ЛитМир - Электронная Библиотека

— Гепай, а империи ты служишь? — резко осведомился Крисп.

Чародей испуганно повернулся к нему, потупился и кивнул.

— Хорошо, — смилостивился Крисп. — А то я начал сомневаться. Считаешь, что предложение Заида неразумно, или ты просто обиделся, что юноша опередил тебя? Стоит ли осматривать дворец?

— Да, ваше величество, — признал Гепай.

— Тогда вперед. — Крисп спешился и привязал Прогресса к коновязи перед дворцом.

Ни телохранители, ни чародеи не позволили бы ему первым войти во дворец. Крисп боялся, что двери окажутся закрыты, но те распахнулись от первого же толчка.

— Господин, — обратился Заид к Гепаю с подкупающей вежливостью, — не согласитесь ли вы постоять на страже у дверей, чтобы Арваш не ушел от нас?

— Уже лучше, юноша. — Гепай втянул брюшко и выпрямился. — Я посторожу, — согласился он басом. — Здесь колдун не пройдет.

— Отлично. — Заид даже не улыбнулся. Криспу это удалось с трудом. То ли Заид от природы был так наивен, то ли не по годам хитер, но людьми он манипулировал прекрасно.

Чародеи разбрелись по зданию. Крисп, а значит, и телохранители, остались с Заидом. Вместе они добрались до помещения, служившего тут, очевидно, той же цели, что Тронная палата — в императорском дворце.

Крисп указал на белое сиденье, ярко выделяющееся в сумраке зала.

— Это слоновая кость, как на троне патриарха? — поинтересовался он.

Заид осмотрел трон, бормоча что-то. Кадык его дернулся.

— Это.., кость, — проговорил он.

Крисп заметил намалеванный на стене знак Скотоса и решил не спрашивать, какая именно кость.

В зале стоял кисловато-металлический запах. Крисп неохотно прошел к трону по плотно утрамбованному земляному полу. В нескольких шагах от помоста нога его ушла в липкую грязь. Запах усилился.

— Это кровь? — спросил он, надеясь, что Заид опровергнет его.

Этого не случилось.

— Мы уже знали, — произнес чародей, — что Арваш практиковал отвратительные обряды. Теперь мы знаем, что здесь его нет. Пойдем поищем в другом месте.

— Хорошо, — согласился Крисп слабым голосом, поражаясь способности Заида сохранять спокойствие перед лицом ужаса.

Слева от костяного трона виднелась дверь. В сумерках, наполняющих зал, заметить ее можно было, только подойдя вплотную. И снова телохранители Криспа не позволили ему войти первым.

Один из халогаев подергал за ручку. Дверь не подавалась. Телохранитель поработал топором, после чего дверь отворилась легко. Стражники отшатнулись. Темнота за дверью словно бы выплеснулась в зал. Крисп очертил солнечный круг над сердцем.

— Благословен будь, Фос, владыка благой и премудрый, пекущийся во благовремении, да разрешится великое искушение жизни нам во благодать! — громко и ясно произнес Заид.

Расползающаяся тьма растаяла так быстро, что Крисп засомневался, а не примерещилось ли ему. Но даже после этого зияющий проем оставался черным и жутким. Император покосился на Заида. Юноша облизнул губы, набираясь храбрости, и шагнул в комнату. Крисп, вспомнив Трокунда, хотел окликнуть его, но Заид произнес: «А, так я и думал» с таким удовлетворением, что ничего дурного с ним явно не могло случиться.

— Это святилище Скотоса, — объяснил маг. — Нам в Чародейской коллегии рассказывали о них, но сам я ничего подобного не видел.

Крисп тоже не видел и не хотел, но гордость не позволяла ему оставаться в тылу, пока Заид идет вперед. Он только радовался, что в комнату за троном он вошел окруженный кольцом телохранителей.

В тронном зале было темно, но, несмотря на это, Криспу потребовалось несколько минут, чтобы притерпеться к мраку в комнате. Как в храме Фоса, глаза невольно скользили к алтарю, напоминающему на первый взгляд алтари Фоса, — и неудивительно, вспомнил Крисп, ведь Арваш, черный маг и отступник, был когда-то Ршавой, иерархом Скопензаны. Но никто не положил бы на алтарь Фоса ножи.

В храме Фоса на стенах висели бы иконы, святые образа бога благого и картины его деяний в миру. По мере того как зрение Криспа приспосабливалось к мраку, он различал иконы и здесь. Он видел темного бога, окутанного ночью, преследующего, гонящего и убивающего Фоса. Видел он и другое — мерзости, которые, как казалось ему, ни один человек не осмелился бы измыслить, не говоря уже о том, чтобы изобразить. Он видел такое, по сравнению с чем лес кольев у стен Имброса показался бы милостью. Один из телохранителей, халогай, упивавшийся битвой, как все его сородичи, вывалился в тронный зал, и его долго, шумно тошнило.

— Вот что принес бы он в город Видесс, — прошептал Заид.

— Знаю, — ответил Крисп. Но знать и видеть — не одно и то же. Он уже убедился в этом — когда весть о рождении Эврипа застала его в постели с Танилидой. Он снова глянул на иконы, потом на алтарь и увидал среди ножей разбросанные косточки. Такими были бы кости его сестренки за пару лет до того, как ее унесла холера. На мгновение Криспу показалось, что его сейчас самого стошнит.

— Жаль, что пожары сюда не добрались, — произнес он. — Придется нам самим сжечь тут все дотла. — Больше всего ему хотелось уничтожить проклятые иконы.

Один из телохранителей радостно хлопнул его по спине, чуть не сбив с ног.

— Превосходно, ваше величество, — заметил Заид. — Огонь и свет — дары Фоса, и они изгонят зло, пропитавшее этот дворец до самой кровли. Пусть из пепла вырастет что-то иное. И, — добавил он с надеждой, — если Арваш сумел улизнуть от нас, пламя избавит мир и от него.

— Да будет так, — подтвердил Крисп.

После этих слов ему уже не было стыдно покинуть темное святилище. Заид вышел за ним и плотно притворил изрубленную дверь, точно этим он мог удержать таящееся внутри зло.

У входа, где еще стоял на страже Гепай, собрались все чародеи. Арваша не обнаружил никто, да и ничего подобного алтарю Скотоса во дворце больше не нашли, однако приказ Криспа не встретил ни слова протеста.

Император отвязал Прогресса и повел его прочь от дворца. Чародеи все еще окружали здание, словно даже снаружи ощущали зло, которым Арваш напитал его стены. «Верно, так оно и есть», — подумал Крисп.

Большая часть телохранителей осталась с ним, но один побежал в лагерь, чтобы вскоре вернуться с кувшином лампового масла и тлеющим факелом. Он отдал факел Криспу, раскупорил кувшин и плеснул маслом на стену дворца.

— Поджигай, твое величество, — попросил он.

Ткнув факелом в масло, Крисп подумал мельком, что зажигательная смесь дромонов сработала бы еще лучше. Но хватило и масла. Пламя прошлось по темной от времени стене, заползая в трещины и карабкаясь по резным украшениям. Вскоре занялось и дерево. Никакие поленья в очаге не просохли бы лучше, чем старые бревна дворца. Они горели жарко, ясно и быстро. В небо поднялся столб дыма.

Имперцы забегали, опасаясь настоящего пожара. Крисп установил караул вокруг дворца, чтобы пламя не перекинулось на другие строения. Но дворец стоял поодаль от домов, словно давая кубратским каганам иллюзию степного простора.

Крисп понаблюдал за пожаром. Ему хотелось бы знать с уверенностью, погиб ли в его огне Арваш. Но даже если колдун выжил, мощь его войска сломлена; остатки его армии садились сейчас на плоты под бдительным присмотром имперских лучников. А Танилида сломила мощь самого чародея. Крисп покачал головой, в тысячный раз мечтая, чтобы цена этой победы не была так высока.

Но он знал, что Танилида по доброй воле заплатила цену и не хотела бы, чтоб он скорбел о ней. Эта мысль помогла ему.., немного. Он вскочил в седло и дернул уздечку. Прогресс развернулся — теперь жар пламени грел Криспу спину — и, повинуясь всаднику, двинулся прочь.

* * *

Прикрыв глаза ладонью от солнца, Крисп глянул на реку. Вдалеке торопился прочь от воды последний из халогаев Арваша.

— Теперь это наша земля, — сказал Крисп и смутился от прозвучавшего в его голосе удивления. — Снова наша, — поправился он.

Маммиан тоже следил за уходящими халогаями.

86
{"b":"27549","o":1}