ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты тоже можешь!
Исцеляющие медитации. 30 визуальных техник для очищения ваших чакр, души и тела
Владимир Высоцкий. Каким помню и люблю
Немезида
Великий канцлер
Лекции по русской литературе XX века. Том 4
Сиделка
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания

И снова Крисп не уловил момента перемещения. В одно мгновение печать находилась на пустом свитке, а в следующее уже скрепляла письмо Ризульфа. Трокунд с поклоном вернул письмо императору.

— Спасибо. — Крисп вышел наружу. Гонец ждал, не выказывая нетерпения: вряд ли чародейство отняло много времени. Крисп отдал письмо ему.

— Все в порядке, — сказал он. — Передай письмо патриарху. Он, без сомнения, будет рад получить его.

Гонец отдал честь.

— Как скажете, ваше величество. — Он щелкнул языком, дал коню шпор и ускакал во тьму.

Крисп повернулся к Вагну:

— Подберешь мне с полдюжины твоих соотечественников? Тех, кто может ходить неслышно и держать язык за зубами?

— Я приведу, твое величество, — не раздумывая, ответил Вагн.

Трокунд с любопытством глянул на Криспа, но император не стал объяснять. Через пару минут Вагн привел еще шестерых могучих светловолосых северян. Несмотря на сложение, двигались они с кошачьей легкостью.

— Заходите, отважные воины, — Крисп распахнул вход в шатер. — У меня есть для вас задание…

* * *

Вставал Крисп всегда с рассветом. «Может быть, если бы из деревни пришел мой дедушка, я мог бы спать до полудня», — подумал он, слезая с лежанки и прислушиваясь, как оживает лагерь.

Он как раз застегивал перевязь меча, когда сквозь суматошный утренний шум болтовни, железный звон и бульканье котлов прорвались тревожные крики. Он высунулся наружу, с наслаждением втягивая прохладный утренний воздух, — скоро наступит дневная духота.

— В чем дело? — спросил он стоящего на страже Нарвикку.

— Твое величество, кажется, благородный Ризульф пропал, — ответил халогай.

— Исчез? Что значит — исчез?

— В шатре его нет, твое величество, и в лагере тоже, — терпеливо объяснил Нарвикка.

— Какая ужасная новость! Что могло с ним случиться?

Нарвикка только пожал плечами, музыкально позвенев кольчугой. Крисп поспешил к шатру Ризульфа. Бежать было недалеко. Вокруг шатра бурлила толпа офицеров и солдат.

— Что случилось, превосходный Богорад? — осведомился Крисп, подходя к заместителю Ризульфа.

— Ваше величество! — Богорад отдал честь. То был невысокий толстячок, больше похожий на портного, чем на солдата. Сколько было известно Криспу, он входил в число трех лучших фехтовальщиков в императорской армии. Это, однако, не мешало ему теперь заламывать ручки. — Отца вашей супруги, госпожи императрицы, украли — хитростью или черным чародейством, мне неизвестно.

— Неужели чары Арваша заплели и наш лагерь? Оборони нас Фос! — Крисп очертил над сердцем солнечный круг.

Богорад последовал его примеру.

— Надеюсь, что нет, ваше величество. Я склоняюсь к этому ответу, поскольку часового, стоявшего на посту в шатра генерала, нашли утром без сознания. Чародейство могло уничтожить генерала, но разве пришлось бы ему оглушать охранника? Больше смахивает на людских рук дело.

— Рассуждаете вы как священник, толкующий стих из святых писаний Фоса, — заметил Крисп, отчего по лицу Богорада расползлась широкая улыбка. — Проводите меня к часовому.

Богорад проталкивался впереди императора через толпу, но даже окриков офицера недостаточно было, чтобы расчистить дорогу. Солдаты расступились, только когда Крисп повысил голос.

— Ваше величество, — заявил Богорад, — это замыкающий Ногето, последним заступивший на пост у шатра почтенного Ризульфа.

Ногето судорожно застыл по стойке «смирно».

— Расскажи, что случилось этой ночью, рядовой, — потребовал Крисп.

— Ваше величество, прощения прошу, но меня все утро об этом спрашивают, а лед меня побери, если я знаю! Вот я стою, вроде как ни о чем особенном не думаю, как это бывает, когда не ждешь опасности — тут оно и случилось, потому как я уже лежу и меня сменщик расталкивает, а его превосходительства генерала нету.

— Оглушили тебя, что ли?

— Нет, ваше величество. — Ногето энергично помотал головой. — Это со мной бывало, это я узнаю. Я бы тогда думал, что сдохну сейчас, а так я вроде бы лег задремать, а поутру проснулся. Только не спал я. Богом благим клянусь. — Глаза часового расширились от страха. Заснувший на посту часовой сразу оказывался на плахе.

