ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 5

Зак, глядя Тесс прямо в глаза, положил приобретенный револьвер между ними на поцарапанный стол. Выражение его лица удержало Тесс от каких-либо возражений. Она упрямо поджала губы, но мудро решила воздержаться от замечаний.

Зак сунул коробку с патронами в карман куртки, затем взял револьвер и направился к двери.

– Не имеет смысла откладывать.

Тесс не оставалось ничего другого, как последовать за ним через внутренний дворик, загон для скота, мимо хозяйственных построек к холмам.

На вершинах далекой горной гряды виднелись остатки снега. Кактусы и опунции оживляли пустынную местность. Время от времени попадались акации паловерди, покрытые мелкими желтыми цветами. «Это утро можно было бы считать прекрасным, – думала Тесс, – если бы не предстоящий урок».

– Вставай вплотную за мной, – приказал Зак, обернувшись. – Не жди, что я всякий раз буду рядом, когда ты попадешь в беду. Пришло время тебе самой отвечать за собственную безопасность.

– Странно, но мне что-то не помнится, чтобы я нанимала тебя в телохранители.

– Не льсти себя надеждой. У меня есть более интересные занятия, чем быть нянькой упрямой женщины.

– До сих пор я довольно хорошо справлялась сама, – напомнила ему Тесс.

Зак обошел высокий кактус.

– Ты уже забыла о том, что убийца Джеда на свободе? А как, скажи мне, ты сможешь защититься, если нападут апачи? В этих краях почти в каждой семье кто-то погиб от их стрел.

Тесс споткнулась. Понимая, что это глупо, она все же обшаривала глазами далекие холмы, как будто ожидая увидеть там полчища индейцев, спускающихся по склонам.

– Здесь нужно остерегаться не только людей, – продолжал Зак. – Что ты будешь делать, если встретишь рысь? Или натолкнешься на гремучую змею?

Тесс, сдаваясь, подняла руки вверх.

– Хорошо, хватит. Ты меня убедил.

– Долго пришлось убеждать, – пробормотал он.

Для первого занятия Зак выбрал относительно ровное место. Он подождал, пока Тесс встанет рядом, и начал урок.

– У тебя «смит-и-вессон» тридцать восьмого калибра. Ты видишь, что он заметно меньше, чем мой.

Он легонько коснулся рукоятки револьвера, торчавшего у него за поясом.

– У меня «кольт» сорок четвертого калибра, обычно его называют «миротворцем». Но большой револьвер или маленький, значения не имеет. С близкого расстояния убить можно даже из «деррингера».

Тесс старалась не думать о Джеде, которого так жестоко застрелили в его собственном доме и оставили труп на растерзание стервятникам.

– Говори скорее, что нужно делать, – покорно вздохнула она.

– Молодец, хорошая девочка.

Тесс попыталась убедить себя в том, что внезапно возникшая дрожь в желудке – это от волнения, а не от теплой нотки одобрения, прозвучавшей в его голосе.

Зак заговорил деловым тоном.

– Теперь смотри внимательно: я покажу тебе, как заряжать револьвер.

Тесс придвинулась ближе, и ее рука коснулась его руки. Нахмурив брови, она внимательно наблюдала, как Зак открыл барабан и вставил пули в гнезда. «У него очень красивые руки», – подумала она, разглядывая длинные тонкие пальцы, которые, казалось, больше подходили для игры на пианино, чем для стрельбы из револьвера.

Зак внезапно поднял глаза и поймал ее взгляд. Он был близко, так близко, что Тесс могла разглядеть золотистые точки в его зеленых глазах. У него прекрасные руки – и прекрасные глаза. Когда-то они столько времени проводили вместе: смеялись, делились секретами, мечтами. Она осмеливалась считать его своим другом. Внезапно Тесс мучительно захотелось, чтобы все было по-старому.

– Если я тебе так неприятна, почему тебя волнует, смогу я защитить себя или нет? – Эти слова вырвались у нее прежде, чем она их осмыслила.

– Хороший вопрос, дорогая. Черт меня побери, если я это знаю. – Слегка прищурившись, он прицелился и нажал курок. Цветок на верхушке высокого и тонкого кактуса, растущего вдалеке, разлетелся оранжевыми брызгами.

Тесс молча наблюдала, как лепестки опускаются на землю, словно капли крови. Холодное равнодушие Зака подействовало на нее словно резкий удар. Он ограждался от нее стеной, через которую невозможно перебраться. Ее охватило чувство безнадежности и огромной потери.

– Догадываюсь, что некоторые мои высказывания ты могла объяснить себе недостатками моего воспитания. – Зак дунул в дымящееся дуло «кольта». – Но моя мама воспитывала своих сыновей защитниками слабого пола. Считаю, что во мне все еще живо рыцарское отношение к женщине. Это – врожденная черта характера у большинства из нас, южан, – протяжно говорил он, – даже если женщина случайно окажется янки.

У Тесс дыхание перехватило от его жестокости, она ощетинилась и нанесла ответный удар.

– Сколько еще раз нужно напоминать тебе, южанин, что война закончилась? – холодно заметила она. – Не заставляй меня попусту терять время. Давай продолжим урок.

Зак сощурил глаза, но Тесс успела заметить, что он был удивлен ее резкостью. Это принесло ей некоторое удовлетворение.

– Прекрасно, – согласился он, протягивая револьвер, который приготовил для нее.

«Смит-и-вессон» оказался тяжелее, чем она ожидала. Тяжелый и холодный. Зловещий.

Пока Зак устанавливал небольшие камни в качестве мишеней на ближайшем выступе, Тесс незаметно вытерла вспотевшие ладони о юбку. Так же как раньше она противилась самой мысли о стрельбе из револьвера, так теперь твердо решила научиться стрелять. Похоже, что Зак считал ее Обузой, чего Тесс хотела меньше всего. Она докажет, что может позаботиться о себе сама, даже если для этого ей придется научиться стрелять из револьвера.

– Не бойся его, – отрывисто сказал он. – Он не кусается.

Тесс возмущенно взглянула на него. Несмотря на ее решительный тон, все-таки заметны были ее колебания.

– Прицелься и нажми на курок, – повторила она инструкции, которые давал ей Зак, стреляя из своего «кольта». – Насколько это сложно?

Бормоча проклятия, он встал у нее за спиной.

– Правило номер один: не прижимай палец к курку, пока не будешь готова стрелять.

– А правило номер два?

Он проигнорировал ее вопрос.

20
{"b":"27541","o":1}