ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Помогите малышу заговорить. Развитие речи детей 1–3 лет
Исцеляющие медитации. 30 визуальных техник для очищения ваших чакр, души и тела
Медиатизация экстремальных форм политического процесса: война, революция, терроризм
Мой идеальный монстр
Время инвестировать! Руководство по эффективному управлению капиталом
Маги без времени
Пражское кладбище
Продюсер. Инструкция по применению, или Куда приводят мечты
Психология лидерства

Буква за буквой, знаменитое выражение евангелиста обретало форму. Вдруг Аргирос остановился на половине задачи: он начал осознавать важность своего открытия. Персы, затеявшие незначительную подрывную работу в Дарасе, были всего лишь мелкой сошкой, и страхи Георгия Лаканодракона выглядели столь же несущественными.

Конечно, Иоанн говорил о божественном Слове, о самом Христе, но его голос звучал со сверхъестественной силой. Из простых глиняных брусочков можно составить что угодно и сделать столько копий, сколько захочешь. Какую еще силу можно с большим правом назвать богоподобной?

Магистра так поглотила эта идея, что он не обратил внимания на приближавшиеся шаги в переулке позади лавки Авраама. Но сдавленные тревожные возгласы пришельцев, заметивших на двери открытый засов, вывели Аргироса из задумчивости. Он обругал себя за глупость – единственной причиной того, что все эти принадлежности были разложены по полочкам, могло быть намерение персов напечатать очередную партию листовок именно сегодня ночью.

Три прочных железных крючка просунулись внутрь сквозь дверные доски и у косяка. Очевидно, Авраам был из тех, кто завязывал свои сандалии двойными узлами – и Аргирос поступал так же. Только предусмотрительность горшечника спасла магистра. Василий едва успел замкнуть дверь на последний крючок, как кто-то навалился на нее плечом. Дверь затрещала, но выдержала.

Знакомый гортанный смех послышался из переулка.

– Это ты, дорогой Василий? – насмешливо окликнула Мирран. – Куда же тебе теперь деваться?

Отличный вопрос. Передняя дверь гончарной лавки заперта на засов снаружи, как до того была и задняя. Замкнуты и крепкие деревянные ставни, на которых – проклятый Авраам – замки были и изнутри, и снаружи.

Мирран дала Аргиросу время на оценку его положения, а потом промолвила:

– Что же, видимо, пока нам не удастся поднять мятеж в Дарасе. Жаль. Тем не менее поймать одного из ценных императорских магистров (о да, я знаю, кто ты!) – это тоже немалый успех.

– Так это ты стоишь за всем этим! – выпалил Аргирос.

А он считал, что она – всего лишь приятная забава, подосланная для отвлечения его от дела настоящим главой заговорщиков – был ли то Шахин, Авраам или пока незнакомый Йесуйаб.

Должно быть, она читала его мысли.

– Ай, ради бога Ормузда, это я! А ты думал, у меня нет ума и воли, потому что я – женщина? Ты не первый, кто платит за эту ошибку, и не последний. – Она перешла с греческого на персидский: – Я не собираюсь больше тратить время на этого римлянина. Поджигайте дом!

Кто-то резко запротестовал по-арабски.

– Не будь ослом, Авраам, – бросила в ответ Мирран. – Если взломать дверь, шум может привлечь стражу – мы слишком близко к казармам, чтобы рисковать. Царь царей заплатит тебе больше, чем ты заработаешь в этой жалкой лачуге за пятьдесят лет. Давай, Бахрам, подноси факел. Чем больше пламя, тем скорее мы уничтожим все, что нужно, включая Аргироса.

– Верно, Василий? – добавила она сквозь дверь.

Магистр не ответил, но не мог оспорить ее тактику.

«В самом деле, исключительно одаренная молодая персиянка, – с сожалением подумал он, – и в столь неожиданных вещах».

Он не сомневался: если дым и пламя вынудят его вырваться через дверь, там его будут ждать несколько вооруженных людей. Он видел, как в зазоре под дверью заколыхалось жаркое желтое пламя факела Бахрама.

Но Мирран, при всех ее способностях и жестокости, не знала всего. Помимо воровской отмычки, Аргирос принес с собой пару прочно закупоренных глиняных горшков, которые он ей выдал за приспособления для изучения речного осадка. Агент наклонился и поместил их у основания задней двери.

Лампа начала коптить, но в ней еще было достаточно масла для целей магистра. Он поднес пламя к фитилям, торчавшим из пробок. Те сами были пропитаны маслом и мгновенно загорелись.

