ЛитМир - Электронная Библиотека

Гнатия передернуло в третий раз.

— Я почти готов пойти на плаху, лишь бы на мое место не сел такой фанатик.

— Священникам из его окружения я доверяю. Если бы я мог доверять твоим подпевалам, я бы заставил тебя сдержать слово.

— Я же сказал «почти», — быстро напомнил патриарх.

— Действительно? Вот что я сделаю. Пока синод не избрал Пирра, я отправлю тебя в монастырь святого Скирия, где он сейчас аббатом. Это поможет тебе удержаться от необдуманных поступков.

Гнатий открыл было рот, но Крисп прервал его:

— Подумайте, прежде чем вновь заявлять, что скорее пойдете на плаху, пресвятой отец — нет, уже святой отец, вы теперь просто монах, верно? — потому что я могу и удовлетворить ваше желание.

Гнатий одарил его злобным взглядом, но протестовать не осмелился.

Крисп обернулся к Тировизию:

— Ты слышал, что я сказал?

Евнух кивнул.

— Хорошо. Отведи этого монаха в монастырь и передай настоятелю, что выпускать его нельзя ни в коем случае. И халогаев с собой возьми, а то как бы его не украли по дороге.

— Как будет угодно вашему величеству. — Тировизий кивнул Гнатию. — Не пройдете ли со мной, святой отец? — В отличие от Криспа, Тировизий переходил от одного титулования к другому с бессознательной легкостью. Гнатий, все еще носивший патриаршую ризу, последовал за постельничим.

— Лучше бы ты его казнил, — сказала Дара.

— Живой он мне еще может пригодиться, — ответил Крисп. — Кроме того, теперь он никуда от меня не денется. Они с Пирром презирали друг друга годами. Теперь, когда он в полной власти настоятеля, сторожить его будут лучше, чем в тюрьме. И кормить хуже, готов поспорить. — Он вздохнул. — Мне было бы намного легче, если бы я хоть на секунду поверил, что солдаты еще застанут Петрония в городе. А если нет… — Крисп замолк, пытаясь сообразить, как можно поймать скрывающегося в родных поместьях мятежника.

— Боюсь, что нет, — заметила Дара.

— Я тоже боюсь, — ответил Крисп. Петроний был умен и бесстрашен. Единственной слабостью, которую подметил в нем когда-то Крисп, было тщеславие; способный на многое, он полагал, что может все. Криспу пришла в голову малоприятная мысль, что месяцы, проведенные в монастыре, могли излечить Петрония и от этого недостатка.

— Надо объявить его вне закона, — подсказала Дара. — Цена за его голову поможет решиться многим, кто готов предать его.

— Так я и сделаю, — согласился Крисп. — И пошлю отряд кавалерии в его бывшие поместья. Хотя Анфим прибрал их себе, люди там, я полагаю, остались еще те, которых подбирал Петроний, и верны они будут прежде всего ему.

— Поосторожнее подбирай офицера, которому поручишь отряд, — предупредила Дара. — Не стоит посылать того, кто прежде служил Петронию.

— Ты права, — признал Крисп.

Но, пока его племянник проводил время в оргиях, Петроний возглавлял имперскую армию. А это значило, что каждый видесский офицер служил под его началом, пусть и не всегда напрямую.

Городские военачальники принесли клятву верности Криспу. Полевые командиры один за другим присылали письменные клятвы — каждый день прибывали одно-два письма. Но много ли будут значить клятвы в сравнении с многолетней привязанностью к старому командиру? Крисп полагал, что слово стоит не больше, чем человек, его дающий. И он горько сожалел, что у него не было времени получше узнать своих офицеров, прежде чем делать выбор.

Желания, впрочем, как обычно и бывает, сбыться и не могли. Крисп вздохнул снова.

— Буду выбирать так тщательно, как смогу.

* * *

Шли дни. В перерытом снизу доверху городе никаких следов Петрония не обнаружили. По приказу Криспа писцы стирали пальцы до крови, десятками выписывая объявления, клеймившие Петрония как преступника, мятежника и монаха-расстригу. Пергаменты вывесили на площади Паламы, на площади поменьше, называемой площадью Быка, и у каждых ворот города Видесса. Вскоре якобы видевшие Петрония начали являться десятками. Сколько мог судить Крисп, все они обманывали или его, или себя.

