ЛитМир - Электронная Библиотека

Рид первым вошел в полумрак конюшни. Продолжая двигаться медленно, спокойно, он с кажущимся равнодушием глядел по сторонам. И увидел то, что искал. С быстротой молнии Рид схватил с крючка на стене уздечку и хлестнул ею Этьена по лицу. Кожаный ремешок рассек французу переносицу, и из раны полилась кровь. Этьен взвыл от неожиданной боли, а Рид тут же нанес ему улар в челюсть и второй – в живот. Делакруа рухнул на пол, как мешок с песком. Швырнув на него Кристину, Леон потянул из-за пояса пистолет. Не давая ему возможности выстрелить, Рид сбил Леона с ног. Оружие со стуком упало на пол и исчезло под кучей соломы. Рид нанес удар, но Леон увернулся, и удар получился скользящим. Согнувшись, мужчины двигались по кругу, как гладиаторы на арене. Леон сделал выпад первым, Рид обманным движением ушел от удара, одновременно подхватив с пола уздечку. Он встряхнул ремешок, и тот просвистел в воздухе, как плеть.

Увидев, с каким мастерством его враг управляется с этим оружием, Леон принялся лихорадочно озираться, подыскивая что-нибудь в противовес. Он медленно отступил назад.

– Только один из нас уйдет отсюда живым.

– Тогда тебе не помешает помолиться. – Рид хлестнул дю Бопре по руке.

– Будь ты проклят. – Леон сгибал и разгибал покрывшиеся красными рубцами пальцы. – Зачем ты опять появился и моей жизни?

Рид обходил креола, не сводя с него глаз.

– Почему ты сделал это, дю Бопре? Почему убил своего брата?

– Удивлен, что ты спрашиваешь. – Леон язвительно рассмеялся. – Гастон был дураком. Он не имел права ставить на карту то, что должно было принадлежать мне.

Уздечка снова просвистела в воздухе, но Леон ловко увернулся. Он схватил вилы с острыми изогнутыми зубцами, которые кто-то небрежно прислонил к дальнему стойлу.

– А теперь посмотрим, кто побелит. – И резкими, короткими движениями угрожая Риду, Леон заставил того отступить.

– Я все равно не понимаю. – Александер старался выиграть время. – Гастон был твоей родной плотью и кровью.

– Гастон был шутом, – прорычал дю Бопре.

Он поднял вилы над головой, как копье, прицелился и метнул их в Рида. Железо просвистело в воздухе, и один острый зубец пришпилил рукав Рида к стене. Кровь хлынула из раны на руке. Застонав от боли, он повернулся и выдернул вилы. Снова посмотрев на Леона, увидел, что тот роется в соломе, ища оброненный пистолет. Рид отбросил вилы.

– Теперь наши силы равны, дю Бопре. Только ты и я. Леон нанес удар кулаком, но Рид без труда уклонился.

Сейчас ему пригодились те умения, которые он приобрел в юности на улицах Лондона. Он не спешил – слишком долго ему пришлось ждать этой последней схватки. Крепко прижав левую руку к телу, он ударил правой, и голова Леона запрокинулась. Последовал еще один резкий удар, и Рид с удовлетворением услышал хруст сломанного хряща. Кровь из носа залила дю Бопре подбородок.

– Проклятие! – пробормотал он. – Ты заплатишь за это.

Краем глаза он увидел лопату, которой выгребали из стойла навоз. Рид тоже увидел ее, но не мог до нее дотянуться. Леон поспешно схватил орудие, и его лицо исказило подобие улыбки.

– Я разобью тебе голову, ублюдок. Превращу тебя в фарш. Даже твоя любовница не узнает тебя после всего, что я сделаю.

Он размахнулся, держа лопату обеими руками. Правая нога креола попала на комок навоза, упавший с лопаты.

Пытаясь удержать равновесие, он замахал руками, как мельница, попятился и наступил на солому, которая выскользнула из-под его ног. Леон тяжело рухнул навзничь. На его лице отразилось недоумение. Рид стоял над ним, приготовившись к продолжению схватки. Креол даже не пытался встать, и Рид увидел почему. Четыре толстых металлических зубца торчали из груди Леона. Кровавая пена запузырилась на его губах, белоснежная рубашка и солома под ним окрасились красным. Ему становилось все труднее дышать.

Зная, что теперь часы креола сочтены, Рид повернулся, чтобы помочь Кристине и готовясь свести счеты с Этьеном. Но конюшня была пуста. Ничего не понимая, подгоняемый отчаянием, он бросился к дому. Пробежал по всем комнатам, громко зовя Кристину, потом поспешил на чердак. Ворвался в распахнутую дверь и обнаружил только узкую золотистую ленту на пыльном полу – свидетельство недавнего заключения Кристины.

– Проклятие!

Рид сжал ленту. Куда мог подеваться этот дьявол Этьен? Они не могли уйти далеко. Непохоже, чтобы Делакруа терял время, седлая лошадь. А вдруг он обнаружил кобылу, на которой прискакал сюда Рид? Эта мысль заставила Александера бегом покинуть дом. Но он обнаружил свою лошадь там же, где ее оставил. Рид остановился, обдумывая следующий шаг. За его спиной была Миссисипи, впереди – болота. Без лодки невозможно продолжать преследование. И куда отправляться? Леон, кажется, упоминал о том, что у него есть лодка специально для плавания по болотам. Рид осмотрел берег, но не обнаружил никакой лодки. Значит, ею воспользовался Этьен?

Пока он стоял в нерешительности, из зарослей выплыла небольшая лодка. Выдолбленная из целого ствола кипариса, она, казалось, сама скользила по темной воде. Пирогой управлял человек с морщинистым лицом и густыми усами. Волосы цвета воронова крыла выбивались из-под его соломенной шляпы. Кажется, это был тот самый рыбак, которого они видели во время первого визита. Заметив Рида, он улыбнулся и помахал рукой.

– Вы как будто что-то ищете?

Судя по выговору, это был один из тех шотландцев, которых англичане согнали с родной земли и которые обосновались теперь в Луизиане.

– Вы не видели мужчину и темноволосую женщину? Рыбак сдвинул шляпу и почесал затылок.

– Я видел человека, который не умеет управлять пирогой. Он с темноволосой дамой. Непохоже, что она счастлива.

– Я должен догнать их. Мне нужна ваша пирога.

– Вы хотите позаимствовать пирогу Октава?

– Вот, возьмите мою лошадь, – торопил его Рид. – Если я не верну вашу лодку, то лошадь останется нам.

Октав с готовностью принял эти условия. Как только пирога коснулась берега, Рид прыгнул в нее и оттолкнулся. Подгребая веслом, он направил лодку туда, куда указал рыбак. Через несколько минут ему удалось справиться с управлением, и пирога заскользила по воде, покрытой кувшинками и ряской.

Меньше чем через две мили он увидел то, что искал. Чтобы его не заметили, Рид направлял пирогу через заросли камышей, сильными гребками сокращая расстояние между собой и беглецами. Кристина очень прямо и неподвижно сидела посередине лодки, ее руки были по-прежнему связаны за спиной. Рид с удивлением смотрел, как неловко Этьен управлялся с веслом. Потом он понял, почему – Делакруа едва владел левой рукой.

Выскользнув из камышей, Рид крикнул:

– Делакруа, стой! Тебе не скрыться.

Этьен испуганно оглянулся, едва не опрокинув пирогу. Рид с тревогой смотрел, как закачалась лодка, и уже приготовился прыгать в воду, чтобы спасать Кристину. Но равновесие было восстановлено. Кристина повернулась на сиденье, ее глаза расширились от ужаса.

– Рид! – закричала она, – Осторожно, он вооружен!

Этьен уже доставал пистолет и через мгновение выстрелил. Он промахнулся, и две цапли, напуганные шумом, взлетели, хлопая крыльями. Рид заработал веслом, и пирога понеслась стрелой. Этьен увидел, что враг приближается, поднял весло, замахнулся им. Резкое движение заставило пирогу перевернуться, и они с Кристиной оказались в подернутой ряской воде. Перегнувшись через борт, Рид поймал Кристину за волосы. Ему с трудом удалось втащить ее на борт. Они увидели, что Этьен, уже по колено в воде, уходит все глубже. Рид развязал Кристине руки и обнял ее.

– Как ты? – с беспокойством спрашивал он, убирая с се лица мокрые пряди волос. – Если с тобой что-то случились...

Она улыбнулась ему дрожащими губами.

– Как бы ты ни возражал, Рид Александер, для меня ты всегда будешь героем.

Он проглотил комок в горле.

– Это только потому, что ты сделала меня таким.

– Я люблю тебя, – проговорила Кристина, прикасаясь к его щеке.

71
{"b":"27540","o":1}