ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так и задумано.

– Не совсем поняла, что ты хочешь этим сказать.

– Я надеялся, что ты не заметишь меня и вернешься в постель.

Тесс слегка пожала плечами.

– Я никак не могла уснуть.

– Я тоже, – признался Зак. – Но я вообще страдаю бессонницей.

Они говорили друг другу самые обычные слова, но эту тонкую нить разговора, которая связала их сейчас, ей не хотелось рвать.

– У тебя всегда были проблемы со сном? – поинтересовалась Тесс.

Изящным движением Зак поднес сигару к губам, затянулся и выпустил длинную струю дыма.

– Не всегда, дорогая, только с войны.

Тесс нахмурилась. Обычно мягкий протяжный голос Зака сейчас звучал совсем по-другому.

– Ты пил, да?

Он хрипло засмеялся.

– Какая ты наблюдательная. К несчастью, я еще не совсем пьян.

Тесс упрямо выпятила подбородок, не желая замечать иронии.

– Ты часто пьешь?

– Только когда не могу уснуть.

– А это с тобой случается часто, как ты сам сказал.

– А ты быстро сечешь, как вы, янки, говорите. – Лукаво улыбаясь, Зак протянул ей бутылку. – Не хочешь присоединиться?

– Нет, спасибо.

Тесс содрогнулась при одном воспоминании о том, как мерзкое виски обожгло ей горло, когда Зак заставил ее сделать несколько глотков, прежде чем начал вытаскивать колючки.

Он засмеялся, увидев ее реакцию.

– На сегодня виски достаточно?

Не дожидаясь ответа, Зак сделал большой глоток из бутылки.

Тесс представила, как бы Зак отреагировал, если бы она приняла его приглашение. Наверное, ей стоило это сделать, хотя бы для того, чтобы прогнать самодовольное выражение с его красивого лица. Тесс понимала, что Зак подтрунивает над ней, хочет позлить ее. Нет, у него ничего не выйдет. Назло ему она не уйдет отсюда. Тесс поудобнее устроилась на скамейке, стоявшей в тени крыльца, натянула шаль на плечи и посмотрела в небо.

– Раньше я и представить себе не могла, что пустыня ночью может быть такой прекрасной.

– А что, если я предложу тебе убраться отсюда к черту? – не слушая ее, сказал Зак. »

– Тогда я напомню тебе, что это и мой дом и у меня столько же прав находиться здесь, сколько и у тебя.

Он посмотрел на нее свысока.

– Джед, думаю, был не в своем уме, когда завещал наследство нам двоим, – пробормотал он.

Тесс потеребила косу, лежавшую на плече.

– Я думала о Джеде...

– Что ты имеешь в виду? – спросил Зак.

– Не могу себе представить, что могло быть общего у Джеда с бандой Куонтрилла. Я всегда считала его скромным, добрым.

– Он таким и был.

– Тогда почему он связался с Куонтриллом?

Зак равнодушно стряхнул пепел сигары.

– У каждого человека есть свои темные стороны, – наконец ответил он, искоса глядя на нее. – Даже у такой мисс Маменькиной Дочки, как ты.

Его ответ заставил Тесс задуматься. А какие темные стороны есть у нее? Наверное, ее увлечение одним солдатом из армии мятежников. Это чувство она испытала в ранней юности и теперь, став взрослой, испытывает то же чувство. Только теперь оно более темное, глубокое, более сильное. Страстное волнение и эротические мысли охватывали ее всякий раз, когда он к ней прикасался. Она просто таяла от одного его взгляда или слова.

Тесс сцепила пальцы, пытаясь привести в порядок свои сумбурные мысли.

– Я всегда восхищалась тем, что Джед взял под свое крыло молодого неопытного солдата и старался научить его всему, что знал сам. А еще он был патриотом и никогда не сомневался в победе южан.

Зак подошел ближе. Он смотрел на кончик своей сигары.

– Джед очень переживал, что этой проклятой войне не видно ни конца ни края.

– Никто не ожидал, что война так затянется, – задумчиво ответила Тесс. – Помню, отец хвастался, что Конфедерацию уничтожат еще до весеннего сева.

– А мой был уверен, что Союз Северных Штатов южане поставят на колени еще до сбора табака. – Зак скупо улыбнулся. – Они оба были глупцами.

– Глупцами, – грустно повторила она. – Или оптимистами.

– А кровавая бойня продолжалась долгих четыре года.

– Отец против сына, брат против брата. Тысячи и тысячи жизней бессмысленно уничтожены.

Зак молчал, углубившись в воспоминания.

– Историки считают битву при Геттисберге самой ужасной, – сказала Тесс. Она прижалась затылком к глиняной стене дома. Воспоминания жгли душу. – Думаю, пока я жива, не забуду, как армии генералов Ли и Гранта сошлись у Геттисберга. Они были похожи на две бесконечные ленты – синюю и серую. Закрою глаза и снова ощущаю запах крови, чувствую, как земля дрожит от грохота пушек... слышу крики и стоны.

Зак Маклейн тоже был уверен, что никогда этого не забудет. Он был тогда маленьким винтиком в этой машине, несущей смерть и разрушение. Часто, закрывая глаза, Зак переживал все заново, видел все до мельчайших подробностей, ощущал привкус странной смеси из страха и надежд – и неизбежность поражения. Он сделал еще один большой глоток виски, как будто это могло смыть ночной кошмар, так похожий на реальность. Прочистив горло, он сказал:

– Еще до битвы при Геттисберге Джед потерял всякое терпение. Он опасался, что война будет длиться годы и годы, ругал нерешительность тупых генералов из Вест-Пойнта. Его раздражали их бестолковые приказы.

– Не понимаю. – Тесс попыталась разглядеть лицо Зака, но оно было скрыто в тени. – Почему он так думал?

Зак задумчиво потягивал сигару.

– Джед считал, что все офицеры, особенно генералы, как северяне, так и южане, читали одни и те же учебники по тактике ведения боя. А он считал, что наступило время, когда командовать армией должны другие офицеры – грамотные, уверенные, смелые.

– И Джед решил, что Уильям Куонтрилл был одним из них?

– Может быть, и так. – Зак пожал плечами. – Трудно сказать, что у него было на уме, когда наши пути разошлись.

Тесс встала и подошла к нему.

– Не понимаю, как можно оправдывать все их отвратительные действия. И как они, совершив столько преступлений, могут спокойно жить?

Зак посмотрел в лицо Тесс, доверчиво обращенное к нему. «Какая ирония судьбы, – подумал он. – Тесс Монтгомери отправила меня в ад, в Элмайру. А теперь именно она спрашивает, как можно жить с нечистой совестью». Ей нужно только посмотреться в зеркало. Но что она там увидит? Невинные серые глаза, лицо, настолько очаровательное, что сердце начинает щемить при взгляде на него. Есть люди, которым Бог дал талант вычеркивать из своей памяти неприятные события и способность убедить себя в том, что их просто не было. Может быть, Тесс принадлежит к их числу? Зак даже завидовал таким людям. Насколько бы проще жилось ему, да и спалось бы лучше, если бы он мог просто стереть из памяти ужасы Элмайры.

29
{"b":"27541","o":1}