ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия грёз. Вега и магическая загадка
Дети мои
Эмилер
Нектар для души. Правдивые истории для детей от 7 до 10 лет
Восход багровой ночи
Злитесь, чтобы не болеть! Как наши эмоции влияют на наше здоровье
Истребители зомби
Изгнанник. Испытания раян
Гавайская магия. Руководство по духовным традициям и практикам

Но все мои мысли были сосредоточены на встрече с братом Эдуардом, и я тотчас попросил привести мою лошадь, чтобы отправиться к нему на Ред-Ривер. Когда распространились слухи о моем скором отъезде, у нас собралось 20-30 соседей, пытавшихся отговорить меня от этого намерения. Убедившись, что я не отступлю от своего решения, все они дали мне немного денег — кто шиллинг, кто два, а кто и больше (В то время в Соединенных Штатах имели хождение и английские деньги.). И я пустился в путь на своей лошади. Не проехал я и десяти миль, как усталость и болезнь опять свалили меня с ног. Пришлось остановиться в доме человека, которого, как я позднее узнал, звали Морганом. Здесь я провел четыре дня, а когда попросил лошадь, снова собрались соседи и каждый из них дал мне что мог. Один принес мешок хлеба, другой привязал к седлу поросенка. Все вместе они снабдили меня порядочным запасом продуктов и небольшой суммой денег. Я собирался вернуться в Детройт, но был еще очень слаб, и м-р Морган проводил меня до Цинциннати. Я заметил, что всегда заболевал, как только ночевал в доме, и на сей раз избегал это делать. М-р Морган спал в доме, где мы останавливались на ночь, а я подыскивал себе место на вольном воздухе, где и укладывался на отдых. Мне кажется, что именно этому я обязан своим выздоровлением. В Цинциннати я расстался с м-ром Морганом и, продолжая путь один, вскоре остался без продуктов. Как раз в это время я проезжал мимо дома, у дверей которого стоял старик. Увидев меня, он крикнул: «Стой! Иди сюда!» Это были чуть ли не единственные английские слова, которые я понимал в то время, но по его поведению и выражению лица мне стало ясно, что намерения у него дружеские. Я заехал во двор. Старик насыпал лошади много корму, а меня проводил в дом. Он поставил передо мной мясо, но я не мог его есть. Тогда он принес орехи, и я съел несколько штук. Увидев, что лошадь уже съела корм, а я очень тороплюсь уехать, старик привел ее и заседлал. От предложенных мною денег он отказался.

Вскоре после этого я остановился у дома, во дворе которого возвышалась большая куча кукурузы. Лошадь моя сильно изголодалась, поэтому я слез, вынул из кармана доллар и дал его мужчине, стоявшему во дворе. Потом я отсчитал десять початков и дал их лошади. Но я не мог объяснить, что сам тоже хочу есть, во всяком случае, все присутствовавшие там люди делали вид, что не понимают меня. Тогда я вошел в дом, чем вызвал явное недовольство женщины. В комнате я увидел кусок хлеба из кукурузной муки и показал на него, а потом на свой рот. Но женщина и тут сделала вид, что не понимает меня. Тогда я взял хлеб и поднес его ко рту, как бы собираясь его съесть. Увидев это, хозяйка позвала своего мужа, который отнял у меня хлеб и вытолкал из дома. Затем он отобрал кукурузу у лошади и жестами дал мне понять, чтобы я уходил.

Тогда я направился к следующему дому, большему, построенному из кирпича, и решил попытать там счастья в надежде на более дружелюбный прием. Когда я подъехал к дому, из него вышел очень полный мужчина и начал кричать что-то визгливым и резким голосом. Слов его я не понял, но по жестам уяснил себе, что мне запрещалось въезжать во двор. Я хотел все-таки проехать, но он подбежал и схватил лошадь за повод. Толстяк долго и сердито что-то говорил мне, но я его не понял. Подозреваю, что он принял меня за индейца и осыпал проклятиями. Затем этот человек ухватился за мое ружье, пытаясь его отнять. Позднее я узнал, что он содержал таверну и был городским чиновником. Но в тот момент я был больным, голодным и раздраженным. Его попытка отобрать ружье вывела меня из терпения. В руке у меня была ореховая палка толщиной с большой палец и длиной в три-четыре фута. Я так сильно ударил толстяка по голове, что он отпустил ружье, дав мне возможность ускакать. Два молодых человека, тоже, видимо, путешественники, лошади которых стояли у этого дома, вскоре догнали меня, и мы поехали дальше вместе.

Путешествие было для меня мучительным и тоскливым. День ото дня становясь все более слабым и мрачным, я трусил в одиночестве на лошади, не вызывая симпатии и сочувствия в людях, которых встречал на пути, часто страдая от голода и недомогания. Ночью я спал в лесу, как решил заранее, но охотиться не мог, так как состояние здоровья не позволяло удаляться далеко от дороги. Однажды ночью, находясь уже почти у истоков Биг-Майами, я предложил какому-то фермеру доллар, но он прогнал меня, не дав ни еды, ни корма для лошади. Убедившись, что вся семья заснула, я вышел из леса и принес кукурузы, чтобы накормить лошадь. Сам же я съел кусок кукурузы, которую купил накануне за 25 центов. После еды я почувствовал себя несколько бодрее. Теперь незаселенные участки между фермами становились все более обширными. Как-то, увидев в лесу стадо свиней, я подстрелил одну из них, освежевал тушу и. подвесил мясо к седлу; теперь у меня было вдосталь пищи.

У впадения реки Майами в озеро Эри я встретил хорошо знакомого мне торговца. Он так же отлично владел языком оттава, как и я. Но когда я попросил у него корма для лошади, он мне отказал, предложив, правда, немного кукурузы в обмен на «медвежье мясо» (он принял за медвежатину висевшую у меня за седлом свинину). Торговец был мне так противен, что я отказался от обмена, перебрался на другую сторону реки и улегся спать в лесу.

И этой ночью я опять почувствовал себя очень плохо. Утром, обнаружив, что лошадь убежала, я с трудом пошел за ней. Подойдя к берегу, я увидел лошадь на другой стороне реки. Тогда я крикнул торговцу, дом которого находился напротив, чтобы он перегнал ко мне лошадь, так как я болен. Он отказался это сделать. Пренебрег торговец и моей просьбой послать хотя бы каноэ, чтобы мне, больному, не надо было залезать в воду. Пришлось перебираться на другой берег вплавь. Взяв лошадь, я вернулся на свою стоянку, но из-за болезни в тот день не смог ехать дальше.

На следующий день я продолжил свой путь, и тут мне посчастливилось встретить в одном доме радушную хозяйку. Она накормила лошадь и принесла мне немного соленой свинины; но я отказался от солонины, так как не мог ее есть. Тогда женщина предложила мне свежей оленины, и я взял переднюю лопатку. Знаками хозяйка пригласила меня переночевать в доме, но я предпочел остаться в лесу, нашел там удобное место для стоянки и сварил мясо, которое она мне дала. Еще до того как пища была готова, женщина прислала мне с мальчиком хлеба и свежего масла.

92
{"b":"27532","o":1}