ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Помогите мне убрать эти отвратительные штуки, — проворчал Неджас.

— Неужели вы думаете, что у меня шкура из армированной стали и керамики?

Уссмак открыл люк у себя над головой, и они с Неджасом принялись выбрасывать наружу гильзы, которые с грохотом покатились по мостовой. Закончив, Уссмак сразу же захлопнул люк. Спать под открытым небом, когда Большие Уроды могут в любой момент напустить на них свой ядовитый газ, ему совсем не хотелось.

У Уссмака было самое удобное место в танке, но он всю ночь вертелся и крутился, а один раз едва не свалился на Неджаса. И хотя он чувствовал себя совсем старым, Уссмак обрадовался, когда свет начал пробиваться сквозь смотровую щель. Здесь солнце вставало рано.

Неджас собрался встать, но вовремя одумался.

— Ты уже проснулся, Скуб? — позвал он стрелка.

— Вы задали не тот вопрос, недосягаемый господин, — послышался усталый голос Скуба. — Правильнее спросить: «Ты спал, Скуб?» И вот каким будет ответ: «Да, но слишком мало».

— Ну, ты не одинок, — проворчал Неджас. — Сбрось пару питательных плиток.

— Будет исполнено.

Плитки упали на ноги Неджаса. Он изогнулся, чтобы достать их, а потом протянул одну Уссмаку. Когда они закончили свою скудную трапезу, командир забрался обратно в башню и сказал:

— Водитель, подведи машину к тому месту, откуда открывается хороший вид на реку и город… Хенли-на-Темзе. — После короткой паузы он добавил:

— «На» обозначает нечто вроде «на берегу», на языке местных Больших Уродов.

Уссмака язык местных Больших Уродов интересовал не больше, чем его яичный зуб, который давным-давно выпал. Он завел двигатель.

— Недосягаемый господин, у нас осталось маловато водорода, — сказал он, изучив показания приборов. — На сегодня должно хватить, но к вечеру нам потребуется заправка.

— Я свяжусь по радио с тылом, — ответил Неджас. — Возможно, они уже посылали заправщик, но тосевитские разбойники уничтожили его. Большие Уроды очень любят устраивать засады.

Танк двинулся вперед. Уссмак со злобным удовлетворением прислушивался к тому, как трещит и ломается под тяжелыми гусеницами мостовая. Неджас приказал остановиться, и он нажал на тормоза.

Наклонившись вперед, Уссмак глянул наружу сквозь смотровую щель. Конечно, Неджас видел гораздо больше, но водителю не понравилось даже то, что он сумел разглядеть. Большие Уроды провели прошлую ночь — и один Император знает, сколько дней и ночей до этого, — укрепляя склон, ведущий к реке. Повсюду были разложены полосы с шипами, Большие Уроды использовали их вместо колючей проволоки. Кроме того, они вырыли траншеи, которые коричневыми шрамами выделялись на зеленой траве. Там наверняка скрывались тщательно замаскированные мины.

— Начинаем обстреливать Хенли-на-Темзе, — сказал Неджас. — Стрелок, заряжай разрывным.

— Будет исполнено, — ответил Скуб, — но я должен напомнить, что у нас осталось мало разрывных снарядов. Мы много израсходовали вчера, а новых нам не привезли.

Прежде чем Скуб успел выстрелить, англичане открыли артиллерийский огонь. Белые облачка поднимались над местами разрывов — они отличались от обычных клубов дыма и пыли. Неджас быстро захлопнул крышку смотрового люка.

— Это газ! — воскликнул он, и Уссмаку показалось, что командиру изменила его обычная невозмутимость.

Да и самого Уссмака не слишком вдохновляла перспектива вести машину сквозь сгущающуюся пелену жуткой дряни. Он не забывал, что защитные фильтры сделаны на ходу, и не слишком им доверял. Раса вообще была не слишком высокого мнения о временных устройствах. Слишком уж часто они подводили. Только тщательно продуманное инженерное решение неизменно приносит успех. Рисковать жизнью, рассчитывая на недостаточно проверенную защиту, Уссмаку не хотелось.

Но Уссмак, Неджас и Скуб наслаждались — если так можно выразиться — относительной защитой от ядовитого вещества, которое британцы использовали с таким энтузиазмом. А несчастные самцы из пехоты не имели практически никакой защиты. У некоторых из них были маски, вроде тех, которые Раса использовала, чтобы защищаться от радиации, или основанные на моделях Больших Уродов. Но даже таких масок катастрофически не хватало, не говоря уже об ужасающих ожогах и волдырях, которые отравляющее вещество оставляло на открытой коже. Может быть, именно по этой причине тосевиты надевают на себя тряпки.

Начала стрелять пушка танка, Скуб пытался подавить огонь британской артиллерии. Ему на помощь пришли батареи артиллерийского прикрытия Расы, которые использовали для наведения радар. В воздух поднялась авиация, обрушившая огонь на Хенли-на-Темзе.

— Вперед! — приказал Неджас, и Уссмак убрал ногу с тормоза. Однако уже через несколько мгновений, к удивлению Уссмака, Неджас закричал: — Танк, стой! — Уссмак выполнил новый приказ, а Неджас добавил: — Мы не можем двигаться вперед без поддержки пехоты — тосевиты сразу же нас подобьют, как только нам придется объезжать их препятствия.

— А где же наша пехота, недосягаемый господин? — Уссмак не видел самцов Расы, но это еще ни о чем не говорило, поскольку его смотровая щель давала неполный обзор картины боя. И он не собирался открывать люк, чтобы выглянуть наружу, — снаряды с газом продолжали рваться вокруг. — Они вернулись в бронированные машины?

— Только часть из них, — ответил Неджас. — От пехоты здесь мало толку, бронированным машинам придется притормаживать — кругом шипы, колючая проволока и траншеи. Но некоторые самцы, — в его голосе появилось негодование, — обратились в бегство.

Уссмак внимательно слушал командира, но сначала даже не понял последней фразы. Несколько раз, особенно во время ужасной зимы в северном полушарии, атаки тосевитов вынуждали Расу отступать. До него медленно доходило, что сейчас все иначе. Пехотинцы вовсе не отступали. Они просто отказывались идти вперед. Неужели подобные вещи возможны в истории Расы?

— Может быть, мне следует направить против них наш пулемет, чтобы напомнить им о долге, недосягаемый господин? — спросил Скуб — казалось, стрелок не верит своим глазам.

95
{"b":"27553","o":1}