ЛитМир - Электронная Библиотека

— Закон сохранения энергии и массы. Материя или ее эквивалент в виде энергии не могут быть ни созданы, ни уничтожены. Если вы хотите перенести пять человек из Вселенной 2458 года во Вселенную 1958 года, вам нужно заменить их одновременно в их собственном времени пятью лицами точно такого же физического строения из времени, куда они отправляются. В противном случае образуется недостаток массы в одном пространственно-временном континууме и соответствующий избыток в другом. Как в химическом уравнении…

— Это все, что я хотел знать, Поллок. Я не ученик в одном из ваших классов, вам незачем поражать своими знаниями меня, — сделав ударение на последнем слове, произнес мистер Мид.

— Вас никто не пытался поразить, — воинственно огрызнулся молодой физик. — Я просто пытался прояснить для вас наши трудности. Поскольку машина настроена на нас пятерых и на пятерых из этой эпохи, нельзя осуществить перемещение, если на обоих концах темпоральной линии не будем присутствовать все мы и все они.

Мистер Мид сделал медленный театральный поклон.

— Премного вам благодарен. С вашего позволения, я хотел бы продолжить. Не все из нас находятся на государственной службе, и поэтому не у всех время столь драгоценно.

— Послушайте только этого воротилу! — весело заметил Поллок. — У него драгоценное время. Если вам угодно знать, для здешних обитателей мы являемся никем иным, как дикарями из первобытного прошлого.

— Тихо! — скомандовала миссис Бракс. — Будьте любезны, продолжайте, мистер Мид. Это все очень интересно. Не правда ли, мисс Картингтон?

Блондинка кивнула.

— Администраторами просто так не назначают. Вы все излагаете… э… правильно, мистер Мид.

Оливер Мид смягчился и одарил девушку благодарной улыбкой.

— Итак, третье. Мы излагаем факты этому мистеру Сторку, говорим, что пришли сюда с самыми благими намерениями после того, как были отобраны в результате общенационального конкурса по подысканию точных эквивалентов пятерых представителей их эпохи. О том, что пошли на это частично из вполне понятного любопытства и, что самое главное, выполняя патриотический долг. Разве эта Америка 2458 года не является и нашей Америкой? Разве она не является нашей Родиной? Как патриоты, мы не могли поступить иначе, мы…

— Оливер Мид произносит присягу перед флагом! — взорвался Поллок. — Вот это мысль!

Лицо бизнесмена отразило мучительную борьбу с самим собой. Стараясь не выйти из себя, он предложил:

— Поллок, если вам неинтересны мои мысли, то почему вы не выйдете в коридор подышать кислородом из автомата? Да… На чем я остановился… Как я уже говорил, объяснив подноготную фактов мистеру Сторку, мы подходим к пункту четвертому. Факту отказа. Отказа Уинтропа вернуться вместе с нами домой. И требуем от правительства этой эпохи, чтобы оно приняло соответствующие меры, которые гарантировали бы наше возвращение даже в том случае, если это повлечет за собой, ну… как это… принуждение силой в отношении Уинтропа.

— Вы так думаете? — иронически спросил Дэйв Поллок. — А что, если Сторку скажет «нет»?

— Он не сможет отказать, если его прижать как следует!

— И сделать это можете только вы, мистер Мид! — одобрительно кивнула миссис Бракс.

Толстяк сразу скис.

— Я?

— Разумеется, — горячо поддержала Мэри-Энн. — Вы — единственный, кто может это сделать, изложить все… как бы это… так правильно.

— Я… мы… не очень-то… У меня сложились не очень хорошие отношения с мистером Сторку. Поэтому лучше возложить решение этой задачи на кого-то другого.

Дэйв Поллок расхохотался.

— Олли, не скромничайте. У вас со Сторку такие же отношения, как и у любого из нас. И разве вы не специалист по внешним связям? Вы ведь большая шишка в своей компании, не так ли?

Мистер Мид попытался вложить в свой жесткий продолжительный взгляд всю ненависть, накопившуюся во Вселенной.

— Очень хорошо. Раз никто из вас не берется за это, придется мне. Я скоро вернусь.

— Почему бы вам не воспользоваться джампером? Это ведь гораздо быстрее, — спросил ядовито Поллок, когда Мид выходил из комнаты.