Императорские курьеры мчались на восток и на запад, разнося объявления по провинциям. На запад ускакал и кавалерийский отряд. Курьеры, направлявшиеся в прибрежные города, двигались не верхом, а морем — так было быстрее.

Крисп, как мог, занимался текущими делами, несмотря на снедавшее его беспокойство. Он, скорее, старался утонуть в делах — чем больше он был занят, тем реже вспоминал, что Петроний еще на свободе.

Не тратил он времени и на созыв синода, который должен был избрать Пирра преемником Гнатия на патриаршем престоле. Несмотря на явную связь с бегством Петрония, это занятие все равно радовало Криспа: хотя бы Гнатию он мог отплатить сполна.

Но и синод вызвал неожиданные трудности. Следуя обычаю, Крисп созвал аббатов и высших иерархов церкви из столицы, а также прелатов крупных пригородов по обе стороны Бычьего Брода пролива, отделявшего город Видесс от западных провинций, — и на этом успокоился, решив, что все дальнейшее станет пустой формальностью. В конце концов, как Автократор он возглавлял не только государство, но и церковь.

Однако многие прелаты из собравшихся по его приказу в дворцовой часовне были назначены на свои посты Гнатием, принадлежали к его, весьма умеренной фракции и без энтузиазма относились к идее избрания на патриарший престол человека, более ревностно относящегося к вере.

— Да возрадуется ваше величество, — сказал Савиан, архиерей из западного пригорода, известного как Напротив, поскольку располагался он точно напротив города Видесса, через пролив, — но настоятель Пирр, при всей его богобоязненности, известен неуступчивостью и суровостью, не совсем, быть может, подобающими человеку, распоряжающемуся всеми делами вселенской патриархии. — Судя по тому, как дернулись брови Савиана, он сказал бы еще много, если бы осмелился. Скорее всего, в кругу товарищей он высказывался куда свободнее.

— В конце концов, я же представил синоду три имени, — вежливо ответил Крисп.

Все собравшиеся прекрасно знали, что сделано это исключительно ради соблюдения формальностей. Остальных кандидатов Крисп подбирал весьма старательно.

Савиан тоже это знал.

— О да, ваше величество, Траян и Репордений весьма набожны.

Теперь его брови взлетели вверх. Оба священника — один был иерархом провинциального городка Девелтос, второй — настоятелем монастыря в пустынях юго-запада — были такими фанатиками, что по сравнению с ними Пирр показался бы агнцем.

— Не зная о существовании дисциплины, отец Савиан, вероятно, боится ее сильнее, чем стоило бы, — заметил священник по имени Лурн, приспешник Пирра. — Такой опыт был бы ему полезен, несмотря на новизну.

— Да пошел ты в лед! — вспылил Савиан.

— Это ты познаешь муки вечного хлада! — отозвался Лурн, и священники обеих фракций принялись орать друг на друга, потрясая кулаками. До сих пор Крисп общался со священниками редко и в основном при отправлении святых таинств. Теперь он обнаружил, что в иное время они ничем не отличаются от прочих смертных, разве, пожалуй, более склочны.

Некоторое время он слушал, а потом с силой хлопнул ладонью по столу.

— Святые отцы, — произнес он в наступившем молчании, — я не думаю, что мне придется приказывать халогаям растаскивать вас. — Церковники пристыженно переглянулись. — Если вы считаете отца Пирра еретиком или врагом веры, — продолжил он, — исполните свой долг, проголосуйте против него, и пусть синие сапоги носит кто-то другой из тех, чьи имена я вам предложил. Если вы считаете иначе, поступайте, как знаете.

— Да возрадуется ваше величество, — заметил Савиан, — но мои вопросы никоим образом не затрагивают правоверности отца Пирра; при всей моей нелюбви к нему я должен признать, что вера его крепка и совершенна. Однако я опасаюсь, что он не согласится назвать правоверным никого, кто не согласен с ним в каждой мелочи.

— Так и должно быть, — ответил Висанд, один из священников, поддерживающих Пирра. — Истина по определению своему одна, и отклонения от нее суть гнусная ересь!

10
{"b":"27549","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Промежуток
Ведьмак. Последнее желание
Кто в теле хозяин: я или гормоны? По следам всемогущих сигнальных веществ
Предчувствую тебя…
Честно о нечестности
Чужая жена
Инквизитор
Тестостерон. Мужской гормон, о котором должна знать каждая женщина
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас