ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Cozy. Искусство всегда и везде чувствовать себя уютно
Ангелы-хранители
Тестостерон. Мужской гормон, о котором должна знать каждая женщина
Ток. Как совершать выгодные шаги без потерь
Безумное искусство. Страх, скандал, безумие
World of Warcraft. Волчье сердце
Камасутра. Энциклопедия любви
Я попал
Муля, не нервируй меня!
A
A

— Хм-м, — протянул Ферми. Несмотря на наивность, глупостью он не отличался ни в коей мере. — Я вас понял, генерал. Русские тогда полномасштабно отступали, и потому ящеры ничего особенного не заметили, когда проходили мимо места, где те спрятали бомбу. Но если мы после упорного сопротивления неожиданно покинем свои позиции, они сообразят, что происходит нечто необычное.

— Именно, — подтвердил Гровс. — Вы все правильно поняли. Нам либо придется убедить их в том, что они нас побеждают и мы драпаем…

— Не понял? — перебил его Ферми.

— Извините, я хотел сказать, быстро отступаем, — пояснил Гровс. Ферми разговаривал по-английски с сильным акцентом, но, как правило, все понимал. Гровсу пришлось напомнить себе, что в присутствии физика ему стоит быть поосторожнее с разговорными оборотами. — Либо мы сделаем так, либо отступим тайно… может быть, ночью. По крайней мере, ничего другого мне в голову не приходит.

— Лично я считаю ваш план вполне разумным, — заявил Ферми. — Когда мы будем готовы, как вы думаете, его примут в Чикаго?

— Должны. Обороной города командуют настоящие профессионалы.

Впрочем, уверенности у Гровса не было. Ферми не слишком хорошо разбирался в том, как истинные солдаты выполняют свою работу. Да ему и не следовало. Но ведь генералы, командующие армией в Чикаго, тоже не представляют себе, на что способна атомная бомба. Расчеты и соображения кучки ученых с линейками, а не с оружием в руках могут показаться им бессмысленными.

Гровс решил, что ему следует заняться составлением официального письма. Не исключено, что его никто не станет читать, но там хотя бы будет стоять имя и должность: бригадный генерал армии Соединенных Штатов. А вдруг кто-нибудь все-таки призадумается? Наверняка он знал только одно: если он не сядет за стол и не напишет такого письма, они просто не поймут, с чем имеют дело. Человеку действия много знать и не нужно.

— Извините, профессор Ферми, — сказал он и поспешил к выходу.

* * * Его ждала машинистка.

Атвар изучал дисплей компьютера, на котором Тосев-3 медленно двигался вокруг своего солнца.

— Равноденствие, — сказал он так, словно это было оскорблением в адрес Императора.

— Да, недосягаемый адмирал. — Голос Кирела тоже звучал не слишком радостно. Он облек причину своего неудовольствия в слова: — В северном полушарии, где еще осталось много не-империй, которые нам не удалось покорить, скоро начнется зима.

Оба высокопоставленных самца некоторое время с самым несчастным видом обдумывали его заявление. Разведывательный зонд, который Раса отправила на Тосев-3 много веков назад, принес данные о том, что зимой на планете погода становится исключительно нестабильной. Однако Раса оказалась не готова к таким климатическим условиям: все единодушно считали, что завоевание мира завершится до того, как климат сможет как-то повлиять на войска. И никто на Родине не мог даже предположить, что тосевиты за такое короткое время сумеют столь далеко продвинуться вперед на пути технологического развития. Кроме того, тосевиты изобрели устройства, предназначенные для того, чтобы справляться с возмутительным разнообразием замерзшей грязи и воды, появляющихся на Тосев-3 зимой, и значительно превосходящие все, что имелось в распоряжении Расы.

— Во время прошлой зимы, — так же мрачно продолжал Кирел, — мы потеряли стратегическое преимущество в большом количестве регионов. Когда наступят холода, Большие Уроды используют против нас множество самого разного хитроумного оружия, которого у них не было два наших года назад. Все это не позволяет мне с оптимизмом ждать результата будущих сражений.

— Уверяю вас, капитан, я расстался с оптимизмом в тот самый момент, когда узнал, что Большим Уродам известно радио, — ответил Атвар. — Однако должен вам напомнить, что мы все-таки имеем некоторое преимущество перед тосевитами. Мы нанесли серьезный урон их производственным комплексам, и теперь они выпускают значительно меньше оружия, чем когда мы прилетели на планету.

— Верно, но эффективность наших собственных производственных комплексов равняется нулю, — заметил Кирел. — Мы в состоянии делать больше боеприпасов, причем весьма неплохих, хотя нам и приходится использовать для этих целей тосевитские заводы. Но кто в самых немыслимых фантазиях мог представить себе, что нам потребуются новые танки и истребители взамен тех, что мы потеряли?

— Никто, но реальность именно такова. Предвидели мы такой поворот событий или нет — теперь не имеет значения, — проговорил Атвар. — Мы значительно ослаблены на обоих материках, а также нам катастрофически не хватает противоракетных снарядов. Нам повезло, что мы вообще взяли с собой некоторый запас. Однако он неуклонно иссякает, а необходимость в ракетах не становится меньше.

— Дойчевиты — пусть скорлупа их яиц станет такой тонкой, что у них никогда не будет птенцов, — не только забрасывают нас своими ракетами, но еще и начиняют их газами вместо обычных взрывчатых веществ. Такие ракеты необходимо сбивать до того, как они достигнут цели, иначе они наносят нам страшный урон. Но количество наших ракет резко уменьшается, и скоро мы вообще не сможем ничего противопоставить тосевитским смертоносным снарядам.

— Нам удалось вывести остров Британия из военных действий против нас на неограниченное время, — заявил Атвар.

Это, конечно, правда, но адмирал и сам прекрасно понимал, что несколько приукрашивает действительность. Кампания против Британии предпринималась с целью захватить остров, однако, как и большинство планов касательно То-сев-3, этот тоже не выдержал столкновения с Большими Уродами. Потери в живой силе и технике оказались просто возмутительными и стоили Расе гораздо больше, чем могла им дать временная нейтрализация Британии.

После длительных раздумий Кирел все-таки сумел найти кое-что положительное в сложившейся ситуации.

— Мы совершенно уверены, благородный адмирал, что СССР имел только одну атомную бомбу, которую он и использовал против нас. Мы можем возобновить наши операции на их территории — по крайней мере пока не наступит зима.

126
{"b":"27553","o":1}