ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что — он? — выдохнул Дерек, не отрывая глаз от ее бледного лица.

— Он слишком много о себе возомнил и не сомневался в том, что все его мечты просто обязаны осуществиться, — глухо отозвалась Джентиана, чувствуя, как аппетит пропадает с каждой секундой. Она больше не могла проглотить ни кусочка, поэтому бездумно скормила свой кусок пирога Джейку. Только когда угощение исчезло в зубастой пасти собаки, она осознала всю антипедагогичность своего поступка.

Джентиана посмотрела на сидящего рядом мужчину и отвела глаза — его взгляд обжигал как пламя.

— В каком смысле?

— Во всех, — коротко ответила она, вновь ощутив всю тяжесть прошлого.

Молодая женщина уже приготовилась к долгому и дотошному допросу, но неожиданно Дерек перевел разговор на другую тему.

Потянувшись за деревянной сахарницей в виде женской головы — шляпа изображала крышку, — он поинтересовался:

— Это ты сделала?

— Что, сахарницу? Да.

— Очень оригинально и красиво.

— Спасибо.

— А что это у тебя с рукой? — спросил он, поднимаясь на ноги. — Ну-ка покажи…

Дерек не стал дожидаться разрешения, просто взял ее за руку и повернул ладонью к себе.

— Все в порядке. Всего лишь царапина. — Джентиана попыталась освободиться, но он держал ее крепко.

От его прикосновений по венам пробежал огонь, медленно растекающийся по всему телу. Сердце учащенно забилось, дыхание стало глубже, прерывистое. Молодой женщине пришлось сдерживаться изо всех сил, чтобы не дать урагану чувств вырваться наружу. Как зачарованная она смотрела на их переплетенные руки: свои — тонкие и бледные и его — сильные и загорелые.

Джейк недовольно заворчал, когда она снова потянула руку. Господи, что происходит? — лихорадочно думала Джентиана, впадая в панику.

— Должно быть, поранилась, когда залезала на настил, — неуверенно объяснила она.

— Ты чем-нибудь обработала рану?

— Да, намазала каким-то антибактериальным кремом.

Он нахмурился, но все-таки выпустил ее ладонь и сел обратно на диван. Джейк успокоился, хотя и не спускал с Дерека глаз, пока тот усаживался и наливал себе еще чаю.

— Ни в коем случае не оставляй царапины без внимания. Они могут воспалиться.

— Не волнуйся, все обойдется, — насмешливо отозвалась Джентиана и добавила:

— Твоя мама научила тебя заботиться о женщинах.

— Она научила меня помогать всем, кто слабее меня, — холодно произнес он. — Но ты в эту категорию не входишь.

Это, конечно, был комплимент. Но почему-то он прозвучал как объявление войны.

— Я польщена, — сказала Джентиана, стараясь казаться как можно безразличнее. — И вряд ли тебе стоит возвращаться на яхту. К тому же твоя одежда не высохнет до утра.

Дерек повернулся к окну и несколько секунд всматривался в морскую даль. Дождь и не думал прекращаться, он даже усилился, превратившись в ливень.

— Ты предлагаешь мне остаться?

— У тебя нет другого выхода. — Она тщательно следила, чтобы ни единым словом не выдать внутреннего напряжения. — А у меня есть комната для гостей, — добавила Джентиана после секундного колебания.

Он прикрыл глаза и насмешливо произнес:

— В таком случае, я принимаю приглашение. Спасибо.

Джентиана неловко встала и направилась к двери.

— Я покормлю Джейка, а потом приготовлю ужин для нас.

— Покажи мне мою комнату. Я застелю кровать, а потом помогу тебе с ужином. — Однако это было не предложение помощи, а настоящий приказ. Похоже, придется впустить его в маленькую кухоньку, хочется ей того или нет.

А ей этого очень даже не хотелось. С ним тесно даже в гостиной, что уж говорить про крохотную кухню.

— Будет проще, если я сама все сделаю.

— Не сегодня. Ты слишком устала. Действительно, дрожь прошла, но усталость и не думала исчезать: ноги весили по меньшей мере тонну каждая, а руки превратились в веревки, неспособные удержать даже газету. Так что придется покориться его воле. В последний раз! — пообещала себе Джентиана.

— Не слишком, но все равно спасибо за заботу. — И она вышла из гостиной. Еще минута в его обществе, и сердце не выдержит бешеного ритма.

Показав Дереку гостевую комнату и объяснив, где взять постельное белье, молодая женщина кликнула пса.

— Пошли, Джейк! Ужинать!

Тот немедленно последовал за хозяйкой и с видимым удовольствием уплел приготовленный для него рис с мясом, ни на секунду, правда не отрывая взгляда от раскрытой двери, за которой копошился подозрительный и в то же время такой привлекательный незнакомец.

Джентиана прекрасно понимала чувства Джейка и отчасти разделяла их. В течение последних трех недель она безуспешно пыталась выкинуть Дерека из головы, но без толку. Каждая секунда той ночи — с момента встречи до расставания — навечно запечатлелась в памяти. Молодая женщина ощущала себя частичкой этого человека — первого мужчины, с которым она занималась любовью.

И это ощущение пугало.

Боже, зачем только я пригласила Дерека остаться?! Надо было позвонить Кевину, и тот довез бы его до деревни. Однако это было бы крайне жестоко по отношению к соседу. Да и вообще Дерек пробудет под ее крышей всего одну ночь.

К тому же с Джейком ей бояться совершенно нечего. Да и без него тоже — недаром она потратила несколько лет на то, чтобы научиться защищать себя.

В любом случае, Дерек не опасен. Пусть он резок и жесток, но все равно не похож на Эдди. Старший брат угрожает только ее душевному покою, а младший посягал на ее жизнь.

Или она опять недооценивает людскую подлость?

Дождь по-прежнему барабанил в стекла. Сквозь маленькое окно Джентиана видела гнущиеся под порывами ветра тонкие сосенки на фоне серого неба и представляла, как через полгода побережье покроется снегом и холодные» волны будут набрасываться на обледенелые выступы скал. К этому времени Дерек уже давно уедет и она снова будет предоставлена сама себе.

Она вздохнула. В этот момент сзади тихонько подошел Джейк и прижался к хозяйке теплым мохнатым боком, словно желая утешить.

Джентиана очень хотела утешить и успокоить Фиону Калгривз, которая не может жить в мире с собой без правды, — хотя эта правда и должна разрушить все иллюзии о благородной натуре умершего сына.

Почему бы не довериться ей? Споря сама с собой, она вытащила из шкафа переносную сушилку для одежды и отнесла ее в гостиную. Дерек тоже стоял около окна и мрачно смотрел на бушующее море. Он обернулся, подошел к молодой женщине и резко произнес:

— Это мог бы сделать и я.

— Сушилка совсем не тяжелая, — отозвалась Джентиана, протягивая ему складное металлическое сооружение.

С непривычки Дереку пришлось приложить немало усилий, чтобы раскрыть сушилку и поставить ее перед камином, он даже слегка вспотел. Но затем с видимым удовлетворением взглянул на результат своей деятельности.

— Джен, ты не должна ничего для меня делать. Я сам принесу и развешу мою одежду.

— Как хочешь. Но только стирка еще не закончена.

Дождь сильнее застучал в окно, и Дерек снова обеспокоенно взглянул на море.

— С яхтой ничего не случится, — попыталась успокоить его Джентиана. — В этой части залива она в безопасности.

— Знаю. — Он взглянул на собеседницу и тихо произнес:

— Если тебе так неприятно мое общество, могу вернуться на яхту. Я же понимаю, как тебе не хотелось приглашать меня…

— Да нет, что ты! — быстро воскликнула молодая женщина, боясь, что он действительно уйдет в эту страшную ночь. — Ты не правильно понял. Дело в том, что у меня редко бывают гости. Даже в середине лета, когда здесь полно туристов, лишь единицы осмеливаются заходить в гавань. А увидев Джейка, уже никто не желает со мной знакомиться.

— К тому же ты пресекаешь все попытки высадиться на твоей территории, — улыбнулся Дерек.

Сердце Джентианы тут же оттаяло, а все тело наполнилось теплой истомой. Но холодный рассудок не дремал и не дал ей окунуться в сладкие грезы. Роган использует методику кнута и пряника: раз не удалось запугать, надо попытаться задобрить. Или соблазнить — что в данной ситуации примерно одно и то же, сообщил противный внутренний голос.

20
{"b":"27537","o":1}