ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наверное, это никого не интересует. Даже самое строгое светское общество открыло бы свои двери Сиднею Дрейку за его собственные заслуги.

Интересным было то, что Сидней, будучи дипломатом, не должен участвовать в коммерческих предприятиях. Может, Тиму Карсону и удастся найти ту грязь, о которой он мечтает. Выдернув листок из-под каретки пишущей машинки, Констанс передала его Сиднею.

— В чем дело?

Она подняла на него удивленные глаза.

— Ни в чем.

— Вы, видимо, получили удовольствие, подслушивая чужую болтовню?

Краска бросилась ей в лицо, но она спокойно ответила:

— Ни малейшего.

— Думаю, на меня вылили кучу грязи.

— Вас ненавидят все коллеги?

Его зубы блеснули в невеселой улыбке.

— Карсон точно ненавидит.

— Наверное, вам просто трудно найти с ним общий язык, — уклончиво сказала Констанс. — Иногда так бывает.

— Вы просто сама тактичность, — глядя ей в глаза, с насмешкой в голосе произнес Дрейк.

— Это часть моей работы, — отпарировала она, вздернув подбородок. — И вам это хорошо известно. Уверена, прежде чем нанять меня, вы внимательно изучили мое досье.

Он принял вызов с легкой улыбкой.

— У вас на удивление безупречное прошлое. Но далеко не безупречные родители, подумала она.

— Я еще не встречала людей с совершенно безупречным прошлым, — небрежно заметила она и улыбнулась. — Я вам еще нужна?

— Нет, спасибо. — Он занялся своими бумагами, не обращая внимания на нее. — Пожалуйста, закройте за собой дверь, — рассеянно попросил он.

Констанс выполнила его просьбу. И тут же в коридоре лицом к лицу столкнулась с Тимом Карсоном. Он остановился, пристально и удивленно посмотрев на нее. Она понимала, что у нее смущенный вид. Всему виной подслушанный разговор и то, что они с Дрейком только что говорили о Карсоне.

— Не обращайте на меня внимания, — сказал он, переводя взгляд с Констанс на дверь. — Прошу прощения, что появился не вовремя.

Констанс почувствовала, что краснеет. Она не стала опускаться до объяснений. Напротив, улыбнулась и вежливо сказала:

— Уверена, ваше появление не может быть несвоевременным, сэр. Вы хотите видеть мистера Дрейка? Он у себя.

— Нет-нет, — быстро ответил Карсон, окинул Констанс взглядом и рассмеялся.

Дверь за ее спиной открылась. Послышался раздраженный голос Сиднея:

— Кто хочет меня видеть?

— Здесь мистер Карсон. Он, видимо, направлялся к вам, — пояснила Констанс, чувствуя, как накаляется атмосфера.

Карсон невнятно проговорил:

— Я как раз шел к министру, когда мисс…

МММ…

— Маккинон, — подсказала Констанс.

— Да, когда мисс Маккинон вышла из вашего номера.

Сидней поднял брови. Он посмотрел на Констанс, что-то вспыхнуло в его светлых глазах, и она вздрогнула. Он тут же перевел взгляд на Карсона.

— Вы хотели поговорить со мной?

— Нет, вовсе нет.

— Тогда, возможно, — с ледяной вежливостью сказал Сидней, — вы с мисс Маккинон продолжите беседу где-нибудь в другом месте?

Глаза Карсона блеснули. Констанс даже посочувствовала ему в этот момент. Он был явно растерян, как и она минуту назад, когда ей предложили покинуть номер.

— Мне нужно идти, — сказала она и сочувственно улыбнулась Карсону.

Держась очень прямо и приподняв голову, Констанс направилась к лестнице.

Тут ее окликнул Карсон.

— Подождите, я спущусь вниз с вами. Ей меньше всего хотелось находиться в обществе Карсона, но она решила этого не показывать. Поэтому она замедлила шаг и заставила себя улыбнуться, когда он нагнал ее у лестницы. Взгляд Карсона задержался на ее лице слишком долго.

— Интересное старинное здание, не правда ли? — сказала она.

— По-моему, очень неудобное. Взять хотя бы то, что здесь нет лифтов. Хотя, наверное, некоторым такие вещи нравятся.

— Да, и мне тоже. Я очень люблю здесь работать.

— Вы часто бываете в этом отеле?

— Бываю периодически.

— А где вы жили в Австралии до того, как уехали, разбив своим отъездом тысячу сердец?

— В Таунсвилле, — ответила она.

— Тогда, наверное, у нас есть общие знакомые, — сказал Карсон и, когда Констанс, опешив, посмотрела на него, ехидно улыбнулся. — У меня есть родственники в Таунсвилле. Их фамилия Сперроу. Вы с ними знакомы? Нет, наверное? Не нужно удивленных взглядов. Вы же знаете, мы, австралийцы, доводимся друг другу либо родственниками, либо соседями. Вы из семьи дипломатов, Констанс?

— Нет, — как можно спокойней ответила она, на самом деле далеко не уверенная, что это ей удалось.

— Значит, мне это показалось.

— Почему вы так решили?

— Кажется, кто-то говорил, что ему знакомо ваше лицо. Хотя, возможно, это ему просто показалось из-за того, что вы австралийка. Хотя вообще-то не многие австралийские женщины похожи на вас, к сожалению!

Ей были неприятны его тяжеловесные комплименты, но из вежливости она улыбнулась.

— Куда вы направляетесь?

— В бизнес-центр, мистер Карсон. Меня ждет работа.

— Вот как. А я думал, мы можем пойти вместе выпить.

Значит, он и дальше собирается ее допрашивать.

— Простите, но нам не разрешено пить с гостями.

Карсон был явно разочарован таким ответом.

— Кажется, на Сиднея Дрейка запрет не распространяется, — не удержался от ехидного замечания он.

Констанс удивленно подняла брови.

— А если такое и случается, — мягко сказала она, — то только тогда, когда мы получаем распоряжение начальства.

— Понятно, — с двусмысленной улыбкой сказал он. — Сегодня вечером вы работаете?

— Да.

— Тогда увидимся за ужином.

— Конечно. До встречи, мистер Карсон.

Его навязчивость пугала Констанс. Что нужно этому человеку? Тогда, на поле для гольфа, его неприязнь к Дрейку показалась ей беспочвенной, немного наивной. Теперь же она поняла, что здесь дело серьезнее.

Но почему Сидней так разозлился, когда увидел ее и Карсона беседующими в коридоре? Весь день она мысленно возвращалась к этому вопросу, но так и не могла найти ответ, Хозяин отеля умудрился отыскать где-то рапиры и два тяжелых самурайских меча, продемонстрировав необычайную заботу о гостях. Министры направились в спортивный зал, чтобы провести время в поединке. Немного рисуясь своим умением и пытаясь научиться новым приемам у соперника, они остались, кажется, довольны собой и друг другом. Констанс не отводила от них взгляда, так как, несмотря на прекрасное знание японского, из разговора министров она почерпнула немало нового. И ничто не доставляло ей такого удовольствия, как совершенствование собственного мастерства.

15
{"b":"27538","o":1}