ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но в данный момент Джоунз, вероятно, был уже слишком пьян, чтобы осчастливить любую из двух девушек, даже если бы та устроила перед ним стриптиз, а потом потащила в постель. Джоунз моргал, уставившись на Гольдфарба, будто совершенно не соображал, кем является его друг (или бывший друг? Гольдфарб надеялся, что это не так и что ревнивая зависть Джерома не зайдет далеко). Потом в мутных глазах Джоунза вновь появилась некоторая осмысленность.

— Знаешь, вчера у нас в казарме был свет, — сказал он.

— Неужели? — удивился Гольдфарб, пытаясь понять, что последует за этой вроде бы никак не связанной с их разговором фразой, если вообще что-то последует.

Ему хотелось, чтобы Сильвия принесла еще кружку пива, — тогда не придется ломать над этим голову. В его казарме электричества не было уже несколько дней.

— Да, был, — повторил Джоунз. — Электричество в нашей казарме. Вчера давали… Подожди, а почему я хотел тебе об этом сказать?

«Мне откуда знать?» — хотелось крикнуть Гольдфарбу. И хотя транспортная сеть, по которой двигались мысли Джоунза, тоже подверглась определенной бомбардировке, он таки сумел довести начатую мысль до пункта назначения.

— Вспомнил. Я слушал короткие волны. Поймали Варшаву. Слышно было великолепно.

— Неужели? — снова спросил Гольдфарб. Теперь его вопрос нес в себе совершенно другой смысл. — Русси выступал?

— От него — ни слова. Ни одного, — с какой-то мрачной торжественностью произнес Джоунз. — Об этом я и хотел тебе сказать. Он вроде дальний родственник тебе?

— Получается, что троюродный брат. Его бабушка была сестрой моего деда.

Когда его родственник объявился в качестве диктора у ящеров, никто не поразился этому сильнее, чем Гольдфарб.

В отличие от своих нееврейских друзей, он верил большинству из того, что Русси рассказывал об ужасных деяниях нацистов в Варшаве, однако сильно сомневался, что нынешняя жизнь под игом ящеров была такой радостной, как ее описывал Мойше. Потом, через несколько недель, его троюродный брат исчез из эфира так же внезапно, как и появился. Вначале ящеры называли в качестве причины болезнь. Теперь они вообще не считали нужным что-либо говорить, и это показалось Гольдфарбу зловещим предзнаменованием.

— Паршивый предатель. Может, этот козел наколол и ящеров тоже, и они рассчитались с ним, — пробормотал Джоунз.

Гольдфарб замахнулся, готовый въехать Джоунзу кулаком по роже. «Никто, — бывший друг, настоящий или кто-то еще, — сказав такое про моих родственников, не может оставаться безнаказанным», — твердил он про себя. Но тут вовремя подоспела Сильвия.

— Остынь, Дэвид, и не вздумай распускать руки, — резко сказала она. — Кто затевает драку, тому доступ в бар навсегда закрыт — таковы правила. И я тебя больше не увижу.

Первая угроза была пустяковой. Но вторая… Гольдфарб задумался, потом разжал пальцы и опустил руку Сильвия поставила перед ним новую кружку. Джоунз стоял, слегка покачиваясь и даже не подозревая, что едва уберегся от насильственного изменения своей физиономии.

— Так-то лучше, — одобрительно сказала Сильвия. Гольдфарб не был уверен, что это действительно лучше, но в конце концов решил, что, ударив беспомощного пьянчугу, не спасет честь семьи. Он залпом выпил третью кружку. Сильвия смерила его неодобрительным взглядом:

— С тебя явно хватит, если не хочешь надраться, как он.

— А что мне еще остается?

Смех показался грубым даже для ушей самого Гольдфарба, ибо крепкое пиво делало свое дело. Однако вопрос при всей его иронии был задан всерьез. Без электричества кино не посмотришь и радио не послушаешь, да и чтение длинными зимними вечерами становилось почти невозможным. Оставалось лишь коротать время, вращаясь среди себе подобных. А когда снова и снова поднимаешься в воздух, где тебя могут сбить, возникает потребность в разрядке, которую способны дать лишь выпивка или секс. Поскольку Сильвия этим вечером работает…

Гольдфарб подумал, что вряд ли он — единственный ее любовник, которому понадобилось напиться. И даже не первый за этот вечер. В нем вспыхнуло негодование, потом улеглось. Если он искал то, что можно получить, какое право он имеет упрекать Сильвию в таком же поведении?

Джером Джоунз толкнул его в бок.

— А она хороша? — спросил он, словно Сильвия не стояла рядом. — Понимаешь, о чем я спрашиваю?

Он подмигивал с видом неотразимого любовника, но пьяная слабость в теле делала его ни на что не годным.

— Вы только посмотрите! — обиженно завозмущалась Сильвия. Она двинулась прямо на Гольдфарба:

— Ты что же, намерен позволить ему так говорить обо мне?

— Возможно, — ответил Гольдфарб, отчего Сильвия завозмущалась снова, уже громче.

Он махнул рукой, сделав, как ему казалось, успокоительный жест. ,

— Несколько минут назад ты предотвратила одну драку, а теперь хочешь, чтобы началась другая?

Вместо ответа Сильвия наступила ему на ногу, а потом удалилась. Вряд ли он получит еще одну пинту пива, разве только у нее в спальне, как-нибудь вскорости. «Поди пойми женщин», — подумал Гольдфарб. Он не был рыцарем в сияющих доспехах, да и Сильвия не являлась девой, чья добродетель нуждается в защите. Но если бы Дэвид сказал это вслух, она бы ему не то что наступила на ногу своим высоким каблуком, а въехала бы коленом по его «фамильным драгоценностям» между ног. Джоунз снова толкнул его. — Драка? Какая драка? — спросил он. Судя по тону, это интересовало его больше, чем любовные качества Сильвии.

Неожиданно вся бессмыслица возникшей ситуации сделалась для Гольдфарба невыносимой. Он протиснулся сквозь густую толпу посетителей ^Белой Лошади», толкнул дверь и вышел, остановившись на тротуаре и думая, куда идти дальше. Первый же глоток морозного воздуха, оказавшийся в легких, и ночь, обступившая со всех сторон, твердили, что его уход был ошибкой. Но Гольдфарб не мог заставить себя вернуться в бар.

Ночь была ясная. На темном небе ярко горели звезды, их было больше, чем ему доводилось видеть раньше, когда еще не существовало затемнения. Млечный Путь сиял, как искрящиеся крупинки сахара, просыпавшиеся на черные плитки пола. До появления ящеров звезды казались дружественными, в худшем случае далекими. Теперь от них исходила опасность, как от вражеской страны.

157
{"b":"27546","o":1}