— Он всегда был добрым солдатом, ваше величество, — добавил Богорад. — Иначе его не поставили бы охранять генеральский шатер.

— И есть ли у меня причина полагать, что ты не просто заснул стоя, пока.., э-э.., ни о чем особенном не думал? — строго осведомился Крисп.

— Ваше величество, — ответил Ногето, — не знаю, насколько это важно, но прежде чем я… — Он замялся. — Прежде чем оно случилось, ну.., не знаю.., у меня по лицу вроде как паутинка прошлась. Я вроде руку поднял, отвести ее, и тут.., не знаю…

Крисп покосился на Богорада.

— Он не с листа врет, ваше величество, — сказал тот. — До вас он то же рассказывал.

— Позволишь ли чародею тебя допросить? — спросил Крисп у Ногето. Часовой уверенно кивнул.

— Отведите его к Трокунду, — приказал Крисп. — Если он не врет… — он сморщился и поджал губы, —… придется думать о чем-то другом.

— Слушаюсь, ваше величество. Кто мог совершить такое злодейское деяние?

— Возможно, Ногето сумеет сказать нам, когда над ним поработает Трокунд, — ответил Крисп. — Пока же будем справляться. Превосходный Богорад, способны ли вы будете вести полк, покуда не объявится Ризульф?

— Я, ваше величество? Вы слишком щедры, — начал было Богорад, но, видно, сообразил, что излишек самоуничижения ему только повредит, и сменил тон:

— Но если вы полагаете, что я справлюсь, то принимаю эту честь.

— Я уверен, что вы будете отважным командиром, превосходный Богорад. Отлично; хотя бы с этим ясно. — Крисп развернулся и бросил через плечо, как бы невзначай:

— Богорад, вы знаете, мой тесть помогал мне с одним очень щекотливым делом в городе. Теперь, когда он исчез, мне придется заняться им самому. Позаботьтесь, пожалуйста, чтобы все его письма попадали сразу ко мне, невскрытыми.

— Будет сделано, ваше величество, — обещал Богорад. Он развернулся на каблуках и упер руки в бедра, свирепо глядя на кучку солдат, все еще толкавшуюся близ Ризульфова шатра. — Эй вы, черепахи! — взревел он. — Нам еще скакать и скакать сегодня, с почтенным Ризульфом или без него. Так что шевелитесь!

Солдаты торопливо разошлись. Крисп мысленно кивнул. Ризульф был превосходным солдатом, но и при новом командире его полк не пострадает.

Армия выступила парой минут позже, чем могла бы, но не настолько поздно, чтобы взволновать опытных унтер-офицеров, отвечавших за порядок в своих подразделениях. Крисп на своем Прогрессе разъезжал вдоль колонны. Как и следовало ожидать, вся армия гудела слухами о пропаже Ризульфа. Одни полагали, что Богорад избавился от своего командира, другие винили колдовство, а третьи, как и следовало ожидать, — пороки.

— Вернется через пару дней, сонный и с расстегнутыми штанами, — предположил какой-то солдат.

— Да ну тебя, Дерталл, ты же себя на его место ставишь, — ответил его сосед.

— На его месте я бы штаны вообще снял, — заметил Дерталл, и с полдюжины глоток отозвались грубым смехом.

Миля тянулась за милей. За полдень Криспу сообщили, что Ногето говорил правду.

— Его, беднягу, опоили как-то, — заметил чародей.

— Как странно, — безмятежно ответил Крисп. — Ну что ж, пусть возвращается в строй.

Впереди имперской армии скакали разведчики, а с ними — чародеи, и не подмастерья, как в первом походе Криспа, а мастера Чародейской коллегии. Если они не засекут ловушку, этого не сделает никто. А если этого никто не сделает, беспокойно подумал Крисп, армия попадет в капкан. И кто тогда станет защищать город Видесс, жену, наследника и нерожденного сына самого Криспа? Никто, и ему прекрасно было об этом известно.

Чем дальше на север продвигалась армия, тем меньше видел Крисп распаханных полей. Это терзало его сердце. После поры урожая весна — самое занятое время года, время пахать и сеять. Но что толку в трудах, когда налетчики готовы нагрянуть в любую минуту? Многие деревушки стояли опустелые — жители их бежали в более безопасные земли. Крисп понимал, что если он сумеет разбить Арваша, то крестьян взамен сбежавших и убитых ему придется ввозить. Иначе эти земли вновь зарастут лесом.

60
{"b":"27549","o":1}