ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, ваше величество, именно так. — Барсим прищурился. — Следует ли мне понимать, что ваше величество намерены возвысить Савиана до поста патриарха, вместо того чтобы вернуть сей пост Пирру?

— Это я и хочу сделать, если он согласится. Довольно с меня склочных клириков. Не соизволите ли вы доставить Савиана сюда как можно быстрее?

— Мне придется выяснить, в каком монастыре он находится, но я займусь этим немедля.

Уже к вечеру Савиан распростерся ниц перед императором.

— Чем могу служить вашему величеству? — спросил он, вставая.

Морщинистое лицо иерарха выдавало большой ум; о характере же Крисп научился по лицам не судить.

Император перешел сразу к делу:

— Сегодня голова Гнатия отправилась на Веховой Камень. Я хочу, чтобы вы стали новым вселенским патриархом.

Кустистые седые брови Савиана взметнулись вверх, точно две вспугнутые мохнатые гусеницы.

— Я, ваше величество? Но почему? Во-первых, я принадлежу к последователям скорее Гнатия, чем Пирра. Я даже выступал против Пирра, когда вы прочили в патриархи его. Во-вторых, зачем мне патриарший престол, если вы только что казнили предыдущего патриарха? Я вовсе не желаю свести знакомство с палачом только потому, что ненароком обидел вас.

— Гнатий отправился на плаху не потому, что обидел меня, а потому, что строил против меня заговор. Если, надев синие сапоги, вы намерены лезть в политику, лучше оставайтесь в монастыре.

— Если бы я интересовался политикой, то стал бы не священником, а бюрократом, — ответил Савиан.

— Это хорошо. Что до второго довода — я не забыл, как вы выступили против Пирра. Это требовало смелости. Поэтому я и выбрал вас. Мои собственные убеждения не так… — Крисп поискал подходящее слово, —.. непоколебимы, как мнения Пирра. Гнатий был наказан не за богословие, а за измену. Могу ли я представить синоду ваше имя, святой отец?

— Вы говорите всерьез, — недоверчиво признал Савиан. Священник окинул Криспа более внимательным и критическим взглядом, чем привык ощущать на себе император. Наконец Савиан кивнул. — Вы не из тех, кто станет казнить из прихоти, ведь так?

— Да, — ответил Крисп поспешно. Ему вспомнились моргающие, уже мертвые глаза Гнатия, и к горлу подкатила тошнота.

— Да, — согласился Савиан. — Что ж, ваше величество, если вы так желаете, я согласен. Станем ли мы трудиться, не кусая друг друга за хвост?

— Богом благим клянусь, я только об этом и мечтаю. — Криспу хотелось хлопать в ладоши. Сколько раз он пытался втолковать это Пирру и Гнатию, но оба, каждый по-своему, игнорировали предупреждения. Теперь же священник предложил это сам! — Святой отец — будущий пресвятой отец, — мне кажется, что я выбрал подходящего патриарха.

Савиан невесело усмехнулся.

— Не хвалите коня, пока не сели в седло. Если вы повторите свои слова года через три, тогда у нас будет повод порадоваться.

— Я уже рад. Когда я подберу пару жутких имен, чтобы представить их синоду вместе с вашим, я смогу вернуться к армии, зная, что церковь находится в надежных руках.

После того как Савиан удалился, Крисп вызвал в свои палаты Канария, старого ветерана, служившего старшим дрангарием императорского флота. Разговор получился куда короче — Канария, в отличие от Савиана, убеждать не пришлось. Услыхав приказ Криспа, он был готов исполнять его на бегу. Криспу мечталось, чтобы он сам мог с таким же энтузиазмом предвкушать бросок на север.

* * *

На север они возвращались столь же поспешно, как мчались на юг. Крисп надеялся, что уже привык к бесконечным часам изнурительной тряской скачки, но переносить дорогу оказалось едва ли не тяжелее, чем в первый раз. К тому времени, когда Крисп въехал в лагерь, сдвинуть ноги ему было уже не под силу. Саркис с разведчиками были не в лучшей форме. Хуже всего было то, что впереди лежало еще много дней верховой езды…

Солдаты шумно приветствовали возвратившегося императора. Крисп вложил в ответный взмах рукой все оставшиеся силы. Вряд ли солдаты так радовались бы, узнав причину его довольства, но тем лучше. По дороге на север больше всего он опасался найти по возвращении лишь следы их разгрома.

