ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мысль о жестоком, разнузданном убийстве Императора — пусть и тосевитского — вызвала в нем атавистическое желание кого-нибудь укусить, в первую очередь Молотова, хотя Большой Урод выглядел совсем не аппетитно.

Дверь кабинета Атвара распахнулась. Переводчик оттолкнулся от стула, за спинку которого держался, и поспешно исчез. Молотов двигался более неуклюже, а его нелепая одежда болталась во все стороны. Атвар закрыл за туземцем дверь. Но довольно резкий запах его тела, как скверное воспоминание, еще оставался. Чтобы изгнать это воспоминание, главнокомандующий включил воздухоочистители.

Не дожидаясь, пока чужеродный запах исчезнет полностью, Атвар вызвал по связи Кирела. На экране возникло лицо командира корабля.

— Немедленно зайдите ко мне.

— Будет исполнено, господин адмирал.

Экран погас. Вскоре раздался сигнал входного звонка.

— Я слушаю вас, господин адмирал, — сказал Кирел, всем своим видом показывая готовность выполнить любой приказ.

— Переговоры с тосевитами продвигаются менее успешно, чем я надеялся,

— с шипением вобрал в себя воздух Атвар. — Все их крупнейшие империи по-прежнему отказываются признать власть Императора..

Сообразно ритуалу глаза Атвара опустились вниз. Ему не хотелось рассказывать Кирелу о том, что он узнал от Молотова. Во всяком случае, не сейчас: его собственная боль была еще слишком сильной.

— Задача оказывается более трудной, чем виделось нам, когда мы покидали Родину, — сказал Кирел.

Командир корабля обладал так-том. Он воздержался от напоминания Атвару, что настаивал на возвращении до того, как начались боевые действия на территории планеты. Помолчав, Кирел продолжал:

— Слишком много поколений сменилось с тех пор, как Раса участвовала в настоящей войне.

— Что вы имеете в виду? — спросил Атвар. — Нас специально готовили для этой миссии.

— Готовили, это правда, — неохотно согласился Кирел. — Однако тосевиты не только подготовлены к войне, они имеют боевой опыт. Если сравнивать наше оружие, мы их значительно опережаем. Но зато в искусстве ведения войны они превосходят нас. И это превосходство наносит нам немалый урон.

— Знаю. Они оказались более серьезными врагами. Я не ожидал этого — даже когда узнал об их ненормальном техническом прогрессе. Они не только хитры, как вы говорите, но еще и упрямы. Я был уверен, что они уступят, когда осознают преимущества, которые мы бы им даровали. Однако они продолжают сражаться.

— Именно так, — подтвердил Кирел. — Возможно, то, что они уже находились в состоянии междуусобной войны, позволило им быстро переорганизоваться для войны с нами: они хорошо обучены и умелы. Да, мы еще долго можем уничтожать их. Но на один наш танк или самолет приходится от десяти до двадцати пяти их машин. Наше вооружение ограничено. Если мы не запугаем их, то можем столкнуться с трудностями. Знаете, меня преследует один и тот же кошмарный сон, когда я вижу, как наша последняя ракета уничтожает неуклюжий тосевнтский танк, а тем временем с их завода выкатывается новый и устремляется на нас.

Когтистые руки Атвара непроизвольно дернулись, будто хотели разорвать появившегося перед ним врага.

— Это всего лишь сон. Когда вы проснулись, его нужно было оставить в спальной ячейке. Вы же знаете, что мы уже направили на планету наши корабли-заводы. Как только получим сырье, мы будем в состоянии пополнить наши запасы.

— Конечно, господин адмирал, — ответил Кирел. Он не сказал (возможно, потому, что Атвару это и самому было известно), что, даже работая на пределе своих возможностей, эти заводы не смогут изготавливать оружие в достаточном количестве. Никто на Родине не представлял, что эскадре понадобятся такие запасы.

Словно желая уйти от неприятных раздумий, Атвар сказал:

— Несмотря на их бахвальство. Больших Уродов можно сделать сговорчивыми. Этот самец из империи Дойчланд, кажется, оценил наше могущество.

Неожиданно он вспомнил слова Молотова о том, что Дойчланд не является империей. Атвару стало тошно при мысли: а вдруг и они убили своего Императора.

— Дойчланд? — переспросил командир корабля Кирел. — Интересно. Можно воспользоваться вашим экраном, чтобы показать вам материал, заснятый вчера разведывательным спутником?

Атвар сделал характерный жест, выражающий согласие. Кирел ввел запрос в банк данных.

На экране появились зеленая суша и стального цвета море. Потом неподалеку от громоздкого деревянного строения вспыхнула огненная точка. Огоиь вдруг расширился я стал ярче, затем начал медленно гаснуть.

— Один из наших бомбовых ударов? — спросил Атвар.

— Нет. Разрешите показать вам снова, на этот раз в замедленном темпе и с компьютерной обработкой записи.

На экране возникло увеличенное изображение. Атвар внимательно посмотрел на него, потом на Кирела.

— Это же ракета, — с упреком произнес он, словно то была вина командира корабля.

Атвар никак не хотел верить в увиденное.

— Да, господин адмирал, это ракета или, по меньшей мере, попытка ее запуска. Поскольку она взорвалась на стартовой площадке, мы были не в состоянии получить данные о радиусе ее действия и системе наведения. Однако, судя по размерам, она скорее относится к стратегическим, а не к тактическим ракетам.

— Я полагаю, что это место уже стерто с лица планеты? — спросил Атвар.

— Конечно, господин адмирал, — подтвердил Кирел. Печальный тон командира корабля сказал главнокомандующему то, что он уже знал: хотя это место и уничтожено, Расе неизвестно, сколько еще таких мест есть у тосевитов Дойчланда. И это останется неизвестным до тех пор, пока туземная ракета не понесется с ревом в их сторону. А уничтожать в воздухе ракеты на порядок труднее, чем сшибать медленные, неуклюжие тосевитские самолеты. Но даже самолеты беспрестанно наносили ущерб войскам Расы: сколько бы этих примитивных машин они ни сбивали, Большие Уроды продолжали посылать все новые и новые. Как говорил Кирел, мужество и умение тосевитских пилотов в какой-то степени компенсировали низкий уровень техники.

— Нужно уничтожить все заводы, где производят это оружие, — подытожил Атвар.

34
{"b":"27546","o":1}