ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 11

Лучи солнца, как расплавленное золото, заливали комнату, но даже их яркий свет не мог растопить мрак, поглотивший Тесс. Свернувшись клубочком, она натянула простыню на голову.

«Трусиха, дура, идиотка, шлюха, потаскуха, проститутка!»

Она ругала себя, пока весь ее запас ругательств не исчерпался. Как она посмотрит Заку в лицо после того, что было между ними прошлой ночью? Как она сможет притворяться, будто не произошло ничего необычного, если изменился весь окружающий ее мир? И все то, что раньше казалось таким прекрасным, таким драгоценным, превратилось в нечто отвратительное и пошлое?

Тесс почувствовала, как кто-то осторожно потянул за простыню.

– Убирайся, – пробормотала она. Ей хотелось остаться наедине со своей бедой.

Но кто-то продолжал стягивать с нее простыню. Тесс вздрогнула, представив себе, как она сейчас выглядит, проплакав всю ночь и уснув в слезах. Глаза опухли и горели, будто в них насыпали песок. Тесс была уверена, что волосы у нее безнадежно спутались и лишились блеска. Она не хотела видеть Зака сейчас – а может быть, и никогда.

– Уходи, я не хочу тебя видеть, – пролепетала она и сама услышала, что голос ее звучит как у обиженного ребенка.

Но слабые попытки стянуть с нее простыню не прекращались, и наконец Тесс сама откинула ее.

– Вот! – закричала она. – Ты доволен?

Не получив ответа, Тесс осторожно посмотрела через плечо. Дымка замяукала ей в ответ. Киска подняла лапку и нетерпеливо ударила по простыне. Тесс застонала от собственной глупости. Очевидно, когда дело касалось Зака Маклейна, ее тупости просто не было предела. Неужели она действительно ожидала, что он начнет увиваться за ней сегодня утром? Что он будет просить прощения, а потом поклянется в вечной преданности?

Ну, теперь уже все совершенно ясно. Устало вздохнув, она отбросила простыню и села. Казалось, глаза были полны песка. Внутри она ощущала пустоту, голова гудела.

Тесс помассировала виски. Этой ночью она получила очень ценный, хотя и болезненный урок. Оказывается, тела могут находиться в самом тесном соприкосновении, в интимном человеческом акте, а сердца при этом остаются чужими. Нет, одно сердце просто плавится от любви, другое же – как камень. Ее душили слезы, усилием воли она прогнала их. «Хватит! – приказала она себе. – Больше никаких слез».

– Пусть это будет предостережением для тебя, – обратилась она к кошке, которая с любопытством смотрела на нее. – Не позволяй никому, похожему на Зака Маклейна, разбить твое сердце.

Дымка склонила голову набок и внимательно разглядывала Тесс своими блестящими зелеными глазами – зелеными, почти как у Зака. Мордочка котенка выразила что-то вроде сочувствия.

Оглядевшись в поисках одежды, Тесс обнаружила ее аккуратно сложенной и перекинутой через спинку кресла. Ей стало жарко при мысли, что Зак мог вернуться, пока она спала, и аккуратно сложить ее вещи. Еще одно проявление заботы, жест, который при других обстоятельствах расположил бы ее к нему.

Однако в этой ситуации она постаралась проявить твердость.

Начав одеваться, Тесс почувствовала острую боль между ног, нежеланный подарок прошлой ночи. Решив, что нужно заняться делом, Тесс начала поправлять постель и застыла на месте. Темно-красные пятна резко выделялись на снежно-белой простыне. Еще одно живое напоминание об утраченной добродетели. Тесс отвела взгляд и собрала белье. Прежде чем покинуть комнату, девушка посмотрелась в зеркало. Два серьезных серых глаза с опухшими веками и покрасневшими белками смотрели на нее с бледного, осунувшегося лица.

«Я выгляжу более грустной, – заключила Тесс, – если не более мудрой».

Тесс мыла и скребла до тех пор, пока все – и постельное белье, и дом – не стали безукоризненно чистыми. Когда мыть было уже больше нечего, она наполнила большой таз горячей водой. Помывшись и вымыв голову, Тесс еще долго блаженствовала в воде, пока та не остыла, а тело ее не покрылось мурашками. Потом она надела простое белое с синим платье и распустила мокрые волосы по плечам, чтобы они быстрее высохли.

Ближе к вечеру Тесс вынесла во двор пачку журналов, которые обнаружила в курятнике, и начала разбирать их. Истории о ковбоях, детективы, романы о неразделенной любви. Прекрасные, волшебные сказки. Они очень помогли ей во время долгой болезни матери. Каждую неделю она покупала один журнал на деньги, вырученные от продажи яиц. Вечером, покончив с делами и устроив мать на ночь, Тесс погружалась в безобидные фантазии. В свете керосиновой лампы она утоляла свою жажду любви и приключений. На короткое время ей удавалось забыть о разорительных гонорарах, выплачиваемых врачу, протекающей крыше и о счетах из мясной лавки. Забывала она и о том, что у нее нет сильного плеча, на которое она могла бы опереться, – нет и, похоже, никогда не будет. Несмотря на то что Зак не одобрил ее пристрастие, такое чтение было тогда ее единственным спасением.

Тесс погладила потрепанную обложку. Получал »о ли Джед такое же удовольствие от грошовых романов, что и она? Искал ли он в них убежище от жизненных невзгод? Тесс, правда, не могла понять, почему он решил спрятать их так далеко. Большинство людей, и она в том числе, предпочитают держать журналы под рукой, и уж во всяком случае, не в курятнике. А Джед аккуратно перевязал журналы, завернул их в водонепроницаемую бумагу и спрятал в дальнем углу курятника. Тесс могла бы и не найти их там под соломой. Нет, это все было действительно очень странно.

Может быть, у Джеда помутился рассудок?

Тесс прислонилась спиной к стене, раздумывая над такой возможностью. Ей доводилось видеть, как у людей с возрастом появлялись странности. Некоторые из них совершали неожиданные поступки, казавшиеся окружающим абсолютно бессмысленными. Если ее теория верна, тогда становятся понятными и необычные условия завещания, оставленного Джедом. «И все-таки, – нахмурив брови, подумала Тесс, – до сих пор никто и словом не обмолвился, что Джед потерял рассудок». Она решила в следующий раз, когда будет в городе, осторожно расспросить Эбнера Смита о самочувствии Джеда.

Тесс начала рассеянно листать номера «Спутника семейной жизни», и впервые ни одна история не привлекла ее внимания. Наконец она выбрала роман, главным героем которого был ее любимый детектив Старина Слейт. Эту историю Тесс раньше не читала, и вскоре она ее захватила. Время бежало незаметно. Услышав громкое кошачье мяуканье, она оторвалась от чтения. В дальнем углу патио Дымка, распластавшись на животе, неотрывно следила глазами за бабочкой с радужными синими крылышками, летающей над кустом когтя дьявола.

45
{"b":"27541","o":1}