ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 19

Юи Минь чувствовал себя большим, как сама жизнь, таким, словно он был воплощением Хо Тея — маленького толстого божества удачи. Кто бы мог представить, сколько выгоды можно извлечь из вторжения маленьких чешуйчатых дьяволов? Да, вначале они силой забрали его из родной деревни, а потом поместили в самолет, который никогда не садится, где он ничего не весил, а его несчастный желудок чуть не сошел с ума. Тогда он считал ящеров худшим бедствием, какое только знал мир. Зато теперь… Юи Минь елейно улыбнулся. Теперь жизнь была хороша.

Верно, он по-прежнему жил все в том же лагере, но жил как полководец, почти как один из исчезнувших маньчжурских императоров. Жилье Юи Миня лишь называлось хижиной. Деревянные стены надежно защищали от самых суровых зимних ветров. Медные жаровни давали тепло, мягкие ковры делали неслышным каждый его шаг. Куда бы он ни посмотрел, взор услаждали прекрасные изделия из нефрита и эмали. Он ел утку, собачье мясо и прочие деликатесы. Когда ему хотелось, он наслаждался женщинами, в сравнении с которыми Лю Хань казалась просто хилой свиноматкой. Одна из этих женщин сейчас ожидала его на циновке. Юи Минь забыл ее имя, да и разве это важно?

И все — благодаря порошку, бравшему в плен чешуйчатых дьяволов!

Лекарь громко рассмеялся.

— Чему ты смеешься, господин, полный силы ян? — спросила из соседней комнаты прекрасная девушка.

В голосе звучало нетерпение: когда же он придет к ней?

— Да так, утром я услышал одну шутку, — ответил Юи Минь.

Какой бы мужской силы он ни был исполнен, у него хватало осторожности не делиться с покупаемыми подружками своими мыслями. То, что днем слышала одна пара ушей, на следующее утро будут знать десять, а к вечеру — весь мир.

Без ложной скромности (Юи Минь имел мало скромности — и ложной, и настоящей) он знал, что является самым крупным в лагере торговцем имбирем. Возможно, самым крупным торговцем в Китае, а может — и в целом мире. Под ним (тут на секунду он вновь подумал о девушке, потом опять забыл) находились не только люди, которые выращивали имбирь, и те, кто приправлял пряность лимоном, делая ее особо привлекательной для чешуйчатых дьяволов, но также несколько десятков самих чешуйчатых дьяволов, покупающих имбирь у него и перепродающих своим соплеменникам либо напрямую, либо через собственные вторичные цепи. Ну разве это малая прибыль?

— Ты скоро, Тигр Плывущего Мира? — спросила девушка.

Она всеми силами изображала страстное желание, но у нее было слишком много деловой хватки и слишком мало актерских качеств, чтобы убрать из своего голоса резкие интонации. «Чего ты там возишься?» — вот что имела она в виду.

— Да, я сейчас приду, — ответил Юи Минь, но тон его голоса показывал, что спешить из-за этой девчонки не стоит.

Оттого, что женщина начинала ненавидеть его за медлительность и отсутствие внимания, Юи Минь лишь сильнее возбуждался. Так он не только получал удовольствие, но и сохранял контроль над ситуацией. «Чем бы нам заняться, когда я наконец приду к ней? — прикидывал он. Такие мысли всегда приносили наслаждение. — Чем-нибудь, что ей не по нраву, — решил Юи Минь, поскольку его раздражали лживые призывы девушки. — Возможно, поиметь ее так, словно она — мальчик». Юи Минь удовлетворенно щелкнул пальцами. Значит, решено. Пусть чуть-чуть позлится, запомнит, как надлежит обращаться с человеком его положения.

От накатившей теплой волны защипало кожу. Юи Минь почувствовал, как в нем нарастает желание. Он сделал шаг в направлении спальни, затем удержал себя. Предвкушение тоже доставляло удовольствие. Нечего, пусть девчонка по-томится.

Где-то минуты через две она позвала:

— Пожалуйста, поторопись! Я вся съедаема желанием. Она тоже вела игру, но ей недоставало костяшек, чтобы переиграть его.

Когда наконец Юи Минь почувствовал, что момент настал, он двинулся в заднюю часть своего жилища. Но не успел лекарь пройти и трех шагов, как у входной двери послышалось царапанье. Он испустил протяжное, сердитое шипенье. Кто-то из чешуйчатых дьяволов. Девкиным призывам придется обождать. Как бы тщательно ни контролировал Юи Минь дьяволов, покупающих имбирь, у него по-прежнему оставалось ощущение, что это он слуга, а они хозяева.

Юи Минь открыл дверь. Лицо и пальцы обожгло холодом. На пороге действительно стоял маленький чешуйчатый дьявол, но не из тех, кого он видел раньше. Лекарь научился различать их даже тогда, когда навороченные поверх зимней одежды тряпки закрывали раскраску тел. Он также бойко научился говорить на их языке. Юи Минь низко поклонился и сказал:

— Верховный начальник, вы почтили своим приходом мою скромную хижину. Прошу вас, входите и согрейтесь.

— Я войду.

Маленький чешуйчатый дьявол прошмыгнул мимо Юи Миня. Тот закрыл за пришельцем дверь. Лекарю было приятно, что дьявол ответил ему на своем языке. Если он сможет разговаривать о деле на языке ящеров, тогда не нужно будет выгонять девчонку. Ей придется не только подождать подольше, на нее произведет впечатление, как он общается с маленькими дьяволами на их наречии.

Дьявол внимательно оглядел переднюю комнату, при этом его глазные бугорки двигались независимо друг от друга. Это больше не тревожило Юи Миня, он привык к подобной особенности ящеров. Лекарь изучающе разглядывал чешуйчатого дьявола. Заметная окраска внутри ноздрей, характерная поза стиснутых рук, отчего те слегка подрагивали. Юи Минь улыбнулся про себя. Пусть он не знал этого дьявола, зато знал признаки. Пришедшему требовался имбирь, и с каждой секундой все сильнее.

— Верховный начальник, — вновь поклонился Юи Минь, — не скажете ли вы мне свое имя, чтобы я мог лучше вам услужить?

Маленький чешуйчатый дьявол зашипел, словно вспомнив о присутствии Юи Миня.

— Да. Меня зовут Дрефсаб. Ты — Большой Урод по имени Юи Минь?

— Да, верховный начальник, я — Юи Минь. — Обидное прозвище, данное Расой людям, не-задевало лекаря. Ведь от тоже думал об этих существах как о маленьких чешуйчатых дьяволах. — Чем могу помочь вам, верховный начальник Дрефсаб?

Чешуйчатый дьявол повернул оба глаза в его направлении:

194
{"b":"27546","o":1}