ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Констанс почему-то было неприятно наблюдать за ними, и она отвела взгляд в сторону.

Неужели это ревность? — пронеслась в голове мысль, от которой ее бросило в жар. То чувственное возбуждение, которое неожиданно зародилось тогда в баре, всего несколько часов назад, начало принимать более опасные формы.

Констанс отогнала неприятные мысли и переключила внимание на японца средних лет, который беседовал с австралийцем. Она направилась к ним. Японец был явно обрадован появлению переводчицы и вздохнул с облегчением, когда она к ним подошла. Но его собеседник поздоровался с ней довольно хмуро. При знакомстве выяснилось, что его зовут Тим Карсон и он профессиональный дипломат. Лицо этого плотного и приземистого человека выражало иронию и превосходство, а презрительный взгляд перебегал по залу с одного лица на другое, точно он боялся, что самое интересное произойдет без его участия. И все же после первой негативной реакции на Констанс он, казалось, немного смягчился и с подчеркнутой вежливостью улыбнулся ей.

— Из Нью-Йорка? По выговору не скажешь, — заметил он.

— Я из Австралии, мистер Карсон, — улыбнулась Констанс.

— Но вы не из нашей делегации, — заметил он, сдвинув брови.

— Я переводчик, — с улыбкой ответила она, стараясь быть непринужденной.

— Переводчик с прекрасным знанием японского языка, — вежливо добавил японец.

— Вы мне льстите.

Тим Карсон, который с нетерпением ждал, когда закончится обмен любезностями, снова вмешался:

— Вы давно живете в Америке?

— Около десяти лет.

Карсон продолжал с любопытством и настойчивостью расспрашивать ее. Это слегка обеспокоило Констанс, к тому же ей не нравилось, как он смотрит на нее. Было ясно одно — он приглядывается к ней, точно решает, сумеет ли она принять достойное участие в какой-то игре и какую роль ей можно отвести. Констанс решила держаться естественно и непринужденно.

В какой-то момент она почувствовала, что за спиной у нее кто-то стоит. Она обернулась и встретилась взглядом с Сиднеем Дрейком. Девушка была по-прежнему рядом с ним.

Сидней познакомил их. Спутницу звали Джастин Мюллет, она была помощницей австралийского министра торговли. Обаятельная и общительная, она все же держалась немного неестественно, что не мешало ей бросать кокетливые взгляды на Сиднея.

Несмотря на то что ужин производил впечатление светского мероприятия, все же это была деловая встреча, на которой Констанс была необходимым инструментом. Вообще-то ее профессия предполагала, что она со всеми должна держаться ровно. И тем не менее она едва сдержала раздражение, когда ленивый взгляд Джастин с удовольствием остановился на лице Сиднея.

Стараясь подавить отчаянную и необъяснимую ревность, Констанс стала смотреть в сторону. Неожиданно возникшее чувство и непонимание того, что с ней происходит, заставили ее волноваться еще больше. Поэтому через несколько минут она извинилась и отошла.

Как большинство приемов такого уровня, вечер проходил спокойно и размеренно. Когда гости выпили по паре бокалов шампанского, они потянулись в банкетный зал. Вместе со всеми Констанс подошла к столу. Она оказалась достаточно далеко от Сиднея Дрейка, но при этом его хорошо было видно. Его темные волосы в свете ламп отливали бронзой, а уверенное лицо казалось невыносимо красивым, Констанс подумала, что «красивый» не совсем подходящий для него эпитет. Красивый — значит чересчур утонченный, стандартный. А Сидней обладал мужественностью, врожденной грацией. В нем чувствовались ум и характер.

Но какое же место он занимает в этой группе влиятельных политиков и дипломатов? Он сидит за основным столом, значит, обладает большим влиянием, несмотря на свой возраст.

У Констанс порозовели щеки. Хотя она старалась смотреть на двух министров, сидящих во главе стола, она все же не сводила с Дрейка взгляда и одновременно чувствовала, что он угловым зрением смотрит на нее. И даже на таком расстоянии его магнетизм действовал на нее. Она была возбуждена, глаза ее горели, щеки пылали.

Наконец глава японской делегации встал, чтобы поприветствовать всех собравшихся в зале. Переводчик, худой мужчина в очках, подошел к нему, чтобы переводить речь на английский язык. Констанс приготовилась внимательно слушать.

Речь была хорошей, но австралийский переводчик не отличался мастерством. Констанс обратила внимание, что смысл он передавал верно, но упускал некоторые языковые тонкости. Она обменялась взглядом с японским переводчиком, и они поняли друг друга.

Констанс отвела глаза и тут же встретилась взглядом с Сиднеем Дрейком. Она осторожно улыбнулась ему, и сердце ее заколотилось сильнее.

В одиннадцать часов официальная часть ужина закончилась. Констанс дождалась, когда все выйдут из-за стола, и тоже встала. Обязанности переводчика не позволяли ей во время официальных застолий есть наравне с другими. Ее услуги могли понадобиться в любой момент, и она должна была быть к этому готова, поэтому предпочитала есть, так сказать, за кулисами. Сандвича, который она съела перед приемом, ей было вполне достаточно, но теперь ей захотелось выпить чаю.

Констанс вышла из банкетного зала, закрыв за собой дверь, и направилась было в кафе, как вдруг услышала голос за спиной:

— Мисс Маккинон.

Только не сейчас, подумала она, чего-то испугавшись.

— Да, мистер Дрейк?

— Я бы хотел, если можно, пригласить вас выпить.

Это уж точно не входило в ее обязанности, поэтому она мягко ответила:

— Боюсь, у нас не поощряется близкое знакомство с гостями отеля. Извините, но я не могу принять приглашение.

— Мне нужна ваша профессиональная помощь, и сегодня же, — мгновенно сориентировался Сидней. Видя, что она все еще колеблется, он добавил:

— Можем поговорить сейчас или мне попросить об этой услуге через бизнесцентр?

Он не повысил голоса, но сказал это таким тоном, что отказаться было невозможно. Кон-станс обвела глазами фойе и увидела мистера Маккуина, австралийского министра торговли. Он стоял в стороне от них и беседовал с дипломатами, но она поняла, что внимательно следит за ней.

5
{"b":"27538","o":1}