ЛитМир - Электронная Библиотека

— Веди, — приказал Крисп, хлопнув разведчика по плечу.

Отданный шепотом приказ «стоять!» пролетел по колонне — трубы и барабаны молчали, чтобы Арваш нечеловеческим слухом не уловил их голоса издалека.

Разведчик повел товарищей по тропке, ничем не отличающейся от полудюжины таких же, которые отряд миновал за день. Углубившись в лес, Крисп осознал, что уже шел здесь. Страх и нетерпение, испытанные им в те давние дни, словно сочились из травы и листьев. На мгновение ему показалось, что невдалеке слышатся гортанные голоса кубратов: «Торопись, торопись!», но то были лишь ветер и вороний грай. Однако пот выступил у Криспа под мышками и каплями расплавленного свинца скатывался по бокам.

Тропа, казалось, упиралась в прорезанный розоватой жилой утес.

— Здесь, ваше величество? — с нетерпением спросил разведчик. — Точно так вы описывали, верно?

— Богом благим и премудрым клянусь, да, — прошептал потрясенно Крисп. Он повернулся и поклонился чародею. Тропа казалась такой знакомой, словно он лишь позавчера шел по ней — да, благодаря усилиям мага почти так и было.

— Нашли нас? — спросил он Трокунда, прежде чем двинуть армию к ущелью.

— Позвольте проверить. — Несколько минут поработав, чародей ответил:

— Насколько я могу судить — нет. Мне все еще кажется, что нас ищут, но Арваш не обнаружил нас. Это не пустые слова, ваше величество, я готов ответить за них своей головой.

— Пусть будет так, — ответил Крисп. Он глубоко вдохнул и поднял руку:

— Вперед!

Ущелье было таким же узким и извилистым, каким ему помнилось. Склоны, правда, виделись менее высокими, но теперь он был не ковыляющим пешком мальчуганом, а взрослым мужчиной на коне. Но боялся он не меньше, чем тогда. Одного взвода халогаев Арваша хватило бы, чтобы перекрыть проход: черному колдуну не надо использовать для этого чары — хватит нескольких человек за валунами на склонах.

Солдаты тоже ощущали близкую угрозу. Наклоняясь к шеям коней, они ласковыми словами погоняли скакунов. Кони откликались охотно: им не больше, чем хозяевам, нравился узкий, гулкий, мрачный проход — лучи солнца не достигали дна.

— Долго нам еще ехать? — осведомился Саркис у Криспа, когда пали вечерние сумерки. — Благим богом клянусь, ваше величество, мне не хотелось бы провести ночь в этой жалкой расселине.

— Мне тоже, — отозвался Крисп. — Мы уже близко к выходу.

И действительно, не прошло и часа, как передовые всадники вынырнули из тени скал в холмы северных предгорий. Глядя на север, Крисп видел только холмы, постепенно переходившие в испещренную крохотными рощицами степь. Он обернулся — сзади высились горы. То, что они были за спиной, казалось ему не правильным — как если бы поменялись местами земля и небо.

Наступала тьма. Вечерняя звезда сияла на закате близ тонкого, как волосок, месяца. Алое зарево меркло, серело, и на небо высыпали звезды.

Разбивая лагерь, солдаты возбужденно болтали. Они незамеченными обошли Арваша. Послезавтра они ударят в его незащищенный тыл, и тогда варвары окажутся между их молотом и наковальней имперской армии.

— Говорят, что ублюдок — колдун знатный. Чтобы теперь от нас уйти, ему надо быть чудотворцем, — сказал один разведчик товарищу.

— Он и есть чудотворец, — мрачно ответил тот. Крисп, услыхав это, очертил над сердцем солнечный круг, отгоняя недоброе знамение, и отправился свериться у Трокунда.

— Нет, нас еще не нашли, — ответил чародей. — Я по-прежнему чую чей-то взгляд, но тот же эффект вызвало бы и слежение Арваша за нашим мнимым путешествием на юг.

— И долго еще продержится морок? — спросил Крисп.

— Надеюсь, долго. Чем больше расстояние, тем слабее чары Арваша. Хотя для такого могучего колдуна трудно сказать, что значит «слабее». Одно могу повторить — надеюсь, что наших сил хватит.

Большего утешения Крисп ожидать не мог. В одеяло он заворачивался, уверенный, что Арваш не обратит его за ночь в паука. Несмотря на боль во всем теле от долгой скачки, он отключился, как оглушенный, пока натягивал одеяло до подбородка.