— В ваше отсутствие все было тихо, — доложил тем вечером Маммиан на собрании офицеров. — Пара стычек тут и там, ничего страшного. Чародеям, правда, пришлось поработать.

Крисп покосился на Трокунда.

— Да, пришлось, — проговорил маг. Крисп едва не вздрогнул, услыхав его голос, — чародей не просто устал, он словно постарел. Сражение с Арвашем взимало свою дань. — Мы отразили все, что швырял в нас этот скотосопоклонник, — продолжал Трокунд со сдержанной гордостью. — Не спорю, мы потеряли нескольких солдат — но лишь горстку. Без нас от армии остались бы одни ошметки.

— Я вам верю, чародейный господин, — ответил Крисп. — Весь Видесс должен благодарить вас и ваших коллег. Раз здесь все спокойно, я могу перейти к новостям из столицы. — Все наклонились вперед. — Во-первых, Гнатий уже не патриарх. Он снова влез в заговор против меня, и я укоротил его на голову.

Это сообщение было встречено кивками, а не удивленными возгласами. Крисп тоже кивнул. Трокунд и Маммиан знали, зачем он так поспешно возвращается в город, а обета молчания они не давали. Все равно для видессианина такой обет — пустое сотрясение воздуха.

— Во-вторых, я привез вести о почтенном Ризульфе. Как оказалось, он оставил карьеру солдата ради монашеской жизни и теперь служит Фосу в монастыре Присты.

Эффект был подобен грому с ясного неба.

— Приста?! — взорвался Богорад. — Богом благим, что он делает в Присте? Как он туда попал-то?

Несколько других офицеров также выражали свое недоумение вслух. Крисп не отвечал. Один за одним военные и маги замечали это и принимались думать сами. Ни один высокопоставленный видессианин не мог позволить себе игнорировать политику. К правильному выводу собравшиеся пришли быстро.

— Так его полк останется за мной? — осведомился Богорад.

— Скорее всего, — с серьезным видом заверил его Крисп.

— Отлично сработано, ваше величество, — прогудел Маммиан. С этим согласились все. Придворные воспринимали удавшийся коварный план как произведение искусства.

— Пока я был в столице, я сделал еще одно, — заметил Крисп. — Я приказал Канарию поднять флотилию дромонов по реке Астрис. Если халогаи намерены двигаться в Кубрат, чтобы воевать за Арваша, я им помогать не собираюсь.

Поднялся одобрительный рык.

— Да, посмотрим, как они поплывут в своих долбленках против наших дромонов, — рассмеялся Маммиан.

— Все это может помешать Арвашу, — заметил Саркис, — но как нам добиться большего? Взять перевал с налету мы не можем; прошлым летом уже пытались. Ближайший проход, — он указал на карту, прижатую двумя булыжниками к раскладному столику, — в восьмидесяти милях отсюда. Для летучего отряда далековато — мы не сможем координировать действия. А если мы снимем с места всю армию — что мешает Арвашу сделать то же?

— Мы могли бы вернуться в обход… — начал Маммиан, но покачал головой:

— Нет, слишком сложно, не получится. Кроме того, если мы снимемся с места, что мешает Арвашу вернуться в Видесс?

— Есть более близкий проход, — заметил Крисп.

Чародеи и офицеры столпились над пергаментом.

— Но на карте его нет, ваше величество, — отметил Саркис очевидное.

— Знаю, — ответил Крисп. — Но я шел им, когда мне было лет шесть и кубраты угнали в полон всю мою деревню. Южный вход в ущелье нелегко найти. Его скрывают лес и отрог холма; надо знать, куда идешь. Проход узкий и извилистый; в нем пара взводов может удержать целую армию. Но если вы, господа, о нем не слышали, то, скорее всего, не подозревает и Арваш.

— Кубраты ему точно не сказали, — заметил Маммиан. Все кивнули: по всем слухам, в Кубрате налетчики Арваша вели себя не милосерднее, чем в Видесской империи.

— Не хочу вас обидеть, ваше величество, — проговорил Саркис, — но даже если проход существует, вам давно не шесть лет. Как вы проведете нас к нему?

68
{"b":"27549","o":1}