— Нет, благодарю, — вежливо ответил мистер Мид. — Мне нужно размяться. Я пройдусь пешком.

Он начал спускаться по лестнице быстрым пружинистым шагом, но лестнице, однако, показалось, что он движется недостаточно быстро. Включился эскалатор, набирая скорость до тех пор, пока Мид не споткнулся.

— Остановись, черт тебя побери! — завопил он. — Я могу это сам!

Лестница повиновалась. Он вытер лицо большим белым носовым платком и снова пошел вниз по ступенькам. Через несколько секунд эскалатор включился снова.

Раз за разом Мид приказывал ему остановиться, и раз за разом он останавливался, а затем снова исподтишка делал попытки ему помочь. В конце концов ему пришлось сдаться, и к тому времени, когда он достиг нижнего этажа, эскалатор двигался так быстро, что мистер Мид по инерции пролетел через весь пустой вестибюль здания и очутился на тротуаре, рискуя сломать шею. К счастью, тротуар под ним начал двигаться. У толстяка после путешествия по лестнице изрядно кружилась голова, но стоило ему покачнуться, как тротуар тут же следовал за ним, осторожно, но умело предотвращая его падение. В конце концов, Мид остановился, чтобы перевести дух.

Тротуар под ним слегка затрепетал, выжидая. Мистер Мид начал озираться по сторонам.

— Что за мир! — вырвалось у него. — Хоть бы полицейский появился. Хоть бы кто-нибудь!

И тут же перед ним возник этот «кто-нибудь». С характерным попыхиванием чуть выше его головы появился джампер. Из него прямо в воздух вышел человек. Позади человека была какая-то похожая на плетень, решетчатая штуковина, утыканная глазами. Участок тротуара взметнулся вверх, образовав горб прямо под двумя появившимися существами, а затем аккуратно опустился вниз.

— Я очень рад нашей встрече! — закричал мистер Мид. — Я пытаюсь добраться до Государственного Департамента и испытываю определенные затруднения. Был бы очень признателен вам за помощь.

— Извините, но мы с Клап-Лилтом должны через полчаса вернуться на Ганимед. Мы и так уже опаздываем на встречу. Почему бы вам не вызвать государственную машину? — спросил человек.

— Кто это? — поинтересовался плетень, когда они начали плавное движение ко входу в здание.

Тротуар под ними струился счастливой рекой.

— Путешественник во времени, — пояснил его спутник. — Из прошлого. Один из тех туристов, которые прибыли к нам в порядке обмена две недели назад.

— О! — протянул плетень. — Из прошлого? Вы знаете, мы на Ганимеде не верим в путешествия во времени. Это противоречит нашей религии.

Землянин рассмеялся.

Ох, уж эта ваша религия, Клап-Лилт!

— Все вы, люди, не можете никак уразуметь, что наша религия…

Голос плетня растаял, как только они скрылись внутри здания. Мид едва не плюнул им вслед. Затем взял себя в руки. Нравы этого странного времени чудовищно отличаются от нравов двадцатого века. Кто знает, какое наказание положено здесь за плевок?

— Государственную машину, — уныло произнес он в пустоту. — Мне нужна государственная машина.

Мистер Мид чувствовал себя несколько глуповато, но именно это, как им говорили, нужно делать в случае необходимости.

Как по заказу, рядом с ним прямо из ничего возникла сверкающая разноцветными пластинами штуковина, вся из проводов и катушек.

— Да? — спросила штуковина бесстрастным голосом. — Чем могу служить?

— Мне нужно встретиться с мистером Сторку из вашего Государственного Департамента.

— Можно предложить вам джампер? Я сейчас же вызову.

— Не нужно. Я хочу пройти пешком. Все, что от вас требуется — велеть этому дурацкому тротуару не вмешиваться и стоять неподвижно.

— Простите, сэр, — ответила машина, — но тротуар просто выполняет свои обязанности. К тому же, мистера Сторку сейчас нет. Он выполняет духовную зарядку либо на Поле для Визга, либо на Стадионе Ужаса.

— О, увольте, — взмолился Мид.

Оправдывались его самые худшие опасения. Ему не хотелось побывать в этих местах еще раз.

3
{"b":"27530","o":1}