Утром лагерь сворачивали поспешно. Все знали, что колонна обошла Арваша на дневной переход, и все стремились воспользоваться этим преимуществом. Офицерам приходилось осаживать подчиненных, чтобы те не загнали коней.

Вдалеке показывались порой группки всадников и тут же скрывались из виду. Крисп не знал, плакать ему или смеяться. То были те самые жестокие кубраты, что долгие годы терзали северные провинции Видесса! Теперь они стремились только к бегству.

Гордость его несколько улетучилась, когда Трокунд заметил:

— Интересно, за кого они нас принимают — за нас или за людей Арваша?

Ближе к полудню отряд из дюжины кочевников приблизился наконец к колонне.

— Вы, конники, — имперцы вы? — спросил один из них на ломаном видесском.

— Да, — ответили солдаты, готовые зарубить кубратов, если те попытаются ускакать с этой вестью к Арвашу Черному Плащу.

— Вы пришли Арваша бить? — спросил кочевник.

— Да! — заорали солдаты радостно.

— Мы драться с вами, за вас. — Кочевник поднял лук над головой. — Арваш, его секирщики — хуже никого нет. Вы, видессиане, хуже не будете. Лучше вы нами править всегда, чем Арваш хоть день. — Он сказал что-то своим товарищам по-кубратски, и те разразились одобрительными возгласами.

Чтобы почесать в затылке, Криспу пришлось снять шлем. С шести лет слово «кубрат» значило для него «враг». Даже вообразить их соратниками было нелегко. Но кочевник, сам, быть может, не подозревая того, высказал правду. Кубрат когда-то принадлежал Видессу. Если армия Криспа разобьет халогаев, эта земля снова отойдет к империи — Крисп не собирался возвращать ее какому-нибудь кубратскому царьку, чья благодарность продлится до той поры, когда он решит, что может без опаски сделать налет на юг. История с Гнатием научила его многому о верности.

И все же, если он сумеет завоевать — нет, вернуть, напомнил он себе — Кубрат, добрые отношения с местными жителями окупятся.

— Присоединяйся к нам! — крикнул он кочевникам. — Помогите нам изгнать захватчиков из Кубрата!

Он не сказал «из вашей страны». Никто из кубратов не заметил этой мелочи.

Большая часть кочевников при виде отряда бежала без оглядки, но еще несколько групп присоединились к ним, так что к концу дня вместе с видессианами разбила лагерь сотня кубратов. Их шкуры и кожаные кирасы странно контрастировали со стальными кольчугами и льняными рубахами имперцев. Их низкорослые лошадки тоже казались забавными рядом с высокими, изящными конями из-за гор. Но эти лошадки даже не вспотели, скача вровень с колонной, и Крисп помнил, как умеют драться кубраты. Он был рад иметь их под рукой.

— До войска Арваша не больше трех-четырех часов пути, — сказал Крисп Саркису, — а мы не видели ни одного халогая. Он нас еще не нашел.

— Кажется, так, ваше величество. — Белые зубы васпураканина сверкнули в свете костра, особенно яркие на фоне черной бороды. — Пару лет назад, когда я только начинал служить у вас, я уже сказал, что скучно не будет. Кто еще сумел бы застать врасплох самого черного колдуна, какого только земля носила?

— Я надеюсь, что мы его застанем врасплох, — поправил его Трокунд. — Мне все больше кажется, что нас ищут. Это пугает меня — и в то же время Арваш немедля нанес бы удар, если бы нашел нас. Жаль, что нет рядом Заида, — он развеял бы мои страхи. Но с помощью бога благого я сумею еще немного поддержать морок.

— Да будет так, — в один голос отозвались Крисп и Саркис, очерчивая на груди солнечный круг.

— Вот как опасно полагаться только на чародейство, — добавил васпураканин. — Если бы Арваш отрядил разъезды как положено, мы бы не шлялись безнаказанно по его стране.

— Это не его страна, — ответил Крисп. — Она наша. — Он объяснил, на какие мысли навел его первый присоединившийся к имперцам отряд кубратов. — Другого такого шанса вернуть Кубрат империи у нас не будет.

Саркис одобрительно буркнул. Трокунд склонил голову к плечу.

70
{"b":"27549","o":1}