Как только магистр убедился в этом, он поставил лампу на пол, спрятался за прилавком Авраама и закрыл ладонями уши.

Он успел как раз вовремя. Бомбы с адским порошком взорвались, причем взрыв первой спровоцировал взрыв второй. Грохот заставил подумать о конце света. Осколки глиняной посуды разлетелись по лавке, точно смертельные снаряды пращника. Двойной заряд смеси древесного угля, серы и селитры, открытой франко-саксонцами, сорвал дверь с петель и выбросил ее на Мирран и ее спутников.

Аргирос вскарабкался на ноги с кинжалом в руке. В голове звенело, но, по крайней мере, он знал, отчего случился громовой удар. Для Мирран и ее друзей в переулке это стало полным и ужасным сюрпризом.

Магистр пробрался сквозь облако густого сернистого дыма, зависшего в покосившемся дверном проеме, и едва не споткнулся об парня, который лежал и корчился, схватившись за длинный кусок дерева, вонзившийся в пах. Он не был опасен, да и жить ему осталось недолго.

Несколько мужчин со всех ног неслись прочь по переулку. Наполовину оглушенный, Аргирос смог разобрать их испуганные вопли:

– Дьяволы!

– Демоны!

– Матерь Божья, огради от сатаны!

– На землю явился Ахриман!

Упомянутый Ахриман происходил из Персии: в ее дуалистической религии он считался лютым врагом Ормузда.

Одна из ближних теней вдруг зашевелилась. Аргирос развернулся.

– Фокус, о котором я не знала, – спокойно молвила Мирран. Она полностью владела собой и, казалось, сейчас вполне могла бы рассуждать о погоде. – В конечном счете, на этот раз ты выиграл.

– И тебя тоже! – крикнул он и бросился на нее.

– Прости, но – нет.

Она отворила засов за спиной, шагнула в проем и хлопнула дверью перед самым носом Аргироса. Замок щелкнул в момент, когда Василий с силой ударился в дверь. Он отскочил, ошеломленный ударом. Мирран произнесла:

– Мы еще встретимся, ты и я.

И он услышал звук ее быстрых шагов.

Аргирос выпутался из затруднительного положения и теперь мог подумать о дальнейших действиях. Как сказала Мирран, гончарня Авраама находилась всего в одном квартале от главных казарм Дараса. Аргирос уже расслышал крики тревоги, и за ними – размеренный топот приближавшегося отряда солдат.

– Сюда! – крикнул магистр.

Командир отряда с поднятым в руке факелом подошел с важным видом.

Он в изумлении посмотрел на вывороченную дверь лавки Авраама.

– Что происходит?

– Некогда объяснять, – бросил Аргирос, тем самым осадив унтер-офицера. Тот застыл – весь внимание. – Пусть несколько солдат сломают ту дверь, – приказал магистр.

Он указал на место, где скрылась Мирран, и вкратце описал персиянку, а потом послал остальных солдат в обход к главному входу дома – будь то лавка или что-либо другое.

Солдаты вернулись ни с чем. По настоянию Аргироса Леонтий через час запер ворота Дараса, и за два последующих дня силами гарнизона весь город был перевернут вверх дном. Нашли скрывавшихся Авраама и портного Йесуйаба, но никаких признаков Мирран не обнаружили.

Аргирос был разочарован, однако не удивлен.

– Очень умно, Василий, использовать карту, чтобы выявить шпионское гнездо, – сказал Георгий Лаканодракон.

– Спасибо, господин. – Стул в кабинете заскрипел, когда Аргирос откинулся на спинку. – Только обидно, что это заняло столько времени. Я должен был догадаться, что персы сознательно избегали развешивать пергаменты в некоторых частях города, дабы у Леонтия не было основания искать там. Но все стало на место, когда я выяснил, что дубильня Йесуйаба (и соседняя клееварня), гончарня Авраама и таверна Шахина – все были в самом центре свободных от листовок участков.

– Чудесный образец рассудительности, и не важно, как ты к этому пришел. – Магистр официорий помедлил, прочистил горло и продолжил: – В то же время я не вполне уверен в том, что положение там после твоего отъезда меня устраивает.

– Я не знаю, что еще я мог предпринять, ваша светлость, – вежливо ответил магистр. – Листовки в Дарасе больше не появляются, в городе было спокойно, когда я его покидал, и я открыл средства, с помощью которых персы производили столько копий одного и того же текста. – Тут его голос зазвучал вдохновеннее. – Средства, добавлю я, которые можно использовать для…

46
{"b":"27543","o":1}