ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Следующий фактор является куда менее заметным. Поскольку в мирах Империи суша значительно преобладает над .водой, мы уделяем мало внимания кораблям и другим водным средствам. У тосевитов здесь все наоборот, и в этом вопросе они проявляют бесконечную изобретательность. Когда некоторые племена тосевитов достигли технического развития, они быстро распространили посредством морей свое влияние на большую часть планеты.

— Почему же, господин адмирал, в таком случае мы не видим единую тосевитскую империю? — спросил командир Фенересс из фракции Страхи.

— Потому что в той части планеты, где произошел технический взлет, уже было разделение на несколько соперничающих племен, — объяснил Атвар. — Передвижение по морю позволяло им расширять свое влияние вовне без объединения в одну империю.

Собравшиеся командиры вновь зашипели, на этот раз тише: смысл слов главнокомандующего начал доходить до них. На их Родине Империя древних времен развивалась, делая один маленький шаг за другим. То был единственный способ ее роста в нормальном мире, где не существовало громадных океанов, позволявших мгновенно дать метастазы влияния в сотне направлений сразу. Когда это слово пронеслось в его мозгу, Атвар тоже зашипел: то была превосходная метафора для злокачественно быстрого технологического роста тосевитов.

— Вы должны также не забывать о природе самих Больших Уродов, которая отличается постоянным соперничеством, — продолжал главнокомандующий. — Как мы недавно обнаружили, половая функция тосевитов остается активной на протяжении всего года и позволяет им пребывать в состоянии сексуальной готовности даже при длительном отсутствии партнера по размножению.

В голосе адмирала прозвучало омерзение. Без феромонов"Феромоны — химические вещества, вырабатываемые железами животных; выделяясь во внешнюю среду одними особями, феромоны оказывают влияние на повеление, а иногда на рост и развитие других особей того же вида. Особенно важную роль феромоны играют в жизни насекомых и пресмыкающихся» самки в период течки его собственные сексуальные потребности находились в скрытом состоянии, что отнюдь не угнетало его. При выполнении миссии, подобно той, что выпала им, сексуальные позывы явились бы серьезными помехами. В этом отношении работевляне и халессианцы напоминали Расу, что заставило ученых прийти к выводу, будто такой путь развития свойствен всем разумным видам. Здесь, как и во многом другом, Тосев-3 жестоко опровергал ученые теории.

— Господин адмирал, — снова взял слово Страха, — недавно я получил сообщение, предназначенное только для командиров кораблей, в котором говорилось, что противостоящие нам тосевитские империи фактически вообще не являются империями. Я вижу здесь явное противоречие. Учитывая, что величина управляемой территории может изменяться, как может осуществляться управление без Императора, господин адмирал?

— Уверяю вас, командир, до того как оказаться здесь, я, подобно вам, считал такое положение вещей немыслимым, — ответил Атвар. — К сожалению, Тосев-3 преподал всем нам урок, подбросив изобилие извращенных идей. Правление без Императора отвратительно и безнравственно, оно противоречит всем нашим устоям, но такое правление существует, и мы должны иметь с ним дело.

— Господин адмирал, как могут Большие Уроды управлять своими делами без Императоров? — спросил Фенересс. — Я тоже видел отчет, о котором говорил командир Страха, но признаюсь, отбросил его как очередное сумасбродное творение ученых, делающих общие заключения без достаточного количества данных. Однако вы говорите, что это правда, господин адмирал?

— Правда, командир. Я предпочел бы, чтобы это действительно оказалось бесплодным умствованием. Только представленные данные неопровержимы. Более того, вам покажется невероятным, но во многих случаях Большие Уроды, кажется, гордятся своим успехом по этой части. Побывавший здесь Большой Урод по имени Молотов, похоже, был горд тем, что сам входил в преступную группу, зверски убившую собственного Императора.

От одной лишь этой мысли Атвара охватывал ужас.

— Но как тогда они управляют делами, господин адмирал? — не унимался Фенересс.

Несколько других командиров из обеих фракций зашипели в знак поддержки. Здесь Раса была едина в своем стремлении распутать дьявольскую загадку тосевитов.

Атвар обнаружил, что озадачен не менее других.

— Попробую, насколько смогу, сделать выводы. В некоторых тосевитских… неимпериях — примерами наиболее могущественных из них могут служить СССР и Дойчланд — правитель обладает полной Императорской властью, но не имеет унаследованной верности и преданности своих подчиненных. Это может быть одной из причин, почему две этих тосевитских территории управляются с большей жестокостью, чем многие другие: им незнакомо подчинение из преданности. Они подчиняются насильно, из страха.

В любом случае здесь содержался хоть какой-то логический смысл, каким бы пугающим он ни был для главнокомандующего. Поскольку уповать на логику относительно Тосев-3 было весьма трудно, Атвар заботливо лелеял обнаруженные им маленькие ростки здравого смысла. Дойчланд и СССР могли служить примерами понятности в сравнении с другими странами. Атвар подумал, что для Тоеев-3 это подходящее слово.

— Италия, Ниппон и Британия, — продолжал он, — являются империями в нашем понимании этого слова. Во всяком случае, они так утверждают. Но доверять утверждениям Больших Уродов нельзя. В первых двух из названных мной империй Император служит лишь фальшивым прикрытием для других тосевитов, в руках которых находится настоящее управление.

— Господин адмирал, это явление было также известно среди работевлян до того, как мы присоединили их к Империи, — заметил Кирел. — Фактически в некоторых наших древнейших хрониках содержатся сведения, которые можно истолковать как намек на то, что подобное существовало и у нас — в незапамятные времена, когда Империя владела лишь частью планеты, господин адмирал.

Командиры кораблей зашептались между собой. Атвар не обвинял их. Все, что наводит сомнения на правление Императора, должно действовать в высшей степени раздражающе. Император был скалой, ограждающей их души, точкой притяжения всех их жизней. Без Императора они, одинокие и испуганные, могли вести лишь бесцельное существование, подобно диким животным.

73
{"b":"27546","o":1}