ЛитМир - Электронная Библиотека

Так мы спустились вниз по реке Иллинойс, причем я добывал много дичи, у нас всегда было вдоволь еды, и здоровье мое все время улучшалось. Вскоре мы добрались до Сент-Луиса. Здесь губернатор Кларк встретил нас со свойственной ему добротой, причем отнесся хорошо не только ко мне и моим детям, но и к старому Курильщику, так много помогавшему нам в дороге. Вручив старику хороший подарок, он отпустил его только тогда, когда обеспечил средствами передвижения для возвращения на родину.

В Сент-Луисе пришлось шить детям новую одежду, и мы задержались в этом городе больше, чем я предполагал. Так как не все вещи были готовы к отъезду, губернатор выслал их позднее в Кентукки. Кларк дал мне письмо к представителю по делам индейцев в Кейп-Джирардо, куда я отправился в своем каноэ из древесной коры. В этом городе я оставил свою лодку, и, хотя долго там не задерживался, мне представился случай познакомиться с несколькими людьми из экспедиции майора Лонга, возвращавшейся из путешествия к Скалистым горам (Среди них находился д-р Эдвин Джемс, с которым Теннер здесь и познакомился.). Это было осенью 1820 г . Прошел почти год после моего первого приезда на Огайо в 1819 г . А когда я в 1819 г . отправлялся в путь от Лесного озера, минуло ровно 30 лет со времени моего похищения Манито-о-гизиком и Киш-кау-ко. Итак, я попал в плен, по-видимому, в 1789 г . Теперь мне 47 лет.

В течение четырех месяцев я прожил у своих сестер в Джексоне, расположенном в 10 милях от Кейп-Джирардо. Оттуда я съездил в Кентукки, а осенью возвратился в Сент-Луис, чтобы повидаться с губернатором Кларком. Но он куда-то уехал, а в городе свирепствовала эпидемия лихорадки и я не стал там задерживаться. На обратном пути в Гранд-Прейри, который находится в 80 милях от того места, где я оставил своих детей, меня опять свалил сильный приступ лихорадки. К счастью, я попал там к женщине, благодаря заботливому уходу которой вскоре выздоровел. В это время мне сообщили, что мои дети тоже заболели лихорадкой, распространившейся по всей местности, и я, несмотря на свою слабость и недомогание, поспешил к ним. Погиб только один ребенок, остальные же поправились, хотя и болели очень тяжело. Но я был не единственной жертвой этого несчастья. Из моих близких родственников умерло семь человек; смертность в этой части Штатов достигла чудовищных размеров.

Следующей весной была сделана еще одна попытка добиться получения мною части отцовского наследства. Но мачеха продала на Кубу нескольких рабов-негров, которые, как полагали, должны были мне принадлежать. Это дело и теперь еще не закончено; им занимаются адвокаты.

Весной 1822 г . я опять поехал на север, не очень довольный своим пребыванием у друзей из Кентукки. Пройдя волок Большой прерии, я отдал свое каноэ брату, а сам взял лошадей и поехал с детьми по берегу Иллинойса в Сент-Луис, а затем в Чикаго.

Уполномоченный по делам индейцев в районе Форт-Кларка жил в то время несколько выше этой крепости в местечке, носящем название Элк-Харт. Во время моих путешествий уполномоченный, как и почти все люди в этом районе, относился ко мне по-дружески и всегда оказывал помощь в случае нужды. Поэтому я решил остановиться на сей раз в Элк-Харте, и, хотя уполномоченного не было дома, нас приютили и кормили там бесплатно, снабдив также кормом для лошадей. На следующий день я встретил уполномоченного, только что возвратившегося из Форт-Кларка, и рассказал ему о сердечном приеме, который был оказан нам в его отсутствие. Выслушав меня с удовольствием, он предупредил, что мне предстоит переправа через очень опасную реку. «Но сейчас у этого берега, — сказал он, — стоит лодка, в которой я сам переправился. Ее владелец живет на другом берегу. Переезжай туда на этой лодке и скажи ему, чтобы он переправил тебя и через другую реку, за его домом, а я заплачу ему за труды». Так я и сделал. Но моя дочь Марта вдруг заболела, и нам пришлось провести целый день недалеко от дома человека, которому принадлежала лодка. У меня была хорошая лошадь, подаренная братом, и этому человеку очень хотелось ее приобрести. Он предлагал купить ее, но я на это не соглашался, так как лошадь была нужна мне для путешествия. Владелец лодки настаивал на своем, угрожая тем, что не переправит меня через вторую реку, если я не уступлю ему лошадь. Он продолжал сыпать ругательства и угрозы, но ничто не могло заставить меня расстаться с лошадью. Между тем лодка находилась уже на реке, через которую мне предстояло переправиться, так как кто-то уже пользовался ею. Я рассчитывал найти ее на месте, но, когда подошел к переправе, ко мне верхом подъехал владелец и сказал: «Тебе не удастся переправиться, потому что я убрал лодку!» Не обратив внимания на его слова, я пошел дальше, но обнаружил, что лодка действительно исчезла. Ни бревен, ни другого материала, чтобы сделать какой-нибудь плот, поблизости не было. Боясь переправлять детей на лошади, я начал обдумывать, как же выйти из положения. Наконец мне пришла в голову мысль, что если лодка спрятана на суше, что наиболее вероятно, ее можно легко найти по следам, которые она оставила на земле. И действительно, я обнаружил эти следы на дороге, довольно далеко от реки. Лодка была спрятана в кустарнике примерно в одной миле от переправы. Я перетащил ее туда и перевез в ней своих детей. После того как лошади тоже перебрались через реку вплавь, я оттолкнул лодку от берега: «Плыви и остановись там, где спрятал тебя хозяин!»

В Чикаго мне пришлось продать своих лошадей гораздо дешевле, чем они стоили, капитану Бредли и м-ру Кензи, занявшему пост уполномоченного вместо д-ра Уолкотта, так как они сказали, что не смогут доставить лошадей в Маккинак. У меня осталась только старая лошадь, которую я хотел бросить как никуда не годную. Но за эту лошадь я получил от неких джентльменов, которым охотно подарил бы ее, 15 долларов. Когда прибывший на шхуне «Джексон» капитан Кейт прочел письмо губернатора, он заявил, что доставил бы лошадей до Маккинака бесплатно, но было уже поздно.

Поехал я в Маккинак главным образом для того, чтобы наняться переводчиком к местному уполномоченному по делам индейцев полковнику Бойду. Он часто говорил, что хочет, чтобы я работал при нем в этой должности, как только достаточно изучу английский язык. Каково же было мое разочарование, когда по прибытии я узнал, что приехал слишком поздно: недавно был нанят другой переводчик. Но полковник сказал мне, что скоро прибудет на пароходе новый уполномоченный по делам индейцев в районе Со-Сент-Мари и, вероятно, удастся устроить меня к нему переводчиком. Как только новый уполномоченный, м-р Скулкрефт, прибыл в Маккинак, он тотчас согласился взять меня в переводчики. Но он мог задержаться в Маккинаке только на один час и поэтому сказал, чтобы я побыстрее подготовился к отъезду в Со-Сент-Мари, дав мне четыре дня сроку. Я уже был готов к отъезду, когда пришло письмо от м-ра Скулкрефта, в котором он сообщил, что в Со-Сент-Мари есть переводчик и мне приезжать не следует. Я отнес торговцам все, что купил у них для устройства на новом месте, и без затруднений получил свои деньги назад.

96
{"b":"27532","o":1}