вдвоем.

— Моя жена, разумеется. Вы должны ее помнить — она приготовила нам завтрак, когда вы ко мне пришли.

— Она нам не готовила завтрак. Я его сам себе приготовил. И еще ты говорил, что не женат!

— Теперь и вы говорите глупости, мистер Галлахер. Я женат двадцать семь лет и знаю, что отрицать это бессмысленно. Я не мог такого сказать.

— Меня не Галлахер зовут — я Маккарти. Маккарти Гусиная Шея, — проворчал бродяга. — И ваще, что тут происходит? Ты теперь даже фамилии моей не могешь вспомнить, а уж имя тем более. Имя свое сменил, башку побрил, женился второпях, да еще талдычит, будто какая-то дура-баба стряпала мне завтрак, когда я сам могу сварганить такой…

— Помолчите! — пискнул коротышка-профессор, дергая его за рукав. — Помолчите, мистер Галлахер, или Гусиная Шея, или как вас там зовут. Опишите-ка мне точно, каким было это место до того, как вы отправились в прошлое.

Гусиная Шея принялся рассказывать.

— …а эта хреновина лежала поверх той штуковины, а не под ней, — закончил он.

Профессор задумался.

— И, попав в прошлое, вы всего-навсего передвинули камень?

— Да. Правда, из-под него выскочила чертовски длинная многоножка, тока я ее трогать не стал. Тока камень передвинул, и сразу назад, как ты и велел.

— Да, конечно. Гм-м-м. Наверное, все дело в этом. Та многоножка, что выскочила из-под камня, могла повлиять на все последующие события, и я стал женатым человеком, а не блаженствующим холостяком, а фамилия моя стала не Раддл, а Гагглс. А может, виноват камень. Выходит, столь безобидное действие, как перемещение камня, могло иметь гораздо более веские последствия, чем мне представлялось. Подумать только… Если бы камень не переместили, я остался бы холостяком! Галлахер…

— Маккарти, — устало поправил бродяга.

— А, неважно, называйтесь, как хотите. Слушайте меня: вы сейчас снова сядете в машину времени и передвинете камень на прежнее место. Как только это будет сделано…

— Ежели мне надо ехать снова, выкладывай еще сотню.

— Ну как вы можете в такой момент говорить о деньгах?

— А какая разница между этим разом и прежним?

— Что значит «какая»? Сейчас я женат, моя работа прервана, а вы тут болтаете о… Ну ладно. Вот деньги. — Профессор выхватил из кармана чековую книжку и торопливо заполнил листок. — Держите. Теперь довольны?

Маккарти уставился на чек:

— А он не такой, как первый. И банк другой — какой-то «Биржи хлопкоробов».

— Это несущественные мелочи, — торопливо пробормотал профессор, заталкивая его в машину времени. — Это же чек, верно? И он столь же хорош, поверьте мне, столь же хорош…

Щелкая переключателями и покручивая колесики настройки, профессор бросил через плечо:

—Запомните, камень надо положить точно на прежнее место. И больше ничего не трогайте и ничего не делайте.

— Знаю, знаю. Эй, проф, а как это вышло, что я помню обо всех изменениях, а ты нет, хоть ты и шибко ученый?

— Это очень просто, — отозвался профессор, проворно отходя подальше от машины. — Когда происходили изменения, вызванные вашими действиями, вы находились в прошлом и внутри машины времени и тем самым оказались как бы изолированными от них, подобно пилоту, которому не причиняет непосредственного вреда бомба, сброшенная им на город. Итак, я настроил машину на возвращение примерно в тот же момент, что и в предыдущий раз. К сожалению, я пока не могу произвести калибровку хронопередачи с достаточной точностью… А вы помните, как управлять машиной? Если нет, то…

— Маккарти вздохнул и нажал на рычаг. Дверь закрылась, оставив по ту сторону кабины объяснения профессора и его потную лысину.

О корпус машины вновь разбивались волны прилива, накатывающего на маленький остров. Маккарти немного помедлил, прежде чем открыть дверь, потому что разглядел неподалеку странный прозрачный объект. Еще одна машина времени — и точно такая, как у него!

— Ну и хрен с ней. Профессор потом все объяснит. Выйдя, он направился по пляжу в сторону камня. И тут он снова замер — как громом пораженный.

Камень лежал на том самом месте, откуда он его в прошлый раз передвинул. Но его пытался перевернуть высокий худой человек в свитере с высоким воротником и коричневых вельветовых штанах.

Маккарти вернул на место отвисшую челюсть.

— Эй! Эй ты, у камня! Не трогай его. Камень нельзя передвигать!

Незнакомец обернулся навстречу подбегающему Маккарти. Такой уродливой рожи Маккарти за всю жизнь не встречал, а шея у этого типа оказалась поразительно длинная и тощая. Тип медленно осмотрел Маккарти с головы до ног, потом сунул руку в карман, вытащил из него замызганный пакетик и откусил немного жевательного табака.

Маккарти тоже сунул руку в карман, извлек точно такой же замызганный пакетик с табаком и тоже откусил кусочек. Оба уставились друг на друга, медленно работая челюстями, затем одновременно сплюнули.

— Что это за чушь ты несешь, будто камень нельзя передвигать? Профессор Раддл велел мне его передвинуть.

— А мне профессор Раддл приказал его не трогать. И профессор Гагглс тоже, — торжествующе добавил Маккарти.

Второй на секунду задумался, работая нижней челюстью, словно кулачковой дробилкой, и еще раз прошелся взглядом по тощей фигуре Маккарти. Потом презрительно сплюнул, вернулся к камню и закряхтел, пытаясь его перевернуть.

3
{"b":"27529","o":1}