ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА X

Находчивость и преданность индейской матери. — Индейский способ ведения войны. — Беседы с вождем. — Зимняя охота на реке Бегвионуско. — Охота с применением магии. — Смертоубийство и связанные с этим обычаи. — Символическое, или рисованное, письмо. — Смерть Пе-шау-бы. — Несчастье на озере Великого духа и смерть Маленькой Раковины. note 31

Когда весенняя охота закончилась, мы решили выступить в поход против племени сиу; собрался небольшой отряд, преимущественно из моих соседей. Мы с Ва-ме-гон-э-бью тоже присоединились к ним. Через четыре дня наш отряд прибыл в лагерь, где жил Та-буш-шиш. Но еще до того к нам примкнул Ва-ге-то-та с 60 воинами. Немного отдохнув и перекусив недалеко от палаток Та-буш-шиша, мыnote 32

Ни Та-буш-шиш, ни другие члены его группы в нашем военном походе участия не принимали.

Мы двинулись дальше, переходя с одного места на другое, но, вместо того чтобы прямо напасть на врага, провели большую часть лета в охоте на бизонов. Осенью я вернулся в Пембину, так как хотел провести зиму в охотничьих угодьях того купца, который вызвался помочь мне вернуться в Соединенные Штаты. Но вскоре я узнал, что между Соединенными Штатами и Великобританией началась война (Это была война 1812-1814 гг., объявленная США Англии. Целью ее был захват США английской Канады. Англия в то время воевала с Францией, и правительство США решило воспользоваться этим, считая, что захватить не защищенную английским флотом Канаду будет легким делом. Однако война против американских захватчиков превратилась во всенародную борьбу канадцев, окончившуюся победой канадского народа.) и что Маккинак уже взят. Эта новость заставила меня отказаться от попытки пересечь границу США, где происходили тогда военные действия.

Следующей весной началось общее передвижение оджибвеев от реки Ред-Ривер к стране сиу. На сей раз, однако, дело шло не о военном походе, по крайней мере так об этом заявили вожди, а только об охотничьем промысле на территории сиу. Я шел вместе с многочисленной группой индейцев, возглавлявшейся Аис-аинсе (Маленькой Раковиной). Его брат, Ва-ге-тоне, тоже был весьма почитаемым человеком. Мы уже прошли вверх по течению реки примерно 100 миль, когда встретили торговца м-ра Хейни, давшего нам немного рома. В то время я жил в одной большой палатке с несколькими индейцами и их семьями. Почти все они были родичами моей жены. В этой палатке горело три костра. Однажды в полночь, а может быть, и позже я проснулся от того, что меня грубо схватил за руку и потянул к себе какой-то индеец. При слабом свете костра я увидел над собой грозное и свирепое лицо Ва-ге-тоне, брата нашего вождя Маленькой Раковины. «Я дал торжественную клятву, — сказал он, — что если ты пойдешь с нами в эту страну, то не останешься в живых. Вставай и приготовься держать ответ!» Потом он перешел к спящему рядом со мной Ва-цхе-гвуну и разбудил его такими же наглыми словами. Между тем старик Мах-нуге, мой родич, спавший на противоположной стороне, поняв причины этого посещения, поднялся со своей постели с ножом в руке. Подошедший к нему Ва-ге-тоне получил резкий отпор. Тогда Ва-ге-тоне вернулся ко мне и, выхватив нож, начал угрожать немедленной смертью. «Ты здесь чужой, — кричал он, — ты один из тех людей, которые пришли к нам из далеких стран, чтобы вместе со своими детьми кормиться тем, что им не принадлежит. Вас изгнали из вашей страны, как людей слабых и слишком ничтожных, чтобы иметь собственный очаг и свою родину. Только поэтому вы и пришли к нам. Вы промышляли в наших лучших охотничьих угодьях и повсюду истребили зверей, которых Великий дух создал нам на пропитание. Немедленно убирайся отсюда и не обременяй нас своим присутствием, иначе я лишу тебя жизни». Я ответил ему, что направляюсь в ту страну, куда мы шли, не для охоты на бобров, но если бы даже у меня была такая цель, то право на это у нас одинаковое; кроме того, у меня хватит сил отстоять свое право. Наше препирательство становилось довольно бурным. Тогда старый Мах-нуге подошел к нам с ножом и прогнал буйного, полупьяного Ва-ге-тоне из палатки. Мы долго потом не видели этого человека, но его брат, Маленькая Раковина, сказал, что нам не следует придавать никакого значения его словам.

На этой стоянке нас нагнал посланец Ма-куд-да-бе-на-сы (Черного Дрозда), сообщивший индейцам оттава, что их соплеменник из Вау-гун-ук-кецце, или Л'Арбр-Кроша, прибыл с озера Гурон и зовет нас всех в эту страну. Итак, мы повернули обратно и вскоре постепенно разошлись в разные стороны, пока не остался один Ва-ге-тоне. Этот индеец примкнул к военному отряду оджибвеев, собиравшемуся в то время у озера Лич. Часть этой группы остановилась у реки Уайлд-Райс и разместилась в уже упоминавшемся выше форте, или укрепленном лагере. Здесь они занимались охотой, ставили капканы и, не соблюдая осторожности, разбрелись в разные стороны к тому времени, когда поблизости появился большой отряд сиу.

Как-то вечером Аис-аинсе, вождь оджибвеев, вернулся с удачной охоты, подстрелив двух лосей. На следующее утро его жена и младший сын занялись приготовлением вяленого мяса. Они отошли довольно далеко от стоянки, когда мальчик первым заметил поблизости группу сиу и крикнул матери: «Сиу идут!» Старая индианка тотчас выхватила нож, перерезала шнурки, на которых держалось одеяло, прикрывавшее плечи сына, и приказала ему что есть духу бежать домой. Сама же с ножем в руке пошла навстречу воинам. До мальчика донеслись звуки выстрелов, а о старой индианке больше никто ничего не слышал. Мальчик продолжал бежать, но, когда увидел, что враги преследуют его по пятам, обезумел от страха. В укрепленный лагерь юноша добежал, уже потеряв рассудок, когда сиу были на расстоянии всего 150 ярдов ох него. Мальчика несколько дней рвало кровью, и он уже не смог оправиться полностью, хотя прожил еще больше года.

Несколько оджибвеев охотились в это время в противоположном направлении от того места, где жена Маленькой Раковины встретила воинов сиу. Как только враги исчезли из района форта, несколько юношей отправились на разведку. Они установили, что сиу напали на следы охотников. Двое или трое юношей окольными путями добрались до Маленькой Раковины как раз в тот момент, когда подкрадывавшиеся сиу хотели открыть огонь. Завязалась схватка, которая долго протекала без потерь с обеих сторон. Но вот один из оджибвеев был ранен в ногу, и его товарищи немного отступили, чтобы дать ему возможность спастись под прикрытием кустов. Однако это движение не осталось незамеченным врагом. Тайком от оджибвеев несколько сиу последовали за раненым — он был любимым сыном вождя оджибвеев Ааис-аинсе, — убили его, сняли скальп и медаль, а затем вернулись на поле битвы и бросили эти трофеи в толпу оджибвеев, издеваясь и испуская торжествующие крики. Несчастный отец при виде скальпа и медали своего сына не помня себя выскочил из засады, застрелил одного сиу, отрезал ему голову и с вызовом бросил врагам. Отвага Маленькой Раковины придала смелости другим оджибвеям, они бросились на сиу и обратили их в бегство.


Note32

готовы были уже снова выступить, как вдруг увидели его. Он весь был голый, расписан и украшен, как для битвы, и держал в руках оружие. Он медленно к нам приближался и казался глубоко раздраженным. Но никто из нас не понял его намерения до самой той минуты, как он уставил дуло своего ружья в спину моему брату. «Друг мой, — сказал он ему, — мы довольно пожили; мы довольно друг друга помучили. Тебя просили от моего имени довольствоваться тем, что я уже вытерпел; ты не согласился; через тебя я всё еще страдаю; жизнь мне несносна; нам должно вместе умереть». Два молодые индийца, видя его намерение, тотчас натянули свои луки и прицелились в него стрелами; но Та-бу-шиш не обратил на них никакого внимания. Уа-ме-гон-е-бью испугался и не смел приподнять голову. Та-бу-шиш готов был биться с ним на смерть; но он не принял вызова. С той поры я вовсе перестал его уважать: последний индиец был храбрее и великодушнее его.


64
{"b":"27532","o":1}