ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он спросил:

— На чьей же ты стороне в васей гражданской войне?

— Я Шарбараз, законный Царь Царей Макурана, и я воюю на своей собственной стороне, — заявил Шарбараз. Абивард с удовлетворением заметил, как у видессийца отвисла челюсть, словно у жабы, пытающейся заглотить муху. Шарбараз продолжил:

— Я прибыл в Видессию, дабы заручиться поддержкой Автократора Ликиния в моем восстановлении на престоле, принадлежащем мне по праву. Не сомневаюсь, что он понимает важность сохранения легитимной династической линии.

Прежде чем ответить, видессиец молчал почти минуту. Только позднее, когда Абивард увидит, что видессийцы вообще не способны молчать ни при каких обстоятельствах, он прочувствует, о какой степени изумления свидетельствовало это молчание. Наконец видессийцу удалось выжать из себя:

— Э-э-э, господин Сарбараз…

Как и сказал Шарбараз, видессийцы не выговаривали звук «ш». Но Абивард возмутился отнюдь не акцентом.

— Говори «величайший», как твоему императору, — прорычал он.

— Величайсий, — незамедлительно вымолвил видессиец. — Величайсий, я не полномочен вести с тобой переговоры, всеведуссий творец тому свидетель. — Он горестно рассмеялся. — Но я не могу и помесать тебе. Когда крестьяне примчались в Серрхиз, вопя, что сюда движутся все армии мира, эпаптэс — по-васему, градоправитель — ресил, что это распоясалась сайка степных бандитов, и послал меня сюда разобраться с ними. У меня отряд в пятьдесят человек, не больсе.

— Кто же тогда полномочен говорить со мной? — спросил Шарбараз. — Этот ваш эпаптэс — обладает ли он достаточно высоким званием, чтобы обсуждать вопросы государственной важности?

— Нет, — сказал видессиец и прибавил:

— величайсий. Но я слыхал, что по западным провинциям путесествует старсий сын Ликиния, поддерживая здесь порядок, пока Автократор, благослови его Фос, воюет с язычниками-кубратами. Хосий сможет говорить с тобой.

— Так. — Шарбараз царственно кивнул. — Он прибудет в Серрхиз? И если да, то когда именно?

— Бросьте меня в лед, если я знаю, — ответил сотник. Такой клятвы Абиварду слышать не доводилось. — Если он и не собирался заехать туда по пути, я полагаю, что он пересмотрит свои планы, когда старик Каламос… прости, величайсий, градоправитель отправит ему письмо с известием, что ты прибыл в империю.

— Пожалуй, ты прав, — сказал Шарбараз и засмеялся вместе с видессийцем этому излишне сдержанному высказыванию.

Серрхиз произвел на Абиварда странное впечатление — он показался ему чем-то средним между крепостным городком и настоящим городом. Серрхиз был укреплен по всему периметру стеной, выше и прочнее крепостной стены Век-Руда.

Внутри на самой высокой точке стояла массивная цитадель, куда воины могли отступить, если падет внешняя стена.

— Сильная крепость, особенно если учесть, что стоит в чистом поле, заметил он Шарбаразу. Законный Царь Царей усмехнулся:

— Видессийцы возвели здесь крепость только по одной причине — чтобы защитить свою землю от нас.

Абивард, подумав над этими словами, кивнул. Принадлежность к народу, способному заставить соседа принять такие меры предосторожности, вселила в него гордость.

Судя по тому, насколько охотно эпаптэс взялся за снабжение продовольствием войска Шарбараза, можно было подумать, что к нему ежемесячно заезжают в гости макуранские дружины. Часть зерна поступила из кладовых, оборудованных в подвалах крепости. Вскоре вьючные лошади привезли еще зерна с востока. Ручья, снабжавшего город водой, с трудом хватало для внезапно увеличившегося числа обитателей. Стражники-видессийцы зорко следили за тем, чтобы никто не брал воды больше положенного. Они действовали сурово, но, как вынужден был признать Абивард, справедливо.

Хосий прибыл через две с небольшим недели после того, как поредевшее войско Шарбараза вошло в Серрхиз. Эпаптэс, пухлый коротышка, расхаживал по всему городу, заражая всех нервозностью: если в процедуре встречи старшего сына Автократора и претендента на макуранский престол возникнет какая-то заминка, то вся вина падет на него, поскольку обе встречающиеся стороны обладали слишком высоким саном — выше возможных упреков. На месте Каламоса Абивард бы тоже нервничал.

Кстати, он нервничал и на своем месте, и примерно по тем же причинам, что и градоправитель. Прийти в Видессию придумала Рошнани, а он внушил эту мысль Шарбаразу; если этот шаг не даст ожидаемых результатов, Шарбараз ему припомнит.

С другой стороны, если нужный результат не будет достигнут, Шарбаразу не хватит власти сделать свое недовольство ощутимым.

Церемония, разработанная эпаптэсом, была замысловата и официальна, как бракосочетание. Хосий выехал из города в сопровождении Каламоса и почетного караула числом в двадцать человек. Одновременно из палаточного городка, выросшего по соседству с Серрхизом, выехал Шарбараз — с Абивардом и двадцатью воинами-макуранцами.

— Ага, — вполголоса заметил Шарбараз, когда старший сын Автократора подъехал поближе, — на нем красные сапоги. Видишь, Абивард?

— Вижу, что красные, — отозвался Абивард. — Это означает что-то особенное?

Шарбараз кивнул:

— У видессийцев свой церемониал, не проще нашего. Только Автократор имеет право носить совершенно красные сапоги, без черных полосок или чего-то в этом духе. Иными словами, Хосий — полноправный младший император. Так что я встречаюсь с равным себе, по крайней мере, теоретически.

Этого Абиварду объяснять было не нужно. Реальная власть принадлежала Ликинию, и все решения принимал только он. Абивард сказал:

— Хорошо, что Хосий говорит по-макурански. Иначе от меня здесь было бы не больше проку, чем коню от пятой ноги.

Шарбараз сделал ему знак замолчать — Хосий был уже достаточно близко и мог услышать. Сын Ликиния выглядел ровесником Абиварда, с характерным для видессийца узким подбородком. На лице его выделялись шрам от меча на щеке и глаза, оставлявшие такое впечатление, будто они уже все на свете повидали.

Золотой венец не мог полностью скрыть наметившиеся залысины.

Поскольку Шарбараз прибыл в Видессию, он начал первым:

— Я, Шарбараз, Царь Царей, добрый и мирный, счастливый и благочестивый, получивший от Господа великое богатство и великую державу, человек, сотворенный по образу Господа, приветствую тебя, Хосий Автократор, брат мой!

Хосий слегка наклонил голову — очевидно, он был знаком не только с макуранским языком, но и с витиеватой риторикой, процветающей в царстве Шарбараза, — и сказал:

— От имени Ликиния, Автократора Видессии, наместника Фоса на земле, я, Хосий Автократор, приветствую тебя, Шарбараз, Царь Царей по праву рождения, брат мой!

Он протянул руку. Шарбараз подогнал коня на пару шагов и стиснул ее — без колебаний, но и без особой радости. Абивард это понял. У видессийцев был собственный цветистый церемониальный язык, но он понял истинный смысл, вложенный в слова «Царь Царей по праву рождения». Звучало неплохо, но ничего не сулило. Если в неопределенном будущем Ликиний сочтет разумным признать Смердиса, он сможет сделать это с чистой совестью, поскольку Царь Царей по праву рождения — это отнюдь не то же самое, что просто Царь Царей.

Шарбараз выпустил руку Хосия и представил ему Абиварда. Абивард поклонился в седле:

— Величайший…

— Меня титулуют высочайшим, чтобы отличать от отца, — перебил его Хосий.

— Прошу прощения, высочайший. Я хотел сказать, что никогда не надеялся, что мне выпадет честь лицезреть Автократора Видессии, разве только на поле брани — а тогда знакомство было бы огранено железом, а не словами.

— Воистину, и острее, чем любому из нас хотелось бы, это несомненно. — Хосий разглядывал Абиварда всепонимающими глазами, по которым, и еще по шраму, Абивард понял, что они повидали не одно поле брани. Скорее всего, с какими-нибудь кубратами. Для Абиварда это было не более чем название.

Шарбараз сказал:

— Ты прекрасно понимаешь, Хосий, — его сан давал ему право обращаться к младшему Автократору без всяких титулов, — что я и сам с большим удовольствием встретился бы с тобой на ратном поле. Если бы я сказал иначе, ты понял бы, что я лгу. Но поскольку судьба принудила меня явиться к тебе просителем, я признаю, что никем иным и не являюсь. — Он склонил гордую голову перед Хосием.

68
{"b":"27556","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большая книга рождественских рассказов
Фантомы мозга
Снеговик
Безграничный разум
Записки судмедэксперта
Латгальский крест
Два дня
Правители России. Короткие зарисовки
Ключ к долголетию. Научные знания о старении и полезные советы о том, как использовать свой возраст на maximum