ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Танк ящеров выкатился прямо в том месте, где и ожидал Егер. Ящеры действительно были «вшивыми» танкистами. Пушка «Т-3» выстрелила в тот момент, когда Егер только собрался скомандовать «Огонь!» Шульц был мастером своего дела. Он послал бронебойный снаряд прямо в днище вражеского танка, обнажившееся, когда тот поднимался на холм. Броне танка пятисантиметровые снаряды, летевшие на большой скорости, были нипочем, но днище, как и у земных танков, было тоньше. Снаряд его пробил. Танк остановился.

«Водителя оттуда придется выскребывать ложкой», — злорадно подумал Егер.

Из башни один за другим выпрыгнули два ящера. Башенный пулемет танка Егера немедленно скосил их.

Экипаж танка Танненвальда действовал почти столь же успешно, как и командирский. Первым ударом они сшибли гусеницу с колес машины ящеров. Подбитый вражеский танк потерял управление и закрутился на месте. К нему подбежал пехотинец и швырнул в открытый люк ручную гранату. Вскоре за ее взрывом последовал более мощный удар: рванули боеприпасы танка.

— Снова назад! — велел Егер Шмидту.

В этом сражении они нанесли ящерам более серьезный урон, чем когда-либо прежде. Это было важно — но важно лишь до тех пор, пока их самих не подобьют, что могло случиться сразу, как только еще один танк ящеров одолеет подъем по противоположному склону этого пригорка.

В небе нарастал пронзительный звук. Смерть могла прийти и без танков ящеров. Бомбы уже начали взрываться, но… по другую сторону холма, на которую продолжали взбираться ящеры.

— Это же наш бомбардировщик! — крикнул Георг Шульц.

— Боже мой, действительно! — выдохнул Егер.

Ящеры собрали с немецких военно-воздушных сил не менее обильную «дань», чем с наземных войск. Но этот летчик каким-то чудом сумел поднять свой самолет в воздух, и у него по-прежнему хватало смелости летать прямо над головами ящеров.

Бомбы продолжали падать с короткими интервалами. Обычно танк можно было подбить лишь прямым попаданием, но даже ящеры не решались двигаться вперед сквозь такой огонь.

Два танка ящеров выстрелили по самолету, но снаряды прошли мимо, не причинив бомбардировщику вреда, — опытный пилот увел машину из-под удара, причем его шасси почти коснулись колышущейся степной травы.

— Уходим! — сказал Егер Дитеру Шмидту.

Водитель выполнил приказ, и мотор «Т-3» снова заревел. Егер ощутил неприятный зуд между лопатками. Он знал, что все это глупо. Если один из снарядов ящеров попадет в танк, он, Егер, умрет раньше, чем узнает об этом. Он оглянулся назад, на пригорок. Если его танк успеет убраться с этого склона раньше, чем ящеры окажутся там и засекут его, у него действительно есть шанс ускользнуть. Когда сражение начиналось, Егер едва ли поверил бы в такое. Егера охватила гордость. Его солдаты нанесли такой урон ящерам, каким могли похвастаться не многие подразделения.

«Сам Бог помогает нам, — подумал Егер. — Возможно, нам даже снова повезет».

Но, видимо, он рано начал благодарить Господа. На вершине пригорка показались два танка ящеров. А танк Егера одолел лишь половину склона. Башни вражеских машин повернулись в его сторону. Глаза Егера обратились к небу, губы молили еще об одном бомбардировщике. Но Бог не посылал новых самолетов. И ящерам для выстрела даже не требовалось замедлять ход.

Егер ощутил чудовищный удар в спину. Его танк, который так долго верой и правдой служил ему, теперь погибал. Из задней части, сквозь вентиляционные решетки двигателя, валил дым.

— Всем наружу, быстро! — заорал Егер.

Счастье, что две бронированные стенки и масса двигателя не позволили вражескому снаряду достичь отсека с боеприпасами. Но если огонь вспыхнул, его уже не остановишь.

Пули свистели вокруг, когда Егер выбрался из люка и нырнул в высокую траву. Раскрылись другие люки. Экипаж начал выбираться наружу. В кого-то у годила пуля, и звук был похож на шлепок по голой ягодице. Раздался крик.

На секунду у Егера возникло искушение спрятаться от приближающихся ящеров под остовом подбитого танка, но надо было как можно дальше убраться от него: боеприпасы, оставшиеся в «Т-3», могли взорваться в любую минуту.

В горящий «Т-3» угодил еще один снаряд. Танк с грохотом взорвался. «Глупо, — подумал Егер. — Глупо и расточительно. Ведь танк уже мертв».

Пулеметные очереди хлестали по траве. Пули срезали стебельки с тихим, напоминающим шепот звуком: тик-тик-тик. «Интересно, — мелькнула в голове Егера идиотская мысль, — какой звук издаст пуля, если угодит в меня?» Танк ящеров величественно катился менее чем в полусотне метров от него. Егер лежал лицом вниз, не двигаясь. Если враги и заметят его, возможно, они сочтут врага мертвым. Танк ящеров двигался не только быстро, но и почти беззвучно.

Где-то застрочил пулемет, однако пули лишь отскакивали от брони танка ящеров. Захватчики открыли ответный огонь, башня развернулась в сторону немецкого пулемета.

Отползая в противоположном направлении, Егер чуть не столкнулся с Георгом Шульцем.

— Рад, что вы живы, герр майор, — сказал стрелок, и на его грязном лице засияла широкая и искренняя улыбка.

— Я тоже, — ответил Егер. — Ты не видел Фукса? Улыбка тут же сползла с лица Шульца.

— Ему не удалось выбраться.

— Значит, то был его крик, — проговорил Егер. Стрелок кивнул.

— А что с остальными? — спросил майор.

— Не знаю.

Дитера Шмидта они обнаружили через несколько минут. Клаус Бауэр, башенный стрелок, исчез.

— Мы выбрались оба, — сообщил Шмидт. — Не знаю, что произошло с ним потом.

— Счастье, что мы не взлетели на воздух, когда нас подбили, — сказал Егер.

— Да, герр майор, нам чертовски повезло! — усмехнулся Шмидт. — Тем более у нас кончалось горючее. Его оставалось километра на два, не больше.

— А-а, — сказал Егер.

Он задумался. Только что они провели самый удачный бой против ящеров, а что в результате? Окончательное уничтожение его танковой роты. И сколько еще боев выдержит вермахт, пока больше не останется никакого вермахта?

Впрочем, бой еще не закончился. Пехота ящеров продолжала наступать вместе с танками. В кобуре у Егера лежал пистолет, из которого он не стрелял вот уже несколько месяцев. Шульц и Шмидт сжимали свои «шмайссеры».

25
{"b":"27546","o":1}