ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маленькое тело дьявола не заслоняло всех экранов. Один из них показывал коричнево-голубое, покрытое облачностью пространство, медленно уплывающее вдаль, словно на него смотрели с большой высоты. Яркие краски имели четкие, изогнутые линии, а выше них все было черным.

— Посмотри, Юи Минь, — сказала Лю Хань, — они умеют делать замечательные картинки. Интересно, что это такое?

Юи Минь посмотрел на экран, ткнул пальцем и, используя все свое знание чужого языка, попытался что-то спросить у охранявшего их дьявола. Тот принялся объяснять. Несколько раз Юи Минь прерывал его вопросами. Потом лекарь пояснил:

— Это, Лю Хань, наш мир, находящийся далеко внизу, весь наш мир. Западные дьяволы, с которыми я учился, были правы: похоже, мир действительно круглый, как шар.

Лю Хань воздержалась от высказывания своего мнения по этому поводу. Для нее мир всегда выглядел плоским. Но похоже, он действительно имеет закругленные края. Сейчас не время беспокоиться об этом: есть гораздо больше забот, связанных непосредственно с выживанием.

Чешуйчатый дьявол зашипел и лезвием меча показал, чтобы она шла вперед. Лю Хань ухватилась за нечто, что должно было служить здесь поручнем, и направилась к другому выходу. Там, в более обширном помещении, ее поджидали еще два вооруженных дьявола. Они показали на открытый круглый вход в изогнутой стене этого помещения. Лю Хань послушно поплыла в том направлении. Для тех, кому трудно передвигаться, повсюду были сделаны поручни.

Лю Хань с легкостью летела вперед — даже чуть не столкнулась с дьяволом, ожидавшим внутри туннеля. Юи Минь промахнулся мимо входа, и ему пришлось цепляться за поручни. Когда он появился, то потирал растянутое запястье и тихо ругался. За ним приплыли двое дьяволов.

Путешествие по коридору было самым невероятным из всех путешествий в жизни Лю Хань. Оно даже затмевало собой полет на гремящем самолете. Удаляясь от двери, Лю Хань с каждым шагом делалась тяжелее. Ее полет сменился прыжками, затем ходьбой с широкими шагами, потом Лю перешла на обычный шаг и начала ощущать свой привычный вес.

— Как они это делают? — спросила она Юи Миня. В конце концов, он был здесь единственным человеком и к тому же мог разговаривать с дьяволами. И тут же она подумала: «А что мешает мне самой научиться их словам?» Юи Минь говорил, слушал, снова говорил, потом опять слушал и наконец не выдержал:

— Я не понимаю. У них здесь что-то крутится. Но как это делает нас легче или тяжелее? — Лекарь вытер рукавом взмокший лоб. — К тому же здесь слишком жарко.

— Это верно, — согласилась Лю Хань.

У дьяволов стояла жара, как в июльский день, правда, здесь не было так влажно, как обычно бывало в ее деревне. Похоже, дьяволы чувствовали себя в таком климате превосходно. Лю Хань вспомнила, сколь горячим было место на циновке, где каких-то несколько часов назад сидел дьявол. И христианский священник уверял, что дьяволы живут в самом пекле. Тогда она не восприняла это всерьез, но священник, должно быть, знал, о чем говорит. Возможно, будучи сам западным дьяволом, он имел близкое знакомство с различными видами дьяволов.

Вооруженные дьяволы перевели людей из одного коридора во второй. По нему сновали другие дьяволы, занятые своими делами. Некоторые из них поворачивали бугорки глаз в сторону Лю Хань и Юи Миня. Большинство же не обращали на людей ни малейшего внимания.

Конвой привел их в большое помещение. Там уже ждали несколько дьяволов, имеющих более искусную раскраску тела, чем та, что до сих пор приходилось видеть Лю Хань. На полу лежала подстилка, но не из хлопчатой ткани, а из какого-то мягкого блестящего материала, явно сделанного у дьяволов. Один из ждущих изрядно удивил Лю Хань, заговорив по-китайски. Но сказанное им удивило ее еще больше:

— Здесь вы два сейчас любить друг друга. Лю недоуменно поглядела на дьявола, соображая, правильно ли она расслышала сказанное (акцент у него был ужасный) и понимает ли он значение этого слова. До некоторой степени ей было отрадно видеть, что Юи Минь ощутил такие же недоумение и испуг. Пережить одновременно ужас и удивление, путешествуя сюда, — а все для того, чтобы получить недвусмысленный приказ заняться прелюбодеянием… В голову Лю Хань стали приходить такие мысли о маленьких чешуйчатых дьяволах, каких прежде у нее не бывало.

— Сейчас вы любить.

— Нет! — сказала Лю, причем слово слетело с ее губ раньше, чем она сумела подумать о последствиях.

Раздавшееся следом «нет» Юи Миня почти не удивило ее. Он ведь уже поимел ее и вполне удовлетворился.

— Не любить — не выходить, — ответил чешуйчатый дьявол.

Лю Хань и Юи Минь с тревогой поглядели друг на друга. Каким бы интересным ни было путешествие сюда, Лю Хань не хотела провести остаток своих дней в обществе дьяволов и Юи Миня. Но у нее также не было желания выставлять свое обнаженное тело напоказ.

— Вы — извращенцы, если думаете, что мы займемся любовью прямо у вас на глазах! — взорвалась она. — Уходите отсюда и оставьте нас одних, а там мы посмотрим.

— Нельзя так говорить с ними, — боязливо предупредил Юи Минь.

Однако дьявол, говоривший по-китайски, что-то прошипел остальным. Один за другим они покинули помещение. Последний закрыл дверь. Кажется, с той стороны щелкнул замок. Дьяволы ушли (это даже удивило Лю Хань), но они не изменили своего решения.

Лю Хань огляделась. Без дьяволов помещение было совершенно пустым: ни пищи, ни воды, даже ночного горшка не было. Только эта проклятущая блестящая подстилка. Лю Хань поглядела на Юи Миня, затем снова на подстилку. Лю Хань была уверена, что дверь не откроется до тех пор, пока она и лекарь не займутся тем, чего от них хотели дьяволы.

Покорившись, Лю Хань начала стаскивать одежду.

— Что ты делаешь? — удивился Юи Минь.

— А как ты думаешь, что я делаю? Собираюсь побыстрее покончить с этим, — ответила она. — Если приходится выбирать между случкой с тобой и сидением взаперти вместе с дьяволами, я предпочту тебя. Но как только мы вернемся в лагерь, ты, Юи Минь, больше никогда не дотронешься до меня.

Она знала, что это предупреждение — не более чем пустая угроза. У Лю Хань в лагере не было семьи, чтобы защитить ее от лекаря, а он сильнее ее. Однако лекарь не стал спорить.

49
{"b":"27546","o":1}