ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Умный интерьер. Профессиональный подход к декорированию
Китайское искусство физиогномики
Под псевдонимом Серж
Тебя убьют первым
12 волшебных новогодних сказок
Леонхард фон Линдендорф. Граф
Бретер на вес золота
Другие правила
Офелия

Возможно, Кристина права и ему лучше покинуть Новый Орлеан, пока он еще в состоянии это сделать. Прошло уже столько времени, а он так и не доказал, что Леон убил своего брата. Но больше всего Рида угнетало то, что, если его опознают, наказание постигнет и Кристину. Ее репутация страшно пострадает. Общество не простит женщину, открыто живущую с мужчиной, с которым она не состоит в браке. Она может быть наказана и в судебном порядке за укрывательство преступника. Господи, что за женщина эта графиня – великодушная, любящая, страстная. О такой можно только мечтать. Умереть за нее. Она отдает все, ничего не прося взамен. А он не имеет права даже заикнуться о том, какие чувства к ней испытывает. Все, что он может для нее сделать, – это убедить ее покинуть Луизиану. Ее дед уже достаточно здоров, чтобы отправиться в путешествие. Рид знал, что никогда не простит себе, если с Кристиной что-нибудь случится. Ей будет лучше без него. Она сможет начать жизнь заново, встретить достойного человека, выйти за него замуж, занести детей.

Одна только мысль о ней в объятиях другого наполнила его душу болью. Его серые глаза потускнели, застыли. Он пообещал себе, что не притронется к ней после той ночи на галерее, и ему это удалось, хотя и стало большим испытанием.

– Вы не против, если я здесь сяду?

Подняв голову, Рид увидел человека с худым лицом и темными глазами с тяжелыми веками, что придавало ему заспанный вид.

– Кажется, мы раньше не встречались.

– Меня зовут Жерар Руссо. – Не дожидаясь приглашения, он сел напротив Рида и, вытянув длинные ноги, жестом приказал принести ему чашку кофе. – Я слышал, что вы интересуетесь одним моим знакомым, – безо всякого вступления сказал креол.

Рид небрежно откинулся на стуле и с любопытством посмотрел на этого джентльмена.

– И кто же этот ваш «знакомый»?

– Леон дю Бопре. – Имя упало, словно камень в тихий пруд. Принесли кофе, но Руссо к нему не прикоснулся. – Может, я чем-нибудь смогу помочь. Что именно вы хотите узнать?

Рид пожал плечами.

– Я просто интересуюсь, что он за человек, что о нем говорят его друзья и знакомые.

– И что же вам удалось услышать?

Рид узнал несколько интересных фактов. Оказывается, вражда между двумя братьями ни для кого в городе не была тайной. Вражда еще усилилась, когда их отец умер, оставив Гастона прямым наследником, Всех удивило, что братья собрались в Испанию. Но что самое важное, Леон славился повсюду своим злобным, неуправляемым характером.

С нетерпением дожидаясь ответа, Жерар Руссо барабанил пальцами по столу. Рид решил соблюдать осторожность.

– Я узнал, что дю Бопре – человек несдержанный и всегда мстит за обиды как действительные, так и воображаемые.

– Это правда. – Полуопущенные веки не позволяли увидеть выражение глаз Руссо. – Что еще?

Рид водил пальцем по ободку чашки.

– Еще меня интересует семья дю Бопре. Мне сказали, что его брат был убит при очень странных обстоятельствах во время заграничного путешествия.

– Это тоже правда. – Руссо наклонил голову. – Гастона убили в Испании.

– У меня сложилось впечатление, что братья не были близки. Что они соперничали.

– Иногда между братьями такое случается, – пожат плечами Руссо.

Рид изучающе смотрел на креола. Хотя тот и пытался казаться безразличным, что-то в его поведении настораживало. В нем ощущалась напряженность, готовность к каким-то действиям. Рид решил пойти ва-банк.

– Некоторые высказываются в том смысле, что Леон может быть ответственным за безвременную кончину его брата.

Руссо вскочил на ноги. Одним движением руки он смел на пол чашки, так что кофе обрызгал окружающих и пролился на пол.

– Как вы смеете порочить репутацию моего друга? – вскричал он. – Кто дал вам право совать нос в его личную жизнь?

– Я только повторил то, что слышал. – Рид старался говорить примирительно и негромко. Он осознавал, что в кофейне наступила тишина и все с любопытством наблюдали за ссорой. – Я просто пытаюсь выяснить, что он за человек.

– Вы оскорбили моего друга. Я требую извинений.

– Идите... к черту.

Руссо схватил со стола свои кожаные перчатки и хлестнул ими Рида по щеке.

– Вызываю вас на дуэль. Завтра на рассвете на площади Святого Антония.

Рил с опозданием понял, что попался на удочку. По местным обычаям он должен теперь биться на дуэли с Жераром Руссо. Ссоры в Новом Орлеане никогда не заканчивались дракой. Неписаный закон запрещал наносить удары. Человек, который забывал об этом, навсегда изгонялся из общества.

– Прекрасно, Руссо, встретимся на рассвете. Повернувшись, тот с триумфом покинул кофейню.

Перед рассветом Кристину разбудил громкий стук в двери дома. Поскольку Дульси еще не пришла, графиня набросила накидку и, не зажигая свечи, спустилась вниз. Она открыла дверь и увидела заспанного мальчишку лет десяти – двенадцати, дрожащего от ночной прохлады.

– Мисс Уэйкфилд сказала, чтобы я передал вот это. – Он протянул записку.

Кристина дрожащими руками зажгла свечу. Быстро пробежала текст: слова плясали перед ее глазами.

– Боже мой! – Она задохнулась от ужаса, отказываясь понимать смысл записки.

Мальчишка зевнул.

– Мисс Уэйкфилд сказала, что приедет за всеми в карете.

Кристина кинулась наверх. Предчувствие опасности, которое преследовало ее всю неделю, оказалось ненапрасным. По многолетней привычке она поспешила за помощью к деду. Жан-Клод оперся о локоть, когда она ворвалась в его комнату.

– Кристина, детка, что случилось?

– Р-рид, – заикаясь, с вытаращенными глазами проговорила она. – Он должен сражаться на дуэли на площади Святого Антония.

К Жан-Клоду вернулась его прежняя решимость, уверенность человека, привыкшего к тому, что его приказы выполняются без обсуждения.

– Иди оденься. Встречаемся во дворе.

Кристина поспешила к себе, надела первое попавшееся платье, накинула темную шерстяную накидку. Граф де Варенн уже ждал ее, когда, поднимая капюшон, она выбежала во двор. Карета Полли остановилась перед воротами, и ее хозяйка, разглядев их в темноте, сказала:

– Быстрее. Скоро рассветет.

Экипаж покатил по направлению к площади.

– Как вы узнали о дуэли? – спросила Кристина, сжимая ладонь Полли.

Та успокаивающе погладила ее по руке.

– Один из моих слуг услышал это от своего друга и прибежал, чтобы рассказать мне.

– Когда нее это произошло? – Кристина пыталась понять, что привело к такой ужасной ситуации.

– Очевидно, прошлой ночью, когда Этьен расспрашивал о Леоне дю Бопре. Друг Леона оскорбился и потребовал удовлетворения.

Кристина прижала дрожащие пальцы к губам. «Господи! Неужели этим для Рида и закончатся поиски справедливости? Бессмысленной дуэлью...»

Жан-Клод оперся о трость.

– Кто противник Этьена?

– Жерар Руссо. – Круглое лицо Полли выражало тревогу. – Он мастер по фехтованию, у него своя школа на Аллее Иксчендж.

– Мастер по фехтованию?

У Кристины сжалось сердце. Что Рид мог знать о рапире? Он был игроком, бродягой, который надеялся на удачу, а не на смертельное оружие.

– Дуэли – это варварство, – проговорила Полли. – Сам губернатор Миро выступает против этого обычая. Он заявил, что издаст закон, запрещающий дуэли. Но даже самые высокопоставленные чиновники не прислушиваются к его мнению. Предусмотрены серьезные наказания, но они почти не применяются. Мужчины вызывают друг друга на дуэли по всяким самым ничтожным причинам.

К тому времени, как они прибыли на площадь Святого Антония, там уже собрались люди. Небольшая группка стояла с одной стороны площади, Рид одиноко маячил на противоположной стороне. Кристина выскочила из кареты до того, как та остановилась. Подхватив юбки, она подбежала к Риду.

– Чего ты надеешься добиться этим?.. – Она резко взмахнула рукой.

Как он позволил поставить себя в такое положение? Как мог допустить такую глупость? Страх за его жизнь, за его безопасность вылился в ярость. С яростью Кристина могла действовать. Страх, наоборот, сковывал ее волю, парализовал тело.

63
{"b":"27540","o":1}