ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он закрыл за собой люк. Проверил, надежно ли защелкнулся замок. Неджас и Скуб улягутся рядом с танком; внутри мало места, и им не удастся устроиться с удобством. А вот сиденье водителя раскладывается, превращаясь в относительно удобную кровать. Уссмак лег, но никак не мог заснуть.

Тогда, стараясь соблюдать осторожность, он засунул руку под сиденье и вытащил пластмассовый флакончик с коричневатым порошком. Он снял крышку, высыпал на ладонь немного порошка и поднес руку ко рту. Обонятельные рецепторы уловили аромат имбиря еще до того, как язык слизал драгоценный порошок.

Едва чудесное зелье начало действовать, Уссмак сразу почувствовал себя намного лучше — мудрее, бодрее и сильнее, словно стал адмиралом флота и его компьютером, соединенными вместе. А еще ему было хорошо , почти так же, как во время сезона спаривания. Поскольку самки находились в тысячах световых лет от Тосев-3, он даже не думал о спаривании; с точки зрения представителей Расы, обычаи тосевитов являлись грязной шуткой, которую сыграла с ними природа.

Когда Уссмак находился под воздействием имбиря, Большие Уроды казались ему смешными и вызывали презрение. Более того, он считал их маленькими . Стоило ему принять небольшую порцию наркотика, и война начинала представляться легкой, а победа близкой — ведь именно так все думали, отправляясь в экспедицию.

Однако Уссмак уже знал, что к имбирю ни в коем случае нельзя притрагиваться перед боем. Тосевитское зелье дарило ощущение силы и ловкости, но не делало его сильнее и умнее. Если ты идешь в сражение, зная, что тосевиты не причинят тебе никакого вреда, тебя почти наверняка ждет верная гибель — ты даже не успеешь понять, что ошибся.

Употребление имбиря создавало дополнительные проблемы: после первой порции всегда хочется добавки, иначе имбирь отомстит тебе, сбросив с вершин блаженства в черную яму страданий. Причем чем выше ты взлетел, тем тяжелее падение. Уссмак знал, что стал наркоманом. Он изо всех сил сражался со своим пристрастием, но ничего не мог с собой поделать.

Почувствовав, что восторженное настроение уходит, Уссмак тем не менее убрал флакон.

— Я уже много раз это делал, — проговорил он вслух, усилием воли заставив себя лежать неподвижно.

Страх и депрессия нахлынули на него, погребли под своими черными волнами. Уссмак знал, что они нереальны, но они казались такими же настоящими, как и удовольствие, которое он испытал несколько мгновений назад.

Танки прикрывала пехота. Больное, разыгравшееся воображение Уссмака рисовало страшные картины — солдаты заснули на своих постах или просто не замечают тосевитских самцов, осторожно пробирающихся между деревьев, таких чужих и пугающих для того, кто рожден Расой. Враг подберется к танкам и перебьет экипажи… Уссмак задремал, дрожа от ужаса.

Он проснулся, охваченный новым приступом тревоги, потому что услышал, как захлопнулся люк башни. Оказалось, что Неджас и Скуб заняли свои места в танке.

— Я решил, что сюда забрались тосевиты, — сердито сообщил Уссмак.

— В таком случае, ты бы уже не разговаривал, — фыркнул Скуб и сделал короткую паузу — рассмеялся.

— Пора стартовать, — сказал Неджас. — Водитель, заводи мотор.

— Будет исполнено, недосягаемый господин.

Привычные действия успокоили Уссмака; какие бы сильные встряски ни устраивала ему судьба, он гордился тем, что являлся представителем Расы.

Мотор завелся сразу. Уссмак удивился бы, если бы у него возникли проблемы. Инженеры Расы работают на совесть.

— Мы очистим здешние места от дойчевитов. А затем продолжим наступление, — объявил Неджас, когда танк двинулся вперед. — Небольшая задержка не имеет никакого значения.

«Наверное, он тоже попробовал имбиря», — подумал Уссмак.

Впрочем, нет, ни Неджас, ни Скуб не пристрастились к диковинному тосевитскому зелью. Они являлись воплощением самых лучших качеств, которыми должен обладать самец Расы, до такой степени, что Уссмак даже не мог на них сердиться.

Танки и транспортеры для перевозки солдат с грохотом катили по дороге. Поля, расположенные по обе стороны, наверное, когда-то приносили хорошие урожаи, но после того, как по ним несколько раз прошли армии, земля перестала плодоносить. Развалины, огромные воронки, трупы тосевитских животных производили ужасающее впечатление. Впрочем, Уссмак не видел ни одного Большого Урода, им хватило ума убраться подальше от наступающей армии Расы.

Впереди, чуть в стороне от дороги, из спрятанной в земле дыры высунулся самец в сером мешке — дойчевиты используют их для того, чтобы защищаться от кошмарного климата своей планеты, — и наставил что-то на транспортер. Из устройства вырвалось пламя, и в сторону машины полетела ракета. Большой Урод тут же нырнул обратно в свою нору, даже не посмотрев, попал он или нет.

Транспортеры для перевозки солдат снабжены защитой против огнестрельного оружия, но в отличие от танков снаряды тяжелой артиллерии причиняют им существенный урон. Ракета угодила прямо в башню, и машина загорелась. Запасные люки тут же открылись, наружу начали выбираться члены команды и солдаты. Кое-кому удалось спастись, остальных сразил огонь тосевитов.

— Раздавить тосевита! — крикнул Неджас в переговорное устройство, встроенное в слуховую мембрану Уссмака.

Обычно их командир отличался спокойствием и собранностью, но сейчас в его голосе звучало такое возбуждение, словно он принял три дозы имбиря.

В отличие от него Уссмак чувствовал, как его охватила холодная ярость.

— Будет исполнено, недосягаемый господин, — мрачно ответил он и направил свой танк прямо на окоп, из которого выскочил Большой Урод.

Уссмак проследил за тем, чтобы проехать точно по окопу — это должно было раздавить тосевитского самца, словно жалкую букашку. И устремился дальше.

— Несправедливо получается, — пожаловался Скуб.

— Клянусь Императором, совершенно несправедливо, — согласился с ним Неджас. — Дойчевиты вышли победителями в этой схватке.

Уссмака еще в раннем детстве научили, что следует опускать глаза при упоминании имени Императора. Так он и поступил, однако прежде чем он успел их поднять — бах! — что-то ударило в нос танка…

16
{"b":"27553","o":1}