ЛитМир - Электронная Библиотека

Фернао вспыхнул:

— Да будьте вы оба прокляты за свое вранье!

— Если уж проклятия самого Пиньейро не превратили меня в камень — а этого таки не случилось, — то о твоих мне тем более беспокоиться не стоит! И еще я тебе скажу: я не лгу. Твои собственные раскопки докажут тебе это с той же точностью, с какой исключение подтверждает правило.

— Какие раскопки? Где?

В ответ Ильмаринен лишь расхохотался и не сказал больше ни одного дельного слова.

С недавних пор Ванаи испуганно вздрагивала от каждого стука в дверь. Прихода чужих в дом боялись все — и фортвежцы, и кауниане, — и на это были веские причины. Но у Ванаи причина бояться была весомей, гораздо весомей. Майор Спинелло сдержал слово: деда больше не направляли работать на дорогах. Теперь Ванаи приходилось выполнять свою часть уговора — когда было угодно альгарвейскому офицеру. И ради дедушки она шла на это.

Больно было совсем чуть-чуть, и то лишь в первый раз. Спинелло не был груб и жесток, он даже пытался как-то отблагодарить Ванаи. Его ласки, до того как он получал что хотел, казались ей бесконечными. И никогда не зажигали ее. Девушка не испытывала ничего, даже отдаленно напоминающее желание. Уж слишком сильно она презирала того, кто ее ласкал. Терпеть насилие всегда нелегко, но она постепенно научилась.

Одно смущало: Спинелло завел омерзительный обычай демонстративно уводить ее в спальню на глазах у деда. Он даже не давал себе труда прикрыть дверь. Когда однажды Бривибас в приступе бессильной ярости попытался возмутиться, офицер, даже не остановившись, холодно бросил через плечо:

— Да чего там, заходи. Хочешь полюбоваться?

Дед вылетел из комнаты, словно ему выпалили из жезла прямо в сердце.

А после очередного ухода майора Спинелло всегда начинался скандал.

— Лучше бы ты дала мне умереть, чем смотреть на такое ! — кричал Бривибас.

Ванаи знала, что дед может руки на себя наложить, и для нее это было как нож в сердце. И она повторяла то, что говорила уже много раз:

— Тогда все было бы кончено раз и навсегда. Если вы умрете, дедушка, я этого просто не переживу.

— Но кто я после этого? — однажды нарушил привычный диалог Бривибас. — Спасаю свою жизнь, отдавая внучку альгарвейскому варвару?! Как мне ходить по деревне? Не поднимая головы?

Он думал о себе, а не о Ванаи. И его эгоизм внезапно взбесил ее:

— А я не могу ходить по Ойнгестуну с поднятой головой с того самого дня, как вы сдружились с альгарвейским варваром! Но тогда вы его так не называли! Еще бы, он ведь так уважал вашу ученость ! Вот тогда я и разделила ваш позор с вами. А если теперь вы разделяете мой позор со мной, разве это не часть уговора, на который вы сами согласились?

Бривибас застыл, изумленно глядя на внучку. На мгновение Ванаи поверила, что он наконец-то взглянул на мир ее глазами. Но лишь на мгновение.

— И как после всего этого я смогу выдать тебя замуж в порядочный каунианский дом? — только и спросил он.

— И как после всего этого я смогу позволить хоть одному мужчине притронуться ко мне? — парировала Ванаи с таким бешенством, что дед вздрогнул и предпочел сбежать в свой кабинет. Девушка злобно посмотрела ему вслед. Ему-то все равно, что она думаете о замужестве, его-то волнуют только возникшие вследствие ее недостойного поведения неприятности. И вдруг в ее мозгу вспыхнула мысль — соблазнительная и смертельно опасная, как бледная поганка: «Я должна была оставить его на дорожных работах, и пусть загнулcя бы!»

Ванаи яростно помотала головой. Если уж она обвиняет деда в эгоизме, то выходит, что если и она думает только о себе, то должна обвинять и себя? Но, несмотря на все дедовы уроки логики, обвинять себя она не могла. Сформулированная так четко мысль мучила ее, но как девушка ни гнала ее, избавиться от нее уже не удавалось.

Когда случалось выйти в деревню, Ванаи всегда шла с гордо поднятой головой. Ее надменная осанка и узкие каунианские штаны (она упорно продолжала одеваться по обычаю предков) всякий раз становились объектом шуточек альгарвейских солдат, проходивших через деревню на западные позиции с ункерлантцами. Они шли по дороге, которую строил ее дед. Зато солдаты расквартированного в Ойнгестуне гарнизона наконец-то оставили ее в покое. Порой ей казалось, что если бы они снова стали к ней приставать, она была бы счастлива, потому что прекрасно понимала причину их сдержанности: все они знали, что она любимая игрушка их офицера, а значит, слишком хороша для простых солдат.

Однако мало-помалу Ванаи стала замечать, что при встрече с ней кауниане гораздо реже сыплют проклятиями или демонстративно отворачиваются, чем прошлым летом. Это ее озадачивало. Ведь тогда, год назад, она всего лишь пользовалась щедростью майора Спинелло — тот не жалел еды и для нее, и для деда, надеясь, что Бривибас во весь голос объявит, как хорошо ему живется при альгарвейской власти. Теперь же она стала еще и подстилкой офицера-оккупанта, а шлюх во все времена не жаловали. Значит, деревенские должны относиться к ней еще хуже. Так в чем же дело?

Частичный ответ она получила у аптекаря Тамулиса. В тот день Бривибас послал ее за порошками от мигрени. Дома лекарство закончилось, а в последнее время приступы у старика повторялись почти каждый день. Подавая Ванаи пакет, аптекарь буркнул:

— Будь я проклят, если старый стервятник этого стоит.

— Чего? Порошков от мигрени? — недоуменно спросила девушка. — Мы можем позволить себе лекарства. В наши дни серебро тратить не на что, разве только на еду.

Тамулис бросил на нее недобрый взгляд и промолвил:

— Я говорил не о порошках от мигрени.

Ванаи покраснела до корней волос. Она даже не посмела притвориться, что не понимает, о чем идет речь. О, она поняла. Очень хорошо поняла. Глядя в пыльный пол, она лишь сумела прошептать:

— Он же мне дедушка…

— Только по всему видно, что у него все хорошо, а вот у тебя — нет, — отрезал аптекарь.

На глаза Ванаи навернулись слезы и, к ее стыду, покатились по щекам. И она была не в силах их остановить. Она так долго старалась сносить все оскорбления и упреки деревенских, что выдержать их жалость было уже выше ее сил.

11
{"b":"27559","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Великий уравнитель
Бард. Бард мрака
Смерть парфюмера
Дарующий звезды
Твоя случайная жертва
Охотник на кукушек
Не отпускай меня / Never let me go
Магия тьмы
Уроки